ПОИСК
Події

Шестилетнюю дочь отец заставлял отжиматься от пола на кулаках, пока из носу не начинала идти кровь, а четырехлетнего сынишку мучил приседаниями до потери сознания и прижигал его ручки зажигалкой

0:00 18 липня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
В течение шести лет садист изгалялся в пытках над домочадцами. Следствию он объяснил, что зверским издевательствам его научила… служба в армии

В райцентре Семеновка Черниговской области семью Онищенко знали с лучшей стороны. Глава семейства 29-летний Михаил любил гордо прогуляться по улице с женой и двумя детьми. Михаил не пил, с компаниями не водился, зарплату нес в семью. Не муж, а золото! Никто и предположить не мог, что скрывалось за личиной добропорядочного семьянина. На протяжении шести лет Михаил Онищенко истязал жену и двоих детишек. За малейшие проступки садист подвергал своих близких пыткам.

Правда раскрылась, когда супруга Михаила 24-летняя Алла прибежала в милицию и с порога заявила: «Муж убивает нашего четырехлетнего сына! Не знаю, жив ли еще Ванюшка… »

«Кроссовки стоили 65 гривен, значит, получишь 65 ударов ремнем»

О женщинах, терпящих долгие годы домашнее насилие и тем более позволяющих мужьям издеваться над детьми, говорят: ей это нравится, иначе давно обратилась бы в милицию. Однако тем, кто не пережил подобное, трудно понять, что мучители отнюдь не случайно выбирают своих жертв.

 — С самого детства за меня некому было вступиться, — тяжело вздыхает Алла.  — Мама меня нагуляла, потом стала выпивать. Когда я училась в школе, маму хотели лишить родительских прав. Но передумали. Родни у нас не было. Так я и росла, как крапива под забором.

РЕКЛАМА

С Михаилом начала встречаться еще в школе. Мне нравилось, что он не пьет. Думала, как же мне повезло с женихом: симпатичный, работящий, служил в охране Президента! Недаром ведь девять лет занимался восточными единоборствами в нашем райцентре. Только люди говорили, что Михаил поколачивал своих бывших девушек. Я не верила: разве мог Миша такое делать?

Первый раз он меня ударил, когда я ходила беременная дочкой Сашей. Увидел, как разговаривала с другим парнем, и дал затрещину. Тогда я подумала, что это просто проявление ревности.

РЕКЛАМА

После рождения дочери Михаил стал бить жену почти каждый день. Алла не понимала, за что. Спрашивала мужа — бил еще сильней. Молодая женщина пошла в сельсовет, попросила защиты. Михаила вызвали в контору, провели воспитательную беседу. Вернувшись домой, «раскаявшийся» супруг повалил жену на пол и пинал ногами до тех пор, пока она не начала рвать кровью.

 — По лицу никогда не бил. Чтобы люди не заметили, — говорит Алла.  — Нашего сына Ванечку Михаил начал избивать с годовалого возраста. Однажды я купила сынишке машинку за две гривни. Малыш играл с ней и нечаянно сломал. За это муж отстегал Ванюшку солдатским ремнем. Дети постоянно ходили в синяках. Я учила дочку Сашу: «В садике не раздевайся. Если будут спрашивать, почему спишь в одежде, скажи, что тебе холодно».

РЕКЛАМА

Обычно бил нас ремнем, всех по очереди. Плачем, бегаем по хате, ищем пятый угол… Я просилась, чтобы меня «воспитывал» первой. Думала, пока до детей дойдет, рука устанет. Может, малышам меньше достанется. Но Михаил, когда порол, не уставал. Наоборот, будто от каждого удара ему силы прибывало. Понимаете, он вообще не пил. Но бил и в хорошем настроении, и в плохом. За семь лет супружеской жизни я так и не поняла, почему и за что он наказывал нас с детьми.

Алла сидела дома с детьми и занималась хозяйством: гуси, куры, свиньи, корова, большой огород. Семью обеспечивал Михаил. Над кроватью хозяина дома висели семь кинжалов, «воздушка» и солдатский ремень. Вечером, когда отец возвращался с работы, начинался воспитательный процесс. Михаил всегда находил, за что наказать домочадцев. Запирал дверь на засов, задергивал шторы на окнах и приступал к экзекуции.

 — Как-то я сушила у печки его кроссовки, а у них подошва отклеилась, — вспоминает женщина.  — Михаил придумал такое наказание: «Кроссовки стояли 65 гривен, значит, получишь 65 ударов ремнем по мягкому месту».

«Бывало, после экзекуции Ванечка лежит без сознания на кровати, а я всю ночь сижу возле него, слушаю, дышит ли»

Обычно Михаил Онищенко бил жену и детей солдатским ремнем, привезенным из армии. Складывал его пополам и стегал концом с бляхой. После домочадцы должны были выполнять упражнения из солдатской муштры.

 — Сашу заставлял по 30 раз отжиматься от пола на кулаках, — рассказывает Алла.  — Девочке пять лет, сколько раз она отожмется? У нее руки дрожат, подламываются, плачет. А он кричит: «Отжимайся!» Так и мучит ее, пока у Саши кровь из носу не пойдет. Ванюшку принуждал приседать по 50 раз. У ребенка голова кружится, в глазах темнеет, он падает. Потом встает и приседает снова, аж пока на пол не упадет. Бывало, Ванечка лежит без сознания на кровати, а я всю ночь сижу возле него, слушаю, дышит ли. Утром бегу в аптеку, покупаю гематоген, сердечные капли, отпаиваю. Михаил так часто бил Ванечку по лицу, что у ребенка сосуды не выдерживали. Из носа постоянно шла кровь. Вести сына в больницу я боялась. А что бы я врачам сказала? Что папа бьет?

Для меня Михаил придумал особое упражнение: на цыпочках приседала на корточки. В руках держала табуретку, руки вытянуты. Час сижу, второй — натренировалась уже. Упаду на пол, он подойдет, проверит, что уже «готова», и только после этого позволяет встать.

Пока мы с детьми отбывали наказание, Михаил спокойно смотрел телевизор. Потом снова нас ремнем побьет и в конце высыпает гречку на пол. Мы становились коленками на крупу. Нередко мучения продолжались до трех часов ночи. Утром Саша вставала и шла в школу. И никому ни слова не говорила.

Несколько раз Алла заговаривала с мужем о разводе. Михаила это приводило в бешенство. Такие разговоры заканчивались побоями.

 — Как-то он предложил: «Давай спросим Сашу. Если дочка скажет, что не хочет жить со своим отцом, отпущу вас на все четыре стороны», — продолжает Алла.  — Спросил. Саша долго молчала, а потом дрожащим голоском сказала: «Папочка, уйди сам, пожалуйста. Не мучай нас. Нам очень больно… » Как Михаил тогда ее побил! Сначала по лицу отхлестал, потом кулаком в живот, а потом, когда она упала, молотил ногами. «Я твой отец! — кричал.  — Я же все тебе покупал!»

Михаил завел себе любовницу. «Куда ты годная? — сказал мне.  — Одни кости да кожа, взяться не за что». Резвился со своей толстенькой любовницей у нас на сеновале. Как-то ночью я не выдержала и позвала свекровь: мол, посмотрите, что ваш сын вытворяет! Она полезла в сено разнимать их. А вылезла оттуда… вся в крови. Михаил побил даже собственную мать! Свекровь промолчала. А что ей говорить? Сын ведь, жалко…

Муж сильно разозлился, что я привела свекровь. Раздел меня догола и загнал в погреб в доме. Чтобы не выбралась, задвинул на крышку погреба диван. «Сейчас приведу любовницу и буду с ней на диване любовью заниматься, — говорит мне.  — А ты будешь слушать». Но почему-то не привел. Наверное, любовница не согласилась… Под утро спрашивает меня: «Ты одумалась?» «Да, одумалась», — говорю, а сама от холода уже тела не чувствую. Выпустил и, слава Богу, не бил.

Сколько раз ночью я, голая, босая, в крови, выбегала из дому! Стою на улице и плачу: куда идти? К кому? Постучусь к соседям, они обуют, оденут, накормят. А ночевать не пускают: «Ты с мужем помиришься, а он нас потом со свету сживет. Иди с Богом. Лето — не замерзнешь… » Спала в лесу или в огороде. Объясню вам, почему я все терпела. Муж мне говорил: «Мне ничего не стоит тебя убить. Знаю особые точки на теле: надавил разок, и человек замертво падает». Но он, дескать, в армии дал расписку, что применять эти знания не будет. Я и сама знала: если захочет, он нас всех поубивает. Потому и сама молчала, и детей молчать учила…

«Сынок лежал на полу весь в крови. Под глазами синяки, белки красные. Нос, рот, уши — все синее, опухшее»

Последней каплей для Аллы стало избиение Ванюшки за якобы поломку фотоаппарата. Женщины тогда дома не было: выбежала на десять минут к соседке. Вернувшись, застала мужа в сенях с фотоаппаратом в руках. «Иди скорее Ваню умой», — процедил он сквозь зубы.

 — Сразу поняла, что он избил сыночка, — говорит Алла.  — Вбежала в хату и окаменела: Ванюшка лежал на полу весь в крови. Под глазами синяки, белки красные. Нос, рот, уши — все синее, опухшее. Я кинулась умывать его, носик и рот от крови очистила, чтобы мог дышать. Десны сбиты, язык висит опухший… Умываю сынишку, а Михаил сидит рядом и говорит мне: «Это ты виновата, ты за сыном не уследила. Он поцарапал экран цифрового фотоаппарата. За это я его наказал. Я всю технику в дом покупаю, а вы с детьми ломаете. Сейчас проверю: если на плеере есть отпечатки ваших пальцев — убью!» Как им там не быть? Конечно, будут: Ванюшка технику очень любит. Михаил увидел на плеере отпечатки детских пальчиков, снял со стены свой кинжал. Приставил к горлу сына и закричал: «Точно сегодня прирежу!» Я бросилась к сыну, муж давай меня ремнем стегать. Я в крик: «Дай хоть Ванечку в чувство приведу! Потом бей, сколько хочешь!» А он в ответ: «Я его породил, я его и убью!»

Испугалась, что в этот раз он точно убьет Ванюшку. Выскочила на улицу и побежала в райотдел милиции.

После обращения Аллы в милицию с Ванюшки сняли побои. На теле ребенка эксперты обнаружили «множественные кровоизлияния, ссадины, ушибы лица и шеи, головы, туловища, ушибленные раны носа, щек, кровоизлияния в оба глаза». Кроме того, зафиксировали «послеожоговый рубец кисти левой руки, образовавшийся после заживления термического ожога третьей степени». Алла объяснила происхождение рубца на детской ручке. Ванюшка опрокинул отцовскую пепельницу на палас. Окурок оставил крохотное пятнышко на ковре. Но для Михаила этого было достаточно, чтобы наказать сына. Папаша прижигал ручку ребенка горящими спичками и зажигалкой….

Михаила взяли под стражу. Тогда же в милицию обратилась соседка Онищенко.

53-летняя женщина рассказала, что Михаил обвинил ее, якобы она отравила его собаку, и жестоко избил. После чего та угодила в больницу с сотрясением мозга.

 — Показания супруги и детей Михаила подтвердились, — говорит следователь Семеновского районного отдела УМВД Украины в Черниговской области Евгений Голик.  — Михаил Онищенко действительно жестоко глумился над своей семьей много лет. Задержанный свою вину полностью признал. Он объяснил, что его самого воспитывали подобным образом. Онищенко рос без отца, в детстве отчим избивал его за любой проступок. Позже, когда проходил срочную службу в одной из воинских частей Киева, Михаил познакомился с «воспитательными» приемами старослужащих. По словам Михаила, «деды» подвергали его зверским издевательствам. К слову, мать Онищенко подтверждает, что после возвращения из армии сын очень изменился.

Михаилу Онищенко инкриминируют причинение легких телесных повреждений, пытки, а также незаконное лишение свободы. Ему грозит от двух до пяти лет лишения свободы. Дело слушается в Семеновском районном суде Черниговской области.

После задержания Михаила возник вопрос, кто будет обеспечивать детей и где они будут жить. Алла нигде не работала, образования не имеет. Своего дома у Онищенко не было, жилье снимали. Испугавшись, что у нее могут отнять детей, женщина стала искать работу.

 — Нашла объявление, что в село Выхвостов Городнянского района требуется доярка, — говорит Алла.  — Позвонила, по телефону говорят: приезжайте! Немного далековато — двести километров от Семеновки, но поехала. Детей на две недели оставила у свекрови. Меня сразу взяли на работу, дали хату, подремонтировали ее, выписали плиту, обои, дрова. Руководство ООО «Вера» обеспечило всем необходимым. Только работай! Я стараюсь как могу. Работа нравится, коллектив хороший.

И люди в селе добрые. Помогают, продукты приносят. На днях перевезу в Выхвостов Сашу и Ванюшку. Колхозный автобус возит детей в школу. Будем жить!

Алла с гордостью показывает свой новый дом: небольшую обмазанную глиной хатку. Чистенько, уютно.

 — Я так спокойно здесь сплю! — делится радостью Алла.  — Будто родилась тут. Никого не боюсь, даже дверь на ночь не запираю. Вот, посмотрите, рядом с домом на дереве семейство аистов свило гнездо. По утрам птицы гуляют по моему двору. Это к добру, к счастью…

2607

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів