БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина

Заменили клапан, не разрезая грудину: 97-летней украинке провели уникальную операцию

10:22 10 мая 2019 3131
97-летней Любови Михайловне заменили клапан сердца

Сделанные мобильным телефоном фото Любовь Михайловна внимательно рассматривает на экране, не надевая очки. В свои 97 лет женщина отлично видит. А после операции на сердце и чувствует себя нормально.

— Мне кажется, мы с сыном хорошо получились, — говорит Любовь Михайловна. — Жаль, что зубные протезы не успела сделать новые.

— Когда вы обратились к кардиологу?

— Полгода назад началась одышка, появилась слабость, пропал аппетит и стало побаливать сердце. Кардиограмма оказалась плохой, и врач посоветовал сделать операцию. Надо было менять сердечный клапан.

— Вы сразу согласились на операцию?

— Нет. Говорила, мол, сколько мне осталось. Такой возраст! Не хочу лишних мучений, неприятностей, просила, чтобы меня оставили в покое. Но сын настаивал на операции. Говорит: «Мама, ты должна быть здорова!» Словом, убедил, нашел аргументы. Он у меня командир.


* «Я говорила сыну, что не хочу делать операцию: мол, у меня такой возраст! — вспоминает Любовь Михайловна. — А Станислав настоял: „Мама, ты должна быть здорова!“ Теперь чувствую себя хорошо»

Сыну Любови Михайловны 78 лет. Он решительный, активный, острый на язык, много лет был руководителем крупных предприятий.

— Самым сложным для меня было убедить маму согласиться на операцию, — рассказывает Станислав Кузьмич. — Но без хирургического вмешательства ее жизнь висела на волоске. Как сказал кардиолог, речь шла о нескольких месяцах: перестал работать клапан сердца — он закальцинировался. Кардиограмма становилась все хуже. До сих пор мама сама справлялась с домашними делами. А в последние месяцы ей стало трудно это делать. Конечно, открытой операции на сердце мама не перенесла бы, да и я не стал бы ее уговаривать. Но узнав о возможности заменить клапан, не делая большой разрез, а щадящим методом, решил: это то, что нужно для спасения мамы. Известный кардиохирург Илья Емец объяснил мне, как будет проходить операция, в чем заключается риск. Мы с мамой посоветовались и дали согласие.

— По нашим данным, это первая в Украине операция на сердце — замена аортального клапана — у пациентки такого преклонного возраста, — говорит руководитель Научно-практического центра детской кардиологии и кардиохирургии Минздрава Украины профессор Илья Емец. — Через прокол бедренной артерии установили катетер, а сделав небольшой надрез в области грудной клетки, через верхушку сердца — сам клапан… в замороженном виде. Внутри сердца он расправился, и мы установили его в правильное положение. Все действия выполняли под контролем ультразвука. На экране увидели, что клапан работает нормально. Важно отметить: сам клапан изготовлен нами совместно с немецкими специалистами. Он высокого качества и является нашим ноу-хау. Надеюсь, подобные операции теперь будем проводить регулярно.

«В нашем роду долгожителей немало. А я только недавно стала обращаться к врачам»

Многие годы Любовь Михайловна работала в Стрыйской санэпидстанции лаборантом.

— Ушла на пенсию, когда мне было уже за 70, — вспоминает женщина. — Надо давать дорогу молодым… Хотя сама могла работать еще и еще. В нашем роду долгожителей немало. Мама прожила до 96 лет, а один из прадедушек, по свидетельству родственников, — до 133 и… перестал считать свои годы. Но, возможно, это уже семейная легенда. Думаю, что и меня судьба не обделила здоровьем, раз до такого возраста с медициной я практически дела не имела. Только по работе. Конечно, на операцию идти было страшно. Но когда уже поступила сюда в стационар, одна из медсестер меня успокоила, рассказав, что недавно здесь же сделали операцию на сердце ее 93-летней бабушке. И с ней все нормально.


* «Я понимал, что мамина жизнь висит на волоске и без операции ей не обойтись, — говорит Станислав Кузьмич. — Когда узнал о вмешательстве щадящим способом, поверил, что хирургам удастся спасти маму»

Чтобы осмотреть пациентку, в палату зашел оперировавший Любовь Михайловну профессор Илья Емец.

— Важно, чтобы после операции не только сердце, но и легкие работали нормально, — говорит Илья Николаевич. Он внимательно прослушивает пациентку, просит ее глубоко дышать.

— Сегодня я уже чувствую себя хорошо, — утверждает Любовь Михайловна. Но врачам не все нравится. Илья Николаевич назначает процедуру для улучшения работы легких.

— Некоторое время Любовь Михайловна еще будет находиться под нашим наблюдением, а затем поедет домой, в Стрый, — говорит Илья Емец. — Планируем, что сопровождать ее в дороге будет наш врач, который затем расскажет местному кардиологу об особенностях наблюдения за пациенткой.

— В чем уникальность операции?

— Это малоинвазивное вмешательство, позволяющее заменить сердечный клапан пациенту самого почтенного возраста. В течение жизни клапаны изнашиваются, и в этом нет ничего удивительного. Но бывает очень обидно, если мозг пожилого человека работает отлично, а сердце уже сдает. Теперь мы можем его отремонтировать. Например, чтобы установить клапан аорты, сделали нашей пациентке лишь два прокола. Один в области верхушки сердца — через него завели сам клапан, а другой в бедренной артерии — для проведения аортографии. На УЗИ хирург видит, правильно ли установлен клапан.

Читайте также: Александр Кравчук: «Я стал первым в мире пациентом, которому сердечный клапан установили, не разрезая грудную клетку»

— А что происходит с «родным» клапаном?

— Искусственный прижимает его к стенкам сосуда и начинает работать. У Любови Михайловны клапан стал идеально, удалять старый нет необходимости. Правда, он был закальцинирован, мы опасались, что его «осколки» попадут в сонную артерию и возникнет угроза инсульта. Но благодаря грамотной работе анестезиологов этого удалось избежать.

— Как долго Любовь Михайловна будет восстанавливаться после операции?

— После таких вмешательств пациенты уже через несколько часов полностью приходят в себя, отвечают на вопросы, на второй-третий день их поднимают, они начинают ходить. Но дальше, когда мы выписываем человека домой, его должен наблюдать кардиолог по месту жительства. И возникает проблема: местные врачи не всегда знают, что надо делать. В стране необходимо построить эффективную систему кардионаблюдения. Ведь что получается: в столице, да и в некоторых регионах, есть несколько мощных кардиохирургических центров, которые выполняют операции на уровне ведущих клиник мира. Но дальше пациент возвращается домой, и если семейный врач или кардиолог не владеет современными знаниями, наши усилия могут пойти насмарку. Это касается и взрослых, и детей, которых мы оперируем.

«Плацента — ценнейший орган, содержащий древние клетки, из которых можно выращивать органы и ткани. Они не будут отторгаться»

— Изначально в вашем центре оперировали только детей, а теперь вы активно развиваете кардиохирургию взрослых. Почему? — спрашиваю Илью Емца.

— Мы пришли к этому не сразу. Но наши бывшие пациенты стали взрослыми… Отделение кардиохирургии и реанимации новорожденных открылось в 1992 году на базе Института сердечно-сосудистой хирургии имени Николая Амосова. Тогда мы делали акцент на спасении новорожденных с пороком сердца. Идею поддержал директор института академик Геннадий Кнышов (ныне покойный). Геннадий Васильевич считал, что надо постоянно двигаться вперед, развивать новые направления. За опытом группа молодых специалистов, в том числе и я, поехала в Австралию, в Мельбурн. Там в 1990-е годы уже успешно оперировали новорожденных. А у нас — нет. Украинская диаспора Австралии взяла на себя значительную часть расходов. Вернувшись в Киев, мы применили наши знания на практике. Брали малышей с самыми тяжелыми пороками сердца и пытались спасти их. Философия была такой: без операции ребенок обречен. А мы, кардиохирурги, можем дать ему шанс.

— Речь идет о самых сложных пороках, при которых до этого операции не проводились?

— Да. Операцией высшей категории сложности была тогда коррекция транспозиции магистральных сосудов. Представьте: природа поменяла местами главные сосуды, по которым кровь подходит к сердцу и выходит из него. Нам надо ошибку исправить. Для этого сердце отсекается, сосуды меняем местами и все сшиваем заново. Это сложнее, чем пересадка сердца, потому что длина сосудов мала, да и сердечко у новорожденного размером с его кулачок. Операцию надо выполнить в течение первого месяца, а иногда первых часов жизни малыша, потому что дольше он не проживет: в организме наступят необратимые изменения. Но если все удастся, в будущем это будет абсолютно здоровый ребенок.

— Два года назад я встречалась с девушкой, которая была среди первых пациентов с таким прооперированным пороком (публикация «25 лет назад врачи сказали, что у моей дочки нет ни одного шанса выжить»). Генриетта уже студентка, почти профессионально исполняет бальные танцы и о том, что перенесла операцию, даже не вспоминает…

— Она вместе с мамой приезжала на 25-летний юбилей возникновения кардиохирургии новорожденных в Украине. Сейчас Генриетте 27 лет. У нее в августе свадьба. Перед беременностью такие женщины должны обязательно проходить углубленное обследование. Уже наступило время, когда многие наши бывшие пациенты повзрослели, становятся мамами и папами. К нам они приходят сначала, чтобы посоветоваться, провериться, а когда в семье рождается ребенок, вновь возвращаются на консультацию, потому что боятся пропустить у малыша порок сердца.


* Сейчас Генриетте, которую Илья Емец (на фото) прооперировал в возрасте один месяц, 27 лет. У нее в августе свадьба. Перед беременностью такие женщины должны обязательно проходить углубленное обследование

— В базе данных у вас есть все ваши пациенты?

— Да. Но уверен: должен быть общий реестр тех, кто перенес операцию на сердце, будучи новорожденным или подростком. Думаю, если речь идет о женщинах, для них безопаснее вынашивать беременность и рожать не только под наблюдением гинекологов, но и при участии кардиологов или кардиохирургов. Об этом задумываемся не только мы. Программы ведения беременных с проблемами сердца есть, например, в Институте педиатрии, акушерства и гинекологии. В Институте сердечно-сосудистой хирургии накоплен опыт проведения операций на сердце во время беременности, родоразрешения женщин с пороками сердца. Но работа должна быть системной, к ней надо подключить все регионы страны, чтобы прооперированные нами дети не исчезали из поля зрения отечественной медицины.

Читайте также: «Сосуд сердца для малышки хотим вырастить сами»: в Украине будут создавать искусственные органы из плаценты

— Как возникла идея оперировать людей преклонного возраста? Разработав программу «Долголетие кардио», как вы планируете развивать это направление?

— Наверное, у меня лично эта идея давно жила в подсознании. Жизнь сводила с удивительными людьми, учеными мирового уровня. Но многие были преклонного возраста. И я чувствовал: это несправедливо, когда природа позволяет до глубокой старости сохранять ясность ума, генерировать потрясающие идеи, а дряхлое тело не дает времени на то, чтобы осуществить мечты. И часто первым выходит из строя именно сердце. Возник вопрос: можно ли, сделав операцию на сердце, улучшить жизнь пожилого человека? Оказывается, можно. Применяя щадящие хирургические методики, уже сегодня, как видите, мы заменяем клапаны сердца. Это — новое. А стентирование поврежденных атеросклерозом сосудов применяется уже давно. Но медициной будущего можно назвать направление, которое развивает американский профессор Энтони Атала, руководитель Института регенеративной медицины в Уэйк-Форесте (Северная Каролина): выращивание органов из клеток плаценты и плацентарной жидкости.

— Речь идет о стволовых клетках?

— В плаценте находятся древнейшие стволовые клетки, лишенные индивидуальных особенностей: они подходят всем, то есть выращенные на их основе ткани и органы не будут отторгаться, организм воспримет их как собственные. Мы строим здание лаборатории, на базе которой вместе с профессором Атала и его сотрудниками будут проводиться научные работы в этом направлении. Соответствующий договор уже подписан. Выращенные органы понадобятся для операций как пожилым людям, так и детям с врожденными аномалиями развития. И речь идет не только о кардиохирургии. Это значит, что новорожденные дают возможность продлить качественную жизнь старикам. Уже есть препараты на основе плаценты: их введение позволяет при инсульте восстанавливать нейроны. Это настоящее чудо. И так как подобными исследованиями занимается непосредственно профессор Атала и его институт, есть надежда, что мы, украинские медики, к этому чуду будем причастны.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как киевские кардиохирурги успешно прооперировали 9-месячную дочь индонезийского дипломата

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров