ПОИСК
Події

«тетя любочка, если вы не будете моим опекуном, я повешусь»

0:00 4 липня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
Дениса Миронова, оставшегося круглым сиротой, выгнал из дому сожитель его покойной матери. Вся забота о 15-летнем мальчике легла на плечи 70-летней соседки, которая пытается отстоять права подростка на квартиру в Запорожье

Пять лет назад, летом 2003-го, Денис с папой пошел купаться на Днепр. Подвыпивший отец усадил сына на плечи и поплыл на глубину. Метрах в двадцати от берега не умевшему плавать мальчику стало страшно.

 — Хочешь возвращаться — давай, — сказал папа и сбросил ребенка с плеч.

Денис захлебнулся, стал тонуть. Каким-то чудом добрался до берега и, обессилев, на несколько минут потерял сознание. Придя в себя, поискал глазами папу, не увидел его нигде и помчался на работу к маме. Когда они вместе прибежали на берег, отец, бездыханный, лежал на песке: его вытащили отдыхающие. Так нелепо закончил свой жизненный путь 35-летний Владимир Миронов. А десятилетний Денис потерял отца.

Сразу после похорон матери Дениска застал дома пьяного дядю Костю с какой-то девицей

Через год мама Дениса Анна Миронова привела в дом 37-летнего дядю Костю, только что в очередной раз вернувшегося из тюрьмы. Втроем стали жить в однокомнатной квартире, которую когда-то купила дочери мама Анны. Костя не работал, пропивал зарплату сожительницы и пенсию ее сына, назначенную мальчику после потери отца-кормильца. Подросток говорит, что Костю терпеть не мог: тот бил маму, воровал и его, Дениса, пытался заставить красть.

РЕКЛАМА

Анна Миронова мыла машины на автомойке и, как и ее сожитель, злоупотребляла спиртным. Подхватив туберкулез, пренебрегла лечением, в результате — открытая форма болезни, цц группа инвалидности. Умерла в 38-летнем возрасте в сентябре 2007 года. В соответствии с ее завещанием, квартира досталась… сожителю Константину.

Во время похорон Анны Константин ушел с кладбища раньше всех. Когда Денис вернулся домой, то застал в квартире дикое зрелище: Костя и незнакомая девица, вдрызг пьяные, развлекались под громкую музыку. Пили и ели то, что в складчину купили соседи, чтобы помянуть усопшую.

РЕКЛАМА

 — Как ты можешь? — со слезами закричал мальчик.

Но дядя Костя ребенка не услышал.

РЕКЛАМА

«Иди к бабушке, там и живи!»

Эту ночь Денис провел у бабушки Нины. Нина Аврамовна Шевцова на самом деле его прабабушка. Бабушку, мамину маму, Денис помнит смутно. Уже давно она уехала из Запорожья в Комсомольск-на-Амуре и с тех пор потерялась… На следующий после похорон мамы день Денис пришел к Косте — то есть к себе домой. И застал знакомую картину: выпивка на столе, громко играет музыка… В итоге Костя выгнал мальчика из дому: «Иди к бабушке, там и живи!»

Нине Аврамовне шел 87-й год. Жила она одна в своей квартирке, где и приютила Дениса. Старушка упрашивала соседей взять опекунство над правнуком, но желающих не нашлось. В мае 2008 года Нина Аврамовна умерла: смерть внучки, переживания за правнука отняли у нее последние силы. Больше никого из родных у паренька не осталось.

 — О том, что Денис осиротел, мы сообщили в Шевченковскую районную администрацию, судьбу таких детей решают органы власти, — говорит замдиректора школы Ь 60 Марина Лобкова.  — Пытались найти ребенку опекуна, но его единственная родственница — прабабушка — была очень стара. О ситуации с квартирой, из которой подростка выгнали, в школе знали, но вмешиваться в это правомочна только милиция.

Дениса ждал интернат для детей-сирот, и наверняка нашлись бы люди, которые за время учебы мальчика прибрали бы к рукам оставшиеся после мамы и прабабушки квартиры. Но сироту под свое крыло взяла Любовь Ажимова.

Любовь Ильинична — тетя Люба — соседка Мироновых. Вместе с Анной отводила Дениску в первый класс, а когда его мама задерживалась на работе, привечала ребенка у себя — кормила, помогала делать уроки. Сейчас ей 70 лет, на ее руках 101-летняя слепая мама. Полно забот — внуки, правнук. Но бросить Дениса на произвол судьбы Любовь Ильинична не смогла.

 — Я в этом доме 42 года живу, Мироновы въехали в 1998-м. Муж Ани был алкоголиком, имел судимость, к нему постоянно приходили дружки, — рассказывает Любовь Ажимова.  — Аня тоже любила выпить. Денису негде было учить уроки, но он мальчик хороший, дурные привычки не перенял. Костя, которого Аня привела в 2004-м, здесь не прописан. У него есть своя двухкомнатная квартира, но он впустил туда квартирантов. Пока Аня была жива, издевался, как мог: она лежит при смерти, а он музыку «крутит». Пропивал и ее пенсию, и Дениса, заставлял ребенка металл воровать. После похорон Ани выгнал мальчика на улицу. Я вызвала милицию, милиционеры походили вокруг квартиры, в которой гуляли Костины собутыльники, и уехали: «Не имеем права входить без санкции прокурора!» Опять позвонила, тогда приехали и забрали Костю на десять суток. Его забрали, но дружки-то в доме остались. Тем не менее мы с Дениской перевезли холодильник и телевизор на бабушкину квартиру. Так Костя потом потребовал, чтобы Денис вернул вещи! Еще и угрожал.

Константин так и не пустил мальчишку в его квартиру. Пока Денис жил с прабабушкой, Любовь Ильинична заботилась об обоих: покупала продукты, приносила свою консервацию, варила обеды, помогла заменить хлипкую дверь новой металлической. «Заплатили 1450 гривен, дорого. Но затянули пояса — и поставили дверь. Я ведь из бедной многодетной семьи, знаю цену каждой копеечке», — говорит пенсионерка. Еще при жизни прабабушки Любовь Ильинична решилась оформить опекунство над Денисом.

 — Как-то он пришел ко мне и сказал: «Тетя Люба, станьте моим опекуном. Я только вам доверяю, вы не обворуете и не обманете», — продолжает Любовь Ажимова.  — Объясняю: у меня слепая мама, семья, дача. А он: «Тетя Любочка, если вы не будете опекуном, повешусь». И я согласилась! Иду в его школу, слышу от классной руководительницы: «Любовь Ильинична, вы беретесь за нелегкое дело». Сама знаю, в нашем доме 16 квартир, и никто не захотел усыновить мальчика. Школа, когда умерла его мама, ни рублем не помогла. Сейчас, правда, обедами кормит бесплатно. Дети мне тоже: «Мама, оно тебе надо?» А если бы, говорю, с вами такое случилось?

Тетя Люба давно на пенсии, отработала почти 30 лет на военном заводе — токарем и завскладом. Говорит, научилась требовать одинаково и от прапорщика, и от генерала. Это сейчас помогает пожилой женщине пробивать стену чиновничьего равнодушия. Правда, в опекунском совете Шевченковского района ее приняли хорошо, подсказали, как собрать нужные бумаги. Распоряжением главы районной администрации с 12 января 2008 года она назначена опекуном несовершеннолетнего Дениса Миронова. Зато в районном пенсионном фонде возникли проволочки. Любовь Ажимову гоняли по кабинетам, требовали копии множества документов. С трудом, но пенсию для Дениса тетя Люба все же оформила. Сначала сироте начислили 400 гривен, потом 440, потом — 481 гривню. «Почему нельзя было сразу и без скандала?» — возмущается женщина. Узнав, что через собес можно получить дополнительную материальную помощь, она пошла туда, прихватив новую порцию документов и справок. Результат — плюс 196 гривен к Денисовой пенсии.

 — Я все ему покупаю, кормлю, даю каждый день по гривне. Как-то дала больше, он все потратил в тире. Я сказала: дорогой, учись экономить! Денис мальчик покладистый, не запущенный, хоть и курит. Меня слушается, делится планами. Говорит: тетя Любочка, я всегда буду с вами, буду помогать. Сейчас Дениска в оздоровительном лагере на Азовском море. Спасибо девушкам из опекунского совета. Позвонили: скорей приезжайте, есть путевка на 20 дней. Я его как своего ребенка собрала. Обула, одела, курочку покушать в дороге пожарила. И с собой дала 400 гривен. Это уже мои деньги, обещает потихонечку вернуть.

Пока подросток отдыхает на море, тетя Люба спешит узаконить права Дениса на прабабушкино жилье, ходит к нотариусу, в горгаз, водоканал, другие инстанции. «Хочу, чтобы сирота владел обеими квартирами», — объясняет Любовь Ажимова.

Есть все основания полагать, что Константин подделал подпись своей сожительницы на ее завещании. По ходатайству службы по делам детей Шевченковской районной администрации прокуратура подготовила исковое заявление в суд о защите имущественных прав Дениса Миронова, выселении Константина и признании завещания недействительным. Тем не менее «дядя Костя» продолжает занимать чужую квартиру и даже умудрился сдать ее внаем!

В апреле в квартире Мироновых появился молодой человек по имени Александр. На вопросы обитателей дома отвечал, что собирается жениться и жить в квартире, которую снял у ее хозяина Константина (тот показал документы). Более того, заплатил вперед за три месяца 2400 гривен плюс 500 гривен за диван, который стоит в квартире. Узнав, что на этом диване умерла от туберкулеза женщина и в квартире не проводилась обязательная санитарная обработка, Александр пришел в ужас. Навел справки в тубдиспансере, там подтвердили слова соседей. От найма молодой человек отказался. Но Константин деньги не вернул — сказал, что уже потратил.

«Я Константина не боюсь, хоть он грозился кислотой глаза выжечь»

Еще при жизни Ани Константин не скрывал, что оформит над Денисом опеку, чтобы жить на его пенсию. «Чему ты хлопца научишь — как в тюрьму сесть?» — возмущалась Любовь Ажимова. Она уверена, Костя будет ей мстить. За то, что не дала ему «заработать», за то, что инициировала проверку завещания…

 — Я Костю не боюсь, хоть он грозился кислотой глаза выжечь. Сказала: тронешь, я тебя посажу, — говорит Любовь Ильинична.  — Обидно другое. Я писала районному прокурору об угрозах, сообщала в милицию, от соседей было семь объяснительных. И ничего! Квартиру вроде бы арестовали, но с Кости как с гуся вода.

Встретиться с Константином журналистам не удалось. Но о его «подвигах» прекрасно осведомлен начальник районного отделения криминальной милиции по делам детей Руслан Магомаев, работающий в органах 30 лет. Руслан Султанович помнит Костю «нормальным парнем», учащимся технического училища. Когда-то он работал токарем, у него была жена, двое детей-близнецов. Сейчас у него три «ходки» в зону за квартирные кражи…

Местная шпана боится и уважает подполковника милиции Магомаева. Когда пьяный Константин с дружками не пускал в дом учителей, пришедших посмотреть, в каких условиях живет Денис Миронов, Магомаев приехал и навел порядок. Он же, кстати, «устроил» Костю на десять суток, когда тот выгнал мальчишку на улицу.

С тем, что права ребенка нарушены, согласны в милиции, школе, прокуратуре, районной администрации. По факту возможной подделки завещания возбуждено уголовное дело, проводится графологическая экспертиза, разыскивается заверивший документ частный нотариус. Все упирается в юридические тонкости, объясняют компетентные люди. Добавьте к этому перегруженность судей, отпускную пору… Но несовершеннолетний Денис Миронов все еще надеется, что справедливость восторжествует.

468

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів