БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Мир

Путин одержал важную победу в Молдове: станет ли Украина следующей жертвой

10:48 12 июня 2019 22735
Путин

Пока в Украине Конституционный суд рассматривает законность роспуска Владимиром Зеленским Верховной Рады, а под Администрацией президента протестуют против капитуляции на Донбассе, у наших соседей — в Молдове — КС не только отстранил главу государства от выполнения обязанностей за то, что тот не распустил парламент, но и определил врио президента, распустил парламент и назначил новые выборы.

В Молдове работают «распущенный» парламент, два правительства, президент и врио президента

В феврале в Молдове состоялись выборы в парламент. Но прошедшие туда силы никак не могли договориться о правящей коалиции (а следовательно, и новом правительстве), срок создания которой истекал, по решению Конституционного суда, в ночь на 8 июня. На прошлой неделе в Кишиневе побывали высокопоставленные представители США, ЕС и России. Молдаванам намекнули, что если не будет коалиции и правительства, международные доноры приостановят финансовую поддержку страны. Президент Молдовы Игорь Додон (до избрания руководил Партией социалистов Республики Молдова) организовал ряд консультаций между крупнейшими парламентскими силами: пророссийской левой Партией социалистов, правоцентристским блоком двух евроинтеграционных партий ACUM и Демократической партией, возглавляемой олигархом Владимиром Плахотнюком, которого многие считают фактическим «хозяином» страны и который числится в международном розыске, поскольку в России заочно арестован по обвинению в покушении на убийство и финансовые махинации.

Переговоры Додона с Плахотнюком ни к чему не привели. Зато тайно записанное на них видео было показано по телевидению и широко разошлось в интернете. В ролике Додон признавался, что социалистов финансирует Россия, и приглашал Плахотнюка на встречу с Путиным. Обещая, что в случае сотрудничества россияне прекратят его уголовное преследование. Также Додон высказал предложения о предоставлении особого статуса Приднестровью и федерализации Молдовы (кроме непризнанной Приднестровской Молдавской Республики в Молдове есть еще автономная Гагаузия). Демократы сначала обсуждали условия создания коалиции, но впоследствии назвали это «российским сценарием», пойти на который они не могут. В то же время вице-премьер РФ Дмитрий Козак заявил в интервью «Коммерсанту», что это именно Плахотнюк передал ему письмо с предложением федерализации Молдовы и переориентации страны в сторону России.

Додон провел брифинг, на котором заявил: если коалиция не будет создана в срок, ему придется распустить парламент. И в субботу, 8 июня, депутаты от социалистов и ACUM (остальные парламентарии заседание проигнорировали), собравшись с утра в парламенте, таки подписали соглашение о правящей коалиции. После чего избрали спикера (социалистку Зинаиду Гречаный), вице-спикеров (от других партий коалиции), а также утвердили и привели к присяге новое правительство, возглавляемое Майей Санду от ACUM. Также был произведен ряд перестановок в силовых и правоохранительных структурах и принята декларация «О захваченном государстве», которой парламент анонсировал борьбу с олигархами, коррумпировавшими Молдову и антиконституционно контролирующими «государственные и правовые учреждения», — то есть фактически с Плахотнюком.

Игорь Додон

Присутствовавшие на заседании иностранные дипломаты (в том числе от России, ЕС и США) тут же признали правительство и коалицию. Но уже через несколько часов контролируемый Плахотнюком Конституционный суд Молдовы отменил все решения коалиции, поскольку, по мнению КС, срок для ее создания истек. Также суд отстранил Додона от должности, назначив вместо него временно исполняющим обязанности президента представителя Демпартии Павла Филипа, до 8 июня возглавлявшего правительство, распустил парламент и назначил на 6 сентября досрочные выборы.

Но признанная международным сообществом «новая власть», считая создание коалиции проведенным в срок, отказалась принимать это решение. И в стране стали работать «распущенный» парламент, два правительства, президент и врио президента. Впрочем, плодотворной работы пока не получается: демократы Плахотнюка вывели на еще мирные протесты в Кишиневе привезенных из районов людей — как работяг, так и тех, кого у нас называют «титушками». Многие органы госвласти блокированы, карабинеры и полиция несут службу в усиленном режиме.

Обе стороны обвиняют друг друга в государственном перевороте и узурпации власти. НАТО, США и ЕС призывают их к диалогу, опасаясь, что политический кризис в республике может перерасти в открытый конфликт — противники Плахотнюка также готовы вывести на улицы своих сторонников.

События в Молдове вполне вписываются в теорию о создании Россией «пояса нестабильности»: это разжигание конфликтов на Кавказе, Балканах, в Украине, Сирии, попытки влиять на настроения электората в странах Восточной Европы и даже провоцирование акций протеста во Франции. С помощью таких зон хаоса Россия пытается решить сразу несколько своих проблем: с одной стороны, препятствовать расширению НАТО и ЕС, создавая «горящие баррикады» на подходах к границам РФ, с другой — реализовать свои имперские амбиции, с третьей, — создавая проблемы «старой доброй» Европе, дестабилизировать ситуацию на континенте.

Похоже, сейчас пришел черед Молдовы, где можно организовать небольшую заварушку, а затем помочь примирить противоборствующие стороны. Не исключено, что и с помощью расквартированных в Приднестровье российских «миротворцев». Это может помочь РФ «нанести макияж» на свой давно испорченный имидж и усилить свои позиции в этой стране. А федерализация Молдовы усилит позиции Кремля в Приднестровье — буквально. Не исключено, что российский военный контингент там значительно увеличится, что создаст новую угрозу на границе Украины. Кроме того, если по договоренности с ЕС удастся федерализировать РМ, этот опыт вскоре могут применить и к Украине.

Российские "миротворцы" в Приднестровье

«Нам надо внимательно следить за событиями у соседей»

Как события в Молдове могут повлиять на Украину, «ФАКТАМ» рассказал политолог, директор Института мировой политики Евгений Магда:

— Молдова все же парламентская республика, а Украина — парламентско-президентская. И у нас действуют немножко разные правовые механизмы. Наш Конституционный суд не может лишить президента права принимать решения для того, чтобы эти решения принимало правительство. Но есть другой момент.

Россия очень активно использует Молдову как полигон для отработки своих действий в отношении Украины. Поэтому нам надо внимательно следить за событиями у соседей. В Украине сейчас тоже есть конфликт. Он не заморожен, как в Молдове, а находится в активной фазе. И если в Молдове сможет пройти сценарий усиления российского влияния, объединенного с «конструктивным» подходом Запада, то очень быстро такой же сценарий может быть реализован в Украине. Ведь часть западной политической элиты хочет прекратить терять прибыль и различные возможности из-за санкций против России, и она заинтересована в прекращении конфликта на Донбассе.

Молдова значительно меньше Украины, там несколько другие проблемы. Но отработать инструменты гибридного влияния на ней Россия очень даже не против.

— По вашему мнению, кто же все-таки инициировал события в Молдове? Плахотнюк, выведший людей на протесты, или же было вмешательство извне?

— Плахотнюку не было смысла инициировать эти события — началось до него. Здесь, скорее, игра Додона и блока ACUM. Они занимают более активную, атакующую позицию. Следует отметить, что Украина в отношениях с ACUM себя не проявила. Проевропейские политики за счет критики Додона хотят добиться значительных преференций для себя. Но напомню, что кандидаты от ACUM подписывали обязательства не создавать, не входить ни в одну коалицию. И вдруг неожиданно передумали.

Есть много вопросов, ответить на которые в Украине пытаются слишком упрощенно. Надо понимать, что Молдова — не Украина. Хотя бы по той простой причине, что там, с одной стороны, самое популярное издание — «Комсомолка», работают российские социальные сети, лишь российские новости на телеканалах ограничены. С другой — нет общей границы с Россией, но есть влияние — ограниченное, но достаточно заметное — расположенных в Приднестровье российских военных. Надо обращать внимание на эти факторы.

— Несколько странная ситуация: пророссийские левые объединились с проевропейскими правыми. А проевропейские левые вывели людей на улицы в знак протеста. Несколько напоминает украинские реалии — возвращающиеся «регионалы», протесты против этого значительной части населения и одновременные протесты против действий новой власти…

— Не забывайте, что у нас уже была «ширка» между Партией регионов и БЮТ, которые активно ограничивали полномочия президента. Как по мне, любая такая «широкая коалиция» может иметь опасные последствия.

Протесты в Кишиневе (фото Publika.md)

— Пока в Молдове протестуют, у Администрации президента Украины также прошел массовый митинг. Может ли у нас ситуация развиваться в «молдавском» направлении?

— Проводить такие параллели — это слишком упрощенно. В Молдове боевые действия закончились 25 лет назад, и там уже можно говорить о политическом влиянии ветеранов. А у нас ветераны свое влияние пока только выкристаллизовывают. Поэтому настолько прямые аналогии я бы не проводил.

Сейчас речь идет о том, что Украина также может оказаться под угрозой внешнего влияния со стороны России и Запада — ради своеобразного «примирения» и т. д.

- Могут ли нам в этом случае навязать такую своеобразную федерализацию, которую, по некоторым данным, сейчас пытаются навязать Молдове?

— То, что Россия может настаивать на федерализации, — известный факт. Она с декабря 2013 продвигает этот тезис. А Западу выгодно формальное прекращение конфликта на Донбассе, чтобы ушла напряженность и Запад мог, сохранив лицо, восстановить экономические отношения с Россией. На данный момент это запрос части западного истеблишмента.

— То есть все можно свести к фразе из «Крестного отца»: «Ничего личного…»

— «…это только бизнес».

«Уже распространено видео, на котором Додон признаётся, что россияне платят молдавским социалистам до миллиона долларов в месяц»

Проанализировал для «ФАКТОВ» происходящее и политолог Юрий Романенко — директор программы международной и внутренней политики Украинского института будущего:

— Ситуация в Молдове близка к тому, что происходит в Украине. Только в Молдове всё совершается раньше и быстрее, поскольку страна меньше и процессы идут более высокими темпами. Так сложилось, что из страны выехала значительная часть трудоспособного населения. В результате в процессе выборов на политические процессы начинает влиять «бюджетное население» — люди пенсионного и предпенсионного возраста, не имеющие высокой социальной мобильности и тяготеющие к патерналистской политике, которую выражал Додон с его социалистическими идеями.

И на это поле заходят русские, фактически покупая политические силы. Уже распространено видео, на котором Додон признаётся, что россияне платят молдавским социалистам до миллиона долларов в месяц. Естественно, Додон четко играет на пророссийском поле. Но, с другой стороны, в Молдове, как и у нас, есть правые евроинтеграторы. И почему-то эти две совершенно разные силы находят общий язык и создают коалицию. Почему?

Наверное, не потому, что россияне «простимулировали» правых (хотя и этого исключать нельзя). Прежде всего из-за того, что третья ключевая сила, которая долгое время «рулит» Молдовой, — это олигарх Влад Плахотнюк. Он настолько всех утомил, что крайние полюса молдавской политики решили пойти навстречу друг другу и создать такую противоестественную коалицию. Которая, очевидно, будет неустойчивой, недолговечной, но ставит своей целью свержение Плахотнюка, проникшего во все государственные институты и доминирующего как ключевая экономическая сила страны.

Это напоминает Украину, только в маленьком масштабе. Но, в отличие от Молдовы, в нашей стране гораздо больше финансово-экономических групп, ресурсов и намного больше возможностей для различных коалиций и для самостоятельной политики. Молдова как страна с менее значительной экономикой в большей степени, напрямую зависит от внешних доноров — таких, как Россия, Евросоюз, а также более мелких, как Румыния, которая исторически играет колоссальную роль во внутренней жизни Молдовы.

Что будет делать Украина? Ничего. У нас достаточно своих проблем и слишком ограничены возможности, чтобы сейчас вмешиваться в ситуацию в Молдове. Зеленский медленно формирует свой силовой блок. Мы находимся в избирательной повестке, и президенту, как и разбалансированному государственному аппарату, не до этого. Поэтому Украина ограничится заявлениями МИДа о глубокой обеспокоенности, которые ничего за собой не влекут.

Приберет ли Россия Молдову к рукам? Не думаю. Во-первых, коалиция пока не пришла к власти. Во-вторых, она будет слишком неустойчива, а Плахотнюк будет сопротивляться. Молдова находится в очевидном тупике, который непонятно как разрешится. При самом плохом для нас раскладе Молдова разблокирует России доступ к ее военным базам в Приднестровье, там увеличится военный контингент. Под угрозой окажется весь юг Украины. Но на сегодняшний день Украина не занята какой-то политикой противодействия этому. У нас вектор внимания сосредоточен на том, какую шаурму ел президент, на мемасиках в интернете.

Будет ли федерализация Молдовы? Возможно. Если государство слабо и не может самостоятельно разрешить конфликт в Приднестровье, рано или поздно его будут решать внешние игроки в лице Евросоюза и России, напрямую заинтересованные в своем присутствии в регионе. И если они найдут консенсус между собой, то Молдове трудно будет что-то противопоставить.

И тут переходим к Украине. Наша страна точно так же завязла в конфликте — на Донбассе. Долгое время мы не можем предложить содержательного сценария его разрешения со стороны государства. Как следствие — это всех начинает утомлять. И если федерализация Украины будет признана единственным инструментом решения этого вопроса, нам ее будут навязывать, а мы будем или принимать ее, или не принимать.

Ранее о возможном развитии ситуации в Украине «ФАКТАМ» рассказал российский оппозиционный журналист Аркадий Бабченко. Один из вариантов, по его мнению: россияне постепенно «вползут» в Украину и в конце концов добьются своего. Потому что 70 процентов населения реально хотят договариваться с Россией. По мнению журналиста, большой войны при этом не будет. Она не понадобится.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров