БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура и искусство

Готовясь к смерти, бойцы в окопе жгли гривни — чтобы «сепарам» не достались: вышел кинопроект «Душу й тіло»

10:12 27 апреля 2019 1739
Борис Сачалко телепроект «Душу й тіло»

В программе «Вікна-новини» (СТБ) состоялась премьера спецпроекта «Душу й тіло». Новый документальный цикл корреспондента Бориса Сачалко посвящен украинским воинам. Тем, кто все пять лет вооруженного конфликта на востоке Украины находится на передовой и готов отдать жизнь за нашу свободу.

— За последние два года изменилось название войны — с АТО на ООС — и отношение к ней украинцев, — сказал Борис. — Точнее, появилась усталость от этой темы. К сожалению, это правда. Большинство телезрителей переключают на другой канал, когда начинают рассказывать фронтовые новости. Для многих война стала лишь картинкой в телевизоре и сухой статистикой. К счастью, она не коснулась большинства из нас. И за это мы должны быть благодарны украинским воинам, которые все эти пять лет рискуют жизнью ради Украины и украинцев.

В проекте пять героев — защитники Донецкого аэропорта, Дебальцево, Широкино, Иловайска и Авдеевской промзоны. Все они прошли через ключевые этапы войны.

Ранее «ФАКТЫ» публиковали интервью с известным режиссером Сергеем Лозницей, чей фильм «Донбасс» получил на Каннском кинофестивале приз за «пронзительный взгляд на войну».

«Когда позицию начало накрывать снарядами, ребята стали готовить белые сорочки — на Закарпатье всех хоронят в белом»

— Пять лет идет война и, к сожалению, мало кто понимает, что сейчас творится на востоке, — говорит Борис Сачалко. — Некоторые считают, что там ничего не происходит и этот документальный цикл — напоминание о войне и людях, благодаря которым она не вышла за ту линию фронта, которую мы видим сейчас. Для того чтобы показать наших воинов, мы и сделали этот кинопроект.

— Как вы выбирали героев?

— Основательная подготовка к циклу заняла около месяца. Большая часть времени ушла на поиск героев и предварительные беседы с ними. Мы искали бойцов, которые могли детально расшифровать, что происходило на стадии тех или иных событий. Отобрали пять значительных сражений. Весной 2015-го в боях за Широкино погиб наш коллега — режиссер монтажа Денис Денисюк с позывным «Дюс». В фильме также защитники Донецкого аэропорта, те, кто сражались за Иловайск, Дебальцево и Авдеевскую промзону. Большинство из бойцов, с которыми я говорил, были уже мне знакомы.

— Они и сейчас находятся на фронте?

— Из пяти героев только боец батальона «Азов» Олег Хоменко сейчас на фронте. Александр Марценко, который участвовал в сражениях за Иловайск, находится на полигоне. Трое героев уже не служат, но, по большому счету, так или иначе связаны с войной и вооруженными силами. Людям, которые прошли через войну, непросто найти себя в обычной жизни.

Одна из моих героинь Людмила Калинина, которая была в Иловайском котле в составе батальона «Донбасс», прямо говорит, что ей намного проще общаться с ветеранами. «Тот, кто не прошел войну, меня не поймет», — уверена Людмила.


* «Тот, кто не прошел войну, меня не поймет», — говорит Людмила Калинина, прошедшая Иловайский котел

— Они не отказывались говорить о том, что им пришлось пережить? Это ведь очень тяжелые воспоминания.

Более того, мне кажется, героям самим было важно выговориться. Все уверены в одном — про войну в Украине забыли. Знаете, все бойцы помнят те события до мельчайших подробностей. Воин с позывным «Саныч», который участвовал в боях за Авдеевскую промзону, рассказал, что когда бой идет слишком близко, буквально в пяти метрах, то человеку сложно выстрелить в противника. Из 25 его бойцов смогли сделать это лишь пятеро. Вспоминал, как, сидя в окопе и готовясь к смерти, бойцы жгли гривни, чтобы «сепарам» не достались.

Игорь Костенко с позывным «Пит» был командиром взвода, который помогал 128-й Закарпатской бригаде держать окраину Дебальцево. Вспоминал, что все бойцы были уже истощены и обессилены. Когда их позицию начало накрывать снарядами, ребята стали готовить белые сорочки — на Закарпатье всех хоронят в белом. Знаете, такие подробности, остаются в памяти навсегда.

«Киборг» «Спартанец»: «Оказавшись на волосок от смерти, я понял, что адреналин продлевает секунды и время растягивается, как в замедленном кино»

— О чем вспоминал «киборг» Анатолий Свирид с позывным «Спартанец»?

Донецкий аэропорт — вообще отдельная история. Бывает, событие длится две секунды, а в рассказах бойцов растягивается надолго. Анатолий, защищавший аэропорт, вспоминал, как увидел взрывную волну, сметавшую все на своем пути. «Оказавшись на волосок от смерти, я понял, что адреналин продлевает секунды и время растягивается, как в замедленном кино», — рассказал Анатолий.

История «киборга» получилась наиболее эмоциональной. Я спросил, что было самым сложным, и он ответил: «Видеть, как умирают друзья». Впрочем, для всех бойцов это самые сильные воспоминания. Людмила Калинина детально рассказывала, как их накрыло минометным обстрелом, когда они выходили из Иловайска. Говорит: «Мне до сих пор это снится. Все горит, полыхает, гремит, а рядом разорванное тело бойца. Еще дальше… его ноги». Но знаете, что самое удивительное? Многие бойцы говорят о подобном довольно спокойно. И это страшнее всего.

Читайте также: Режиссер Мария Кондакова: «Удар был такой силы, что я вылетела из машины на 15 метров!»

— Они привыкли к войне?

Наверное. В их устах все это звучит по-будничному. Интересная история «азовца» Олега Хоменко. Он родом из оккупированного Красного Луча. Говорит, что мечтает вернуться в свой город, вывесить там украинский флаг и посмотреть в глаза тем, кто призывал на помощь Россию. Никто из бойцов не готов простить тех, кто воевал с ними по другую сторону.


* Олег Хоменко родом из оккупированного Красного Луча. Он мечтает вернуться в свой город, вывесить там украинский флаг и посмотреть в глаза тем, кто призывал на помощь Россию

— Вы и сами пять лет на войне.

Как журналист я ездил активно на фронт первые четыре года. Последнее время там мало что происходит, это превратилось в такой долгий, затяжной конфликт. Мы попадали под обстрелы в Песках, Счастье. Самая экстремальная ситуация возникла, наверное, в Песках. Это был период боев за Донецкий аэропорт.

Читайте также: Журналист Мария Старожицкая: «Многие из прошедших войну бойцов остаются жить между двумя мирами»

Нас долго не пускали в Пески, которые постоянно находились под обстрелами. Чтобы пробраться туда, мы с оператором попросили помощи у бойцов из добровольческого батальона. Заехали в Пески и долго сидели в подвале, дожидаясь окончания обстрела. Когда возник минутный перерыв, вышли с бойцом снять результаты обстрела. И тут снова стрельба. Наверное, тогда я единственный раз за всю войну подумал: «Господи, зачем я сюда приехал?»


* Борис Сачалко: «Мы должны быть благодарны воинам, которые уже пять лет рискуют жизнью ради Украины и украинцев»

— Что вы почувствовали в тот момент?

Невероятный прилив адреналина. Нам нужно было перебежать дорогу, нырнув в окоп. Боец по рации попросил, чтобы нас прикрыл крупнокалиберный пулемет. И вот мы выбегаем на дорогу, боец кричит: «Дайте там поддержку!» А вокруг разрываются снаряды. Я услышал выстрелы нашего орудия, только когда мы добежали до конца дороги и спрятались за стену разбитого дома.

Читайте также: «Фильм «Черкассы» полезно посмотреть тем украинцам, которые любят кричать: «Сдали Крым!»

— Когда вы в первый раз попали на фронт?

В конце мая 2014 года. Это было в Авдеевке. Мы были одними из последних украинских телевизионных групп, которые выезжали из Донецка. Город был полностью оцеплен, и мы с водителем выбирались по сельским дорогам, через поля, где не было блокпостов. Тогда война уже шла полным ходом.

Впервые попали под обстрел в сентябре. К тому времени большинство журналистов уже были «обстрелянные». Мы приехали в Авдеевку — шесть машин съемочных групп разных каналов. Там накануне снаряд прилетел к колодцу, где было очень много людей. Мы подъехали на следующий день.

Все вышли из машин, стали снимать, и тут начался обстрел. К этому моменту я знал, что нужно слушать, как свистит мина. Если дольше трех секунд, это не страшно, а если меньше — нужно прятаться. Первая мина свистела секунд пять, я крикнул оператору, что надо бежать к машине. Пока мы бежали, рядом упало еще несколько мин.

К счастью, у нас был толковый водитель (он потом пошел служить) Толя Старенький, который знал элементарные правила войны, поэтому никогда не глушил мотор. Это нас тогда спасло. Мы запрыгнули в машину и понеслись. Через пару минут одна из мин угодила прямо под дерево, где стоял наш автомобиль. После этого вернулись в Киев гордые, уже «обстрелянные»…

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о юных героях документального фильма «Школа № 3» о событиях на Донбассе, который получил Гран-при в номинации «Полный метр» конкурсной программы «Generation 14plus» на 67-м международном кинофестивале в Берлине.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров