ПОИСК
Спорт

«Жители Конго хранят алмазы в мешках точно так же, как украинцы — картошку»

0:00 4 липня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
Решение ФИДЕ провести во Львове матч претендентов на шахматную корону вот уже месяц на все лады обсуждает не только шахматный, но и спортивный мир.

Поединок между обладателем Кубка мира американцем Гатой Камским и экс-чемпионом мира болгарином Веселином Топаловым с бюджетом более чем в один миллион долларов станет самым крупным шахматным соревнованием за всю историю украинских шахмат.

Организатор матча — 50-летний киевский предприниматель и по совместительству менеджер Гаты Камского Александр Черненко — поведал «ФАКТАМ», где и как он заработал деньги на проведение соревнования.

«Африканцы в местах боев кормятся тем, что меняют алмазы на продукты»

 — У меня есть фирмы как в Украине, так и на африканском континенте, — рассказывает Александр Черненко.  — На развитие бизнеса нужны деньги, а их в Украине достать нелегко. Если даже и предоставят кредит, то проценты будут просто запредельными. В Европе и Америке все ниши заняты. На Черном же континенте можно выгодно купить и затем дорого продать различное сырье, а также многие товары.

 — Ну какие, например?

РЕКЛАМА

 — Золото, драгоценные и полудрагоценные камни, кофе и какао-бобы. Сейчас в развитых африканских странах ситуация примерно такая же, какая была у нас лет 15-20 назад. Идет период первичного накопления капитала. В Африке у меня есть официальные разрешения на разработку месторождений и выращивание сельскохозяйственных культур, а также квоты на вывоз сырья и готовой продукции. Работаю в Анголе, Гане, Демократической Республике Конго (бывшем Заире), Сьерра-Леоне.

 — Но ведь в большинстве этих стран постоянно идут войны…

РЕКЛАМА

 — Боевые действия там, кроме Ганы, ведутся с небольшими перерывами уже по 30-40 лет. Африканцы с ними уже свыклись. Не раз приходилось бывать в горячих точках и мне. Страшно, не скрою. Но, знаете, если суждено быть убитым, то никакие телохранители не помогут. Я человек верующий и, когда начинается обстрел, читаю молитвы. Это самая надежная защита.

 — Ради чего идти на такой риск?

РЕКЛАМА

 — В местах боев люди живут очень бедно и кормятся тем, что меняют алмазы, которые лежат у них в мешках, точно так же, как у нас картошка, на продукты. За удачный день в реке Конго можно специальными сетями выловить алмазов до двух тысяч карат.

 — Значит, берешь в Африку мешок риса и меняешь на мешок бриллиантов…

 — Бриллиантами эти камни становятся уже после огранки. За контрабандный вывоз камней из африканских стран полагается длительное тюремное заключение. Нелегальным бизнесом я не занимаюсь. Работаю с компаниями, у которых есть все разрешения. Или же с государственными структурами. Да там, в африканских недрах, половина таблицы Менделеева! Кстати, об африканских черных алмазах слышали? Так вот, они стоят в сто раз дороже, чем обычные алмазы.

 — Как относятся к приезжим местные жители?

 — Местное население понимает, что мы несем им свои знания и опыт. Кстати, сам я практически не видел праздношатающихся африканцев. Все они что-то продают, меняют, везут какие-то тачки с металлоломом. 70 процентов населения даже такой высокоразвитой страны, как бывшая английская колония Гана, не гнушаются подрабатывать торговлей на улице. Цены по нашим меркам просто смешные. Пять литров свежевыжатого сока — апельсинового, ананасового, манго — стоят доллар! За месяц можно получить годовую норму витаминов. Выпить целый кокосовый орех обойдется в два американских цента. Причем мальчишка, разрезающий эти орехи, мякоть просто выбрасывает. К концу дня вокруг него валяются горы орехов.

Что же касается питания, то цены в ресторанах Аккры — столицы Ганы — не отличаются от киевских. Но за такие деньги на столе будут исключительно свежие продукты: только что выловленные дары моря или овощи и фрукты без всякой химии.

 — А как же легендарное стремление местных жителей объегорить белого человека?

 — Не без этого. Помню, три года назад я прилетел в Конго, и в аэропорту меня никто не встретил. Сажусь в такси. Раздолбанную колымагу 70-х годов выпуска. Водитель называет цену — 50 долларов. Я знаю, что такая поездка стоит максимум 10 долларов, но молчу. В машине начинаются обычные разговоры за жизнь. Каждый раз они сводятся к одному и тому же: «Не мог бы белый господин помочь моей многодетной семье несколькими сотнями долларов?» Как принято в Африке, водитель останавливается на заправке. Бензин, конечно же, за счет пассажира. И тут вдруг прямо вокруг заправки начинают рваться снаряды. Никто, естественно, и бровью не ведет: привыкли. Едем дальше. Подъезжаем к гостинице, я молча выхожу из машины, даю водителю 10 долларов и желаю ему доброго вечера.

Надо уметь постоять за себя. Например, на обратном пути, при вылете из Киншасы, таможенник попросил меня открыть сумку. Открываю. Он видит мой ноутбук и спрашивает: «Зачем вам такой хороший компьютер? Где разрешение на его вывоз из Конго?» В таких ситуациях желательно не теряться. Я ответил, что приезжал на переговоры с очень влиятельными людьми и у него за такое поведение могут быть большие неприятности. От меня отстали, а у скольких людей компьютеры отбирали! Или заходишь в туалет, а у входа здоровенный амбал просит 5 долларов. Это за то, чтобы к писсуару подойти!

 — К каким еще неожиданностям нужно быть готовым?

 — Прежде всего к тотальной коррупции чиновников. В отличие от европейских стран, в Африке прямым текстом говорят, сколько и кому надо заплатить. Но даже заплатив, нет стопроцентной гарантии, что все вопросы будут решены. В таких случаях африканцы просто разводят руками.

«Повесив африканскую маску у себя дома или в офисе, можно серьезно заболеть»

 — Как происходят финансовые расчеты на Черном континенте?

 — Прилетая, я часто вижу в багажной зоне аэропортов огромные металлические ящики. Оказывается, в этих ящиках находятся деньги погибших в гражданской войне высокопоставленных африканцев. Забрать груз родственники погибших могут и по прошествии нескольких лет, но надо будет заплатить служащим аэропорта.

 — А почему же эти ящики не вскроют сами работники аэропорта?

 — Как выяснилось, доллары, перед тем как поместить в контейнеры, покрывают специальным химическим составом. Секрет состава знают только родственники покойного. При мне как-то открыли такой чемодан, и все его содержимое — пачки стодолларовых банкнот — от соприкосновения с воздухом сначала покрылись коричневыми пятнами, а затем начали тлеть. Кстати, таких составов существует бесчисленное множество, и любой уважающий себя банк держит у себя специалиста в этом деле.

 — Какие подарки вы везете с собой в Африку?

 — Особой популярностью среди местных чиновников пользуются мобильные телефоны последних моделей и ноутбуки. В качестве ответных подарков хозяева могут вручить какую-нибудь диковинную морскую раковину. Со знаменитыми же деревянными африканскими масками ситуация сложнее. Некоторые мои товарищи, прикоснувшись к таким сувенирам, обжигали себе руки. Другие и того хуже: повесив маску у себя в квартире или офисе, серьезно заболевали. Часто вдоль гостиничной ограды собираются желающие продать свои сувениры. Сначала заламывают баснословные цены, потом торгуются, а иногда могут обменять их на кусок мыла из гостиничного номера или… предложить забрать их даром. Так вот, таких предложений следует остерегаться. Сувениры лучше покупать в лавках при гостиницах или торговых центрах. Там они освящены специальными, снимающими плохую энергетику, ритуалами африканских колдунов.

 — Доводилось присутствовать на ритуалах колдунов вуду?

 — И не раз. Колдуны в своих обрядах используют особую природную ртуть. Я видел, как под воздействием заклинаний и паров этой ртути колдун и его пациент на несколько сантиметров оторвались от земли. Когда же секунд через десять оба наконец-то опустились, больной, не подававший до этого никаких признаков жизни, встал и… пошел домой на своих двоих.

 — Чему еще приходилось удивляться в Африке?

 — Бывает, даже не надо проводить геологическую разведку. Жители деревни сами расскажут, на каком участке есть те или иные полезные ископаемые, а на каком нет.

Жители деревень ходят босиком, но обязательно в чистых, хоть и латаных-перелатанных белых рубахах. Надо сказать, что тротуаров в деревнях и зачастую во многих городах нет. Сплошная рыжая земля покрыта 15-сантиметровым слоем пыли. Для меня остается загадкой, как африканцы умудряются не запачкать одежду. Женщины там — ужасные модницы. Нигде в мире я не видел такого разнообразия женских причесок!

Средь бела дня в деревнях десятки пар занимаются сексом прямо на улице, и никого из жителей это не смущает. О контрацептивах там и слыхом не слыхивали. В городах такого, правда, нет. Проституция, к примеру, в Гане официально запрещена. Но есть, конечно, девушки, вылавливающие мужчин в отелях и предлагающие себя за 20-30 долларов…

 — Недавно вы решили еще заняться и организацией шахматного матча.

 — Поездив по миру, захотелось что-то сделать для родной страны. Ведь в советское время Львов был известным шахматным центром, а сейчас речь идет уже не столько о сохранении славных традиций, сколько о выживании знаменитого городского шахматного клуба.

 — Почему тогда вы решили помочь американскому шахматисту, а не земляку-украинцу?

 — Я был восхищен игрой Гаты Камского и очень сожалел, когда он на целых десять лет оставил выступления в турнирах. Подошел и предложил гроссмейстеру помощь. Думаю, что через пару лет возьмусь и за нашего чемпиона мира Руслана Пономарева…

8184

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів