БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории

«Нам даже разрешили поцеловать друг друга»: как прошла свадьба пленного украинского моряка в СИЗО «Лефортово»

9:57 12 июля 2019 1967
В Москве в СИЗО «Лефортово» поженились украинский моряк Виктор Беспальченко и его невеста Татьяна

В Москве в СИЗО «Лефортово» поженились военнопленный украинский моряк Виктор Беспальченко и его невеста Татьяна. Молодожены расписались в следственном изоляторе в присутствии конвоиров и адвоката. Несмотря на совсем не торжественную обстановку, у молодоженов были обручальные кольца, а невеста надела красивое белое платье. После росписи Виктору и Татьяне разрешили побыть вместе меньше часа и опять-таки в присутствии конвоиров. Тем не менее, по словам Татьяны, это был очень счастливый день. Впервые за семь месяцев у них с Виктором была возможность хоть немного побыть вместе и поговорить.

31-летний Виктор Беспальченко — один из 24 украинских моряков, которые уже больше полугода находятся в СИЗО в Москве после того, как 25 ноября 2018 года российские суда в Азовском море сначала атаковали, а затем захватили украинские военные катера «Бердянск» и «Никополь», а также буксир «Яны Капу». В РФ украинским морякам предъявили обвинение в незаконном пересечении российской границы. Украина считает моряков военнопленными и доказала это в Международном трибунале в Гамбурге, который 25 мая обязал Россию немедленно освободить три украинских корабля и всех задержанных моряков и позволить им вернуться в Украину. Однако Россия не выполнила решение трибунала в установленный срок.

«Мы все время держались за руки, не обращая внимания на конвоиров»

Одним из первых о свадьбе Виктора Беспальченко и его возлюбленной на своей странице в «Фейсбуке» сообщил координатор группы адвокатов пленных моряков Николай Полозов:

«Поздравляю военнопленного украинского моряка Виктора Беспальченко и его невесту Татьяну с радостным событием! Спустя несколько месяцев подготовки, получения разрешений от следствия и администрации СИЗО, преодоления административных барьеров, мечта молодых осуществилась, и они расписались. После короткой церемонии бракосочетания молодым предоставили один час для общения (под присмотром охранников СИЗО). В этой связи желаю новобрачным только одного — скорейшего освобождения Виктора и счастливого медового месяца подальше от России. А с советом и любовью у них и так будет все замечательно!»

«ФАКТАМ» удалось поговорить с 28-летней Татьяной Беспальченко, когда она вернулась из Москвы. Девушка подробно рассказала нам о своем необычном бракосочетании.

— На росписи, кроме нас с Виктором, были еще трое конвоиров, сотрудник загса и адвокат, — рассказала «ФАКТАМ» Татьяна. — День начался с того, что мы с адвокатом поехали за сотрудником загса, а потом в СИЗО. Когда после проверки документов нас провели в специально отведенную комнату, Виктор уже был там. Потом он признался мне, что очень сильно волновался: «Я два дня не спал. И, наверное, еще три дня теперь не буду». Мне кажется, ему до конца не верилось, что я рядом и мы действительно женимся. Я тоже сначала переживала. Но, как только зашла в комнату и увидела Виктора, волнение как рукой сняло. Я увидела, что он рядом, жив и здоров… А ведь это главное.

Еще я беспокоилась, что ему не подойдет обручальное кольцо. Я ведь покупала кольца сама, Виктору брала наугад. Но, к счастью, не ошиблась. Кольцо подошло идеально. Муж сказал, что я умничка (улыбается). Когда сотрудник загса объявила нас мужем и женой, нам разрешили обнять друг друга, поцеловать и дали полчаса. Не наедине — с нами в комнате остались двое сотрудников СИЗО. Кроме того, наш разговор прослушивался. Но все равно для нас этот момент был бесценным. Первый раз за семь месяцев мы смогли обняться, поговорить. Мы говорили о каких-то бытовых вещах, сейчас уже даже не вспомню, о каких именно. Виктор сказал, что очень устал и хочет домой… Спрашивал о родителях. А еще попросил меня купить ему штаны на два размера меньше, потому что он сильно похудел… Мы все время держались за руки и не обращали внимания на конвоиров. Эти полчаса пролетели, как одна минута.

После его ареста я видела Виктора всего несколько раз — на суде, где ему и другим пленным морякам продлевали меру пресечения. Первый раз это было в январе. Все ребята в зале суда находились в так называемом аквариуме, за стеклом. Только когда их вели по коридору, мне удалось подойти поближе и сказать Виктору: «Я тебя люблю». Первый раз приезжала на суд вместе с родственниками. Потом поехала сама, а в третий раз взяла с собой маму Виктора. Я почему-то чувствовала, что ему это необходимо. За это время научилась понимать его с полувзгляда. И действительно, потом через адвоката Виктор передал письмо, в котором написал, как он обрадовался приезду мамы. На следующем судебном заседании он был в хорошем расположении духа, даже подбадривал других ребят.

Татьяна познакомилась с Виктором пять лет назад, в январе 2014 года, в Крыму, когда он там еще служил

По словам Татьяны, решение пожениться в СИЗО они с Виктором приняли точно так же — поняли друг друга с полувзгляда.

— На самом деле Виктор сделал мне предложение еще в 2016 году, — говорит Татьяна. — К тому времени мы уже два года встречались и жили вместе. Познакомились в январе 2014 года, когда Виктор еще служил в Крыму. Я после нашего знакомства уехала домой в Одессу, но мы продолжали созваниваться и переписываться. В марте 2014 года, когда произошла аннексия Крыма, Виктор тоже был там. Он служил на буксире «Яны Капу». Рассказывал, как их атаковали «зеленые человечки», наставляли на них оружие, пытаясь запретить им двигаться с места… После этих событий Виктора перевели в Очаков. В тот момент у нас только начинались отношения. А когда он перевелся в Одессу, мы стали жить вместе.

Я сказала ему «да» еще в 2016 году. Но тогда было много других забот, и мы решили со свадьбой повременить. Следующие два года никак не получалось — навалились другие дела, кое-какие проблемы со здоровьем… Одним словом, было не до свадьбы. А в прошлом году мы наконец определились с датой. Решили, что поженимся в апреле 2019 года. Уже даже составили список гостей. Виктор готовился ехать в командировку. Они должны были перебазироваться на кораблях в Мариуполь и находиться там следующие четыре месяца. Им обещали немного повысить зарплату, и мы подумали, что за эти четыре месяца как раз сможем накопить денег на свадьбу. Тогда мы не могли даже представить, чем закончится эта командировка.

«Родных Виктора наше решение сначала шокировало»

— Я, как и все, узнала о захвате наших кораблей из новостей, — вспоминает Татьяна. — Хотя накануне у меня появилось плохое предчувствие. 24 ноября я как почувствовала, что что-то может случиться. Начала звонить Виктору, но его телефон был отключен. Он предупреждал, что иногда может быть не на связи. Только в тот момент меня это не успокоило. А 25-го утром я увидела в новостях, как российские суда таранят «Яны Капу», где как раз находился Виктор… Потом появилась информация, что корабли обстреляли, что среди моряков есть раненые. Еще никогда мне не было так страшно. Нигде ведь не сообщалось, кто именно ранен, насколько тяжелые ранения… Кое-какая информация появилась уже потом. Позже я нашла в Интернете фотографии, на одной из которых был Виктор — в тот момент, когда его выводили из машины и заводили в здание суда.

С тех самых пор и до момента росписи мы с Виктором ни разу даже не поговорили. Только через адвоката или консула можно было передать ему какую-то записку. Мои письма доходили с опозданием на три месяца. То, что я писала в декабре, Виктор смог прочитать только в феврале.

Конечно же, вопрос женитьбы в таких условиях никто не обсуждал. Идея как можно быстрее расписаться пришла ко мне во время судебного заседания. Мы с Виктором встретились глазами — и я поняла, что для него это было бы колоссальной поддержкой. Напоминанием, что я рядом и жизнь продолжается. К тому же я думала, что мне как законной жене, возможно, хоть иногда будут разрешены звонки и свидания (на это я, как потом выяснилось, надеялась зря — нашим морякам не разрешают контактировать даже с самыми близкими родственниками). Так или иначе, я решила во что бы то ни стало добиться разрешения пожениться. Виктор эту идею горячо поддержал. Оказалось, он тоже об этом думал, и мы, встретившись глазами на суде, как будто прочитали мысли друг друга. Все детали мы обсуждали уже через адвоката.

«Я сначала очень переживала. Но, как только увидела Виктора, волнение как рукой сняло. Он был рядом, жив и здоров...» — говорит Татьяна (на фото — в день свадьбы возле СИЗО)

По словам Татьяны, добиться разрешения заключить брак на территории СИЗО оказалось непросто.

— У нас было два варианта: либо делать это через российский загс, либо через консульство, — объясняет Татьяна. — Мы хотели через консульство. Но на запрос из консульства пришел отказ. Оставался только вариант с московским загсом. Большое спасибо омбудсмену Людмиле Денисовой, которая лично просила следователя дать нам разрешение. Первый раз следователь сказал, что от него якобы никакого разрешения не требуется. Но это было неправдой — разрешение необходимо. И только когда Людмила Денисова подошла к нему второй раз, он согласился. 21 июня мы с консулом ходили в загс подавать документы. А через пять дней у нас уже была роспись.

Родных Виктора наше решение пожениться в следственном изоляторе сначала шокировало. Они говорили: мол, зачем спешить, давай дождемся, пока его отпустят. Но только когда его отпустят? Конечно же, мы все надеемся, что это произойдет скоро, но ведь никто ничего не знает. Я чувствовала, что поступаю правильно. В день свадьбы приехала в Москву сама. Купила кольца, свадебный букет, пришла в СИЗО в белом платье. Это было не свадебное платье, но тем не менее. Свадебное еще надену. Мы с Виктором договорились, что, когда его и других ребят отпустят, устроим большую свадьбу. Обязательно позовем всех моряков, которые сейчас в плену, и их семьи. Это будет настоящий праздник.

Ранее адвокат Николай Полозов рассказал, в каких условиях содержат пленных украинских моряков. А самый молодой из моряков, захваченных россиянами в районе Керченского пролива осенью 2018 года, Андрей Эйдер сообщил, что за семь месяцев плена ему разрешили сделать один телефонный звонок.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров