БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Политика

Пока указ президента является действующим, срыва выборов никто не допустит, — замглавы ЦИК

9:32 13 июня 2019 919
Евгений Радченко

Парламентские выборы проходят в Украине каждые пять лет в последнее воскресенье октября, то есть избирать Верховную Раду IX созыва мы должны были бы этой осенью. Однако 20 мая в своей инаугурационной речи новоизбранный президент Владимир Зеленский объявил о роспуске высшего законодательного органа (причины — низкое доверие украинцев к парламенту и отсутствие коалиции). На следующий день он подписал указ о прекращении полномочий Рады и проведении внеочередных выборов в воскресенье, 21 июля.

Еще президент подал в Раду проект изменений в Закон «О выборах народных депутатов», предложив отменить мажоритарную систему и снизить проходной барьер для партий с пяти до трех процентов. Однако предложения Зеленского не набрали нужного количества голосов. Так что следующую Верховную Раду мы будем избирать по-старому, то есть по смешанной пропорционально-мажоритарной системе: пол-парламента — депутаты, прошедшие по спискам политических партий, вторая половина — избранные в одномандатных округах (правда, мажоритарщиков в Раде теперь меньше, так как 26 мажоритарных округов находятся на временно оккупированных территориях).

Провести досрочные выборы — задача сверхсложная и для Центральной избирательной комиссии (ЦИК), и для окружных и участковых избирательных комиссий, которым приходится решать массу организационных и юридических вопросов в очень сжатые сроки.

Об особенностях нынешней парламентской гонки «ФАКТЫ» поговорили с заместителем председателя ЦИК Евгением Радченко.

«Для закупки определенных товаров и услуг нам нужно время»

— Евгений Владимирович, самый главный вопрос: состоятся ли выборы 21 июля? Ведь ряд экспертов утверждает, что вероятен их срыв.

Возможно, буду немного резок. Понимаете, я не употреблял бы слово «срыв» по нескольким причинам.

Дело в том, что Центральная избирательная комиссия — это орган, который организовывает выборы. И пока указ президента является действующим, никакого срыва выборов никто не допустит. Это мой ключевой месседж.

Мы не работаем по сценариям или лекалам российской либо любой другой пропаганды. Лекала для нас — Закон «О выборах народных депутатов» и Закон «О публичных закупках». ЦИК действует в пределах полномочий, предусмотренных ими. Точка.

Все процедуры, которые регулируются Законом «О выборах народных депутатов», Центральная избирательная комиссия выполняет. У нас каждый день проходят заседания, мы регистрируем кандидатов и их доверенных лиц, сформированы все окружные избирательные комиссии. Сейчас идет процесс регистрации их в качестве юридических лиц, чтобы они могли получить необходимые средства и распоряжаться ими.

О срыве выборов говорят «эксперты картонных коробок». Чуть позже объясню, кто это. Поймите: никто ничего не срывает. Да, есть сложная проблема, и мы о ней открыто говорим. Рискованная зона — в сроки, предусмотренные Законом «О выборах», выполнить процедуры, предусмотренные Законом «О публичных закупках».

Суть в том, что есть порядок оглашения торгов и проведения закупок органами, являющимися распорядителями бюджетных средств. Центральная избирательная комиссия таким органом, безусловно, является. Но для закупки определенных товаров и услуг нам нужно время. А его нет, поскольку на организацию и проведение внеочередных выборов отводится 60 дней (очередных — 90 дней), а минимальный срок проведения международной тендерной закупки (от объявления торгов до подписания договора) — 48 дней.

— Почему международной?

В соответствии с законом, если стоимость закупок превышает 133 тысячи евро, объявляются международные торги. А это совсем иные сроки.

Взять, к примеру, информационные плакаты субъектов избирательного процесса — политических партий. Согласно требованиям закона, Центральная избирательная комиссия обязана эти плакаты напечатать и раздать участковым избирательным комиссиям.

— Когда они должны быть изготовлены?

— 11 июля. За десять дней до дня голосования их следует раздать на места. А мы сможем договор на изготовление подписать только 11 июля.

— То есть плакатов не будет?

— Будут. Но сроки вынуждены будем нарушить. В тендерной документации мы попросили, чтобы изготовитель сделал эти плакаты 16 июля. То есть у него всего-навсего четыре дня.

— Кто изготовитель?

Откуда мы знаем? Как происходят публичные закупки? Первый этап: заказчик (то есть в нашем случае Центральная избирательная комиссия) объявляет закупку. Мы это сделали на следующий день после опубликования указа.

Второй этап: тендерный комитет размещает объявление на площадке Prozorro, потенциальные участники подают свои заявки. Мы вообще не знаем, есть они или нет. Лишь после того как прием заявок завершится, в конце концов увидим, кто потенциальные претенденты, а также их документы. Претенденты могут задать нам какие-то вопросы, и мы обязаны на них ответить.

Третий этап: когда мы убедимся, что с документами все в порядке и что есть минимум два участника и больше, выбираем, чьи услуги дешевле, и заключаем договор с победителем.

— А если один участник?

Значит, торги не состоялись и надо объявлять повторные. Это один фактор риска.

Второй — если кому-то из участников показалось, что Центральная избирательная комиссия как заказчик нарушила процедуру и определила победителем организацию, у которой неправильно оформлена тендерная документация и тому подобное, он может подать жалобу. На рассмотрение, ответы и прочее уйдет 15 дней. К слову, такое часто происходит именно с целью сознательно затянуть избирательный процесс.

Третий фактор — когда, казалось бы, все нормально (есть два или три участника, нет жалоб), но документы оформлены так, что мы их не можем принять к рассмотрению (неполный пакет). Значит, торги не происходят.

Вот о чем идет речь, когда мы говорим, что ситуация близка к критической. Пока — по состоянию на сегодня (мы беседовали 5 июня. — Авт.) — все нормально, торги идут.

Но чтобы не звучали эти абсолютно лживые комментарии, заранее предупреждаем, что срыв печатания плакатов политических партий может случиться не по нашей вине. Мы закон обойти не можем.

«Члены окружных комиссий, у которых полно дел, вынуждены будут делать дополнительную работу»

— А как обстоит дело с печатанием бюллетеней? Ведь их будет в два раза больше, чем на президентских выборах, поскольку избирателю дадут два бюллетеня — со списком партий и кандидатов-мажоритарщиков?

Проблем быть не должно. Мы наконец-то получили надлежащее подтверждение, что будем начинать переговоры с полиграфкомбинатом по изготовлению ценных бумаг «Україна». Это специфическая форма закупок. Но она не требует долгих сроков, так как у нас достаточно аргументов, чтобы утверждать, что международные торги в данном случае мы не должны проводить.

Следующий вопрос — бланки протоколов, актов участковых и окружных избирательных комиссий и прочее. Это большая номенклатура бланков разных документов, без которых сложно обойтись.

— И что, есть риск остаться без бланков?

Не исключаю. Значит, будем писать от руки. И на местах, и мы. Если закон таков, то что вы хотели?

Еще мы не будем централизованно изготавливать удостоверения членов участковых избирательных комиссий, бланки удостоверений наблюдателей и тому подобное.

— Почему?

— Пока эти бланки изготовим, они уже никому не будут нужны. Наблюдатели имеют право регистрироваться сразу после формирования окружных избирательных комиссий и начать выполнять свои функции. А у нас есть 27 дней, чтобы изготовить бланки. То есть мы их выдадим через месяц.

— И что делать?

Мы придумали такой механизм: создали аппаратный комплекс (у нас есть такая информационно-аналитическая система «Выборы»), где будет единая база наблюдателей, членов участковых избирательных комиссий и так далее. Окружные избирательные комиссии будут печатать эти удостоверения самостоятельно. А мы — легко контролировать правомерность выдачи этих документов. Хотя в этот раз это будут не красивые бланки, а просто распечатанный на бумаге документ. В общем, бедные члены окружных комиссий, у которых полно дел, вынуждены будут делать дополнительную работу.

Теперь объясню, кого мы между собой шутя называем «экспертами картонных коробок»? Вспомните президентские выборы, когда Центральная избирательная комиссия не смогла провести торги по изготовлению архивных боксов, причем по объективным причинам — из-за соблюдения ряда необходимых процедур. Эксперты подняли крик, что ЦИК делает все, чтобы выборы не проводить. Уважаемые юристы и политологи с умным видом давали такие комментарии, что было стыдно слушать. Мы специально наблюдали, как разворачивается ситуация. А потом продемонстрировали, что такое пресловутый архивный бокс. Это обычная картонная коробка, в которой сдают в архивные учреждения рабочие документы (не бюллетени и не протоколы подсчета голосов, а постановления участковой комиссии и прочее). А вой стоял…

Следующий момент. Перед президентскими выборами мы разместили информацию, что Центральная избирательная комиссия имеет намерение закупить больше 60 миллионов избирательных бюллетеней (хотя самих избирателей вполовину меньше). Снова начались обвинения, что ЦИК фальсифицирует выборы, так как заказывает двойное количество бюллетеней. Мы спросили: «Извините, а никого не волнует, что, возможно, будет два тура? Сколько между турами времени?» — «Ой, три недели». «А сколько уйдет на проведение тендера?» — «48 дней». «И как мы будем печатать бюллетени?» Никто не ответил.

Поэтому мы находим юридически чистые пути, чтобы, скажем так, сгладить несоответствия между законами о выборах и о публичных закупках. И ежедневно работаем над тем, чтобы минимизировать эти риски. Когда нам рассказывают: «Да вы и так все можете сделать», всегда парируем, что нарушать закон мы не будем.

«Если избирателям не нравится Рада или президент, то пенять им нужно на себя»

— Какие еще особенности нынешних выборов в Верховную Раду?

— Да кампания как кампания. Ничем не отличается от других, кроме сроков.

11 июня Конституционный Суд начал рассмотрение представления 62 народных депутатов о конституционности указа президента Зеленского о роспуске парламента и назначении внеочередных выборов. Как будут развиваться события, если суд решит, что указ нарушает Основной закон?

Не буду отвечать прямо на этот вопрос по одной простой причине. В функции Центральной избирательной комиссии не входит оценивать конституционность или неконституционность указа и рассказывать, что будет, если Конституционный Суд примет то или иное решение. Вот вынесет — тогда сядем, изучим и решим, что делать.

Впрочем, могу ответить немножко по-другому, чтобы ни в коем случае не обвинили ни меня, ни ЦИК. Помните, в Украине было объявлено военное положение (этот режим действовал в 10 областях Украины с 26 ноября по 26 декабря 2018 года. — Авт.)? Тот период как раз пришелся на проведение местных выборов в объединенных территориальных громадах. Закон «О местных выборах» не предусматривает никакого способа выхода из ситуации при объявлении военного положения. Но Центральная избирательная комиссия достаточно быстро смогла найти его, хотя это как-то не оказалось в фокусе средств массовой информации.

Вот очень простой вопрос. Военное положение объявили — и избирательный процесс должен остановиться. Это логично. А скажите, можно в таком случае вернуть залог кандидату в депутаты?

— Не могу ответить.

И никто не может. В законе об этом ни слова. Но людям нужно отдать деньги. И тот, кто принимает решение об этом, должен понимать, за что он отвечает.

Еще момент. Часть бюджетных средств была потрачена на организацию голосования, часть оплаты труда была выдана, некоторые уже начали закупать услуги по организации голосования, кто-то вообще заказал агитационные материалы. А тут раз — и все. Что делать? При таких обстоятельствах это может считаться форс-мажором, предусмотренным в договорах, или нет? В общем, Центральная избирательная комиссия буквально за несколько дней смогла найти выход, причем контролирующие и проверяющие органы не имеют претензий. И сейчас найдем. Первый раз, что ли?

— Многие политики считают, что нужно было сначала изменить правила игры, а потом уже заниматься кампанией.

Не буду комментировать подобные мысли. Понимаете, Центральная избирательная комиссия выполняет требования законов. Если бы я не был заместителем главы ЦИК, а был экспертом, то исчерпывающе ответил бы на этот вопрос. Но сейчас, во время избирательного процесса, позвольте не отвечать. После выборов встретимся, и я расскажу больше.

— Некоторые политологи сетуют, что в парламенте мало профессионалов законотворчества. Наверняка в следующем составе положение дел не улучшится. Как нам усовершенствовать законодательство, чтобы в Раду попадали настоящие державники?

А что, в европейских странах нет непрофессиональных парламентариев? Перестаньте смешивать грешное с праведным. Эксперты, конечно, имеют право на свое мнение. Но большой вопрос, являются ли они настоящими экспертами.

Простите, но народных депутатов выбрали избиратели. Так что вопрос к ним. В Конституции Украины написано, что народным депутатом может быть избран гражданин Украины, достигший 21 года, проживающий в Украине на протяжении последних пяти лет, имеющий право голоса, не имеющий судимости за совершение умышленного преступления. Вы хотите профессионализма? Тогда надо установить дополнительные цензы.

— Я не против.

А я против. Потому что в той же Конституции предусмотрено, что выборы являются свободными и проводятся на основе общего, равного и прямого избирательного права, путем тайного голосования. Люди в свое время умирали за общие и свободные выборы, так же, как за свободу или независимость. Это одна из ценностей демократии. А вы хотите вернуться в сословное или классовое общество? Я не хочу.

Вот когда в Конституции будет указан, например, образовательный ценз, тогда и станем его вводить. Покажите сейчас хоть одного депутата, который скажет: «Давайте в Конституции напишем, что для баллотирования нужен имущественный, образовательный или еще какой-то ценз»?

— Вам нравится, как работает наша Рада?

— При чем здесь — нравится или не нравится? Давайте привыкать к мысли, что если мы хотим быть (или, по крайней мере, называться) демократической страной, то одним из основных ее критериев являются свободные, конкурентные выборы как институт, необходимый для формирования власти. И если избирателям не нравится Рада или президент, то пенять им нужно на себя.

Тем временем партии, участвующие, а парламентских выборах, обнародуют списки своих кандидатов в народные депутаты. Подробнее об этом читайте в спецтеме «ФАКТОВ» «Выборы — 2019».

Фото с сайта nrada.gov.ua

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров