БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности

Коллеги Евгения Патона называли электросварку «наукой о том, как без заклепок сделать бочку»

8:01 4 марта 2020 1030
Евгений Патон
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

4 марта исполняется 150 лет со дня рождения Евгения Оскаровича Патона. Его имя носят в столице Украины мост и академический институт, ему посвящены мемориальные доски и монумент, но, пожалуй, самой яркой памятью о нем стало заметное продвижение отечественной науки и техники к передовым рубежам.

Читайте также: «Сталинскую премию — сто тысяч рублей — Евгений Патон разделил между сотрудниками»

«Я ничего не прощал лентяям и ловкачам»

Летом 1904 года известный инженер-мостостроитель Евгений Патон, ранее служивший в Московском инженерном училище, впервые начал работать в Киеве. Руководство Политехнического института доверило 34-летнему специалисту, уже завоевавшему к тому времени весомый авторитет, создать и возглавить отдел мостов при кафедре строительного искусства. Профессор Патон сразу стал в КПИ заметной фигурой. Он энергично взялся за реформу учебной программы, занялся обустройством инженерного музея и кабинета мостов со специальной библиотекой. Среди студентов требовательность Патона была поистине легендарной. Сам он потом вспоминал: «Я ничего не прощал лентяям и ловкачам. Зато людей честных и серьезных не упускал из виду и, заметив в них „искру“, старался ее раздуть». Так ему удалось воспитать несколько поколений выдающихся инженеров-мостостроителей.

Разработку теоретического курса своей специальности Евгений Патон успешно совмещал с практическим проектированием мостов. Одна из его тогдашних построек издавна пользуется популярностью среди киевлян. В начале прошлого века городские власти собрались устроить выезд на так называемую Козловку — ныне Парковую дорогу вдоль днепровского склона. Для этого решили пробить новую аллею в ложбине между двумя парками. Но для удобства гуляющих желательно было перебросить через нее пешеходный мостик. Решить эту задачу городская управа попросила профессора Патона, выделив за это скромный гонорар в 700 рублей. Евгений Оскарович проявил себя здесь не только блестящим инженером, но и архитектором-дизайнером. Легкая ажурная конструкция моста прекрасно вписалась в ландшафт. К слову, монтировали это сооружение в 1910 году — еще до того, как появилась Петровская аллея. Проложили ее уже под готовым мостиком.

Построенный по проекту Евгения Патона Парковый мост, известный среди киевлян как Чертов мост, был открыт в 1910 году

С тех пор прогулочные маршруты наших земляков регулярно пролегают по дощатому настилу маленького шедевра Патона. Мостик давно вошел в городской фольклор. Среди киевлян он известен как Мост влюбленных и Чертов мост. В 1983-м его реконструировали, заменив точной копией из новых материалов. Любопытно, что при этом был проведен расчет прочности конструкции на ЭВМ. И оказалось, что в свое время, пользуясь только ручными подсчетами, Евгений Патон добился самого оптимального решения, которое не нуждалось в улучшении.

За внедрение метода, ускорявшего производство танков, Патону присвоили звание Героя Социалистического Труда

После трех десятилетий плодотворной работы в мостостроении и педагогике профессор Патон (в 1929 году избранный действительным членом Всеукраинской академии наук) взялся за новую отрасль — электрическую сварку. Собственно говоря, этот крутой поворот стал естественным продолжением прежней инженерной деятельности ученого. Его давно уже беспокоила проблема надежности и экономичности клепаных соединений, безраздельно царивших при монтаже металлических элементов мостов. Приближаясь к 60-летнему возрасту, когда многие уже задумываются о пенсии, Евгений Патон окончательно решил для себя, что электросварка может вытеснить устаревшие заклепки. И отдался этому делу со всей энергией и решительностью.

Евгений Оскарович в своих воспоминаниях не скрывал, что среди коллег многие отнеслись к его решению с недоумением и даже с насмешкой, а саму электросварку именовали «наукой о том, как без заклепок сделать бочку». Однако его уже ничто не могло сбить с выбранного пути. Пришлось, правда, преодолевать неизбежные организационные проблемы. Свои первые шаги созданный Евгением Патоном коллектив электросварщиков делал в цехах завода «Большевик» и в механической лаборатории КПИ, потом получил три комнаты в сыром подвале бывшей гимназии по бульвару Тараса Шевченко, 14, со временем были выстроены неказистые помещения в конце Владимирской улицы… Однако с каждым годом важность и ценность разработок Института электросварки, официально учрежденного в 1934 году, становилась все очевиднее. Автоматическая сварка под флюсом, на которой был сделан основной акцент, позволяла проводить монтаж быстро, дешево и надежно.

Читайте также: «Евгений Патон терпеть не мог бесхозяйственности. Однажды он устроил разнос своему заму за горсть валявшихся гвоздей»

Очень важным был вклад патоновцев в оборонное производство, когда вся страна сражалась против гитлеровского нашествия. После эвакуации на Урал институт обеспечивал автоматическую сварку танковых корпусов и башен. При его содействии на фронт поступали в необходимых количествах танки КВ, Т-34, Т-60, Т-70. Директору Института электросварки Евгению Патону «за исключительные заслуги перед государством в деле ускорения производства танков и металлоконструкций» в 1943 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Евгению Патону от государства была предоставлена внушительная иномарка — автомобиль «Линкольн Зефир». Его сын Борис Евгеньевич Патон, уже без малого шесть десятилетий бессменно возглавляющий Академию наук Украины, вспоминал: «В Киеве у отца была служебная директорская машина. Но на работу мы с братом всегда добирались своим ходом. Отец на своей служебной машине мог подвезти сотрудника — и делал это довольно часто, нас — никогда».

После возвращения института в Киев в 1944-м ему предоставили красивый старинный корпус со вспомогательными строениями, который первоначально принадлежал еврейской ремесленной школе. Доныне это здание на улице Антоновича, 69 остается центром институтского комплекса, превратившегося в целый научно-технический городок. Институт электросварки, который после Евгения Оскаровича возглавил его сын Борис Евгеньевич Патон, заслуженно считается визитной карточкой украинской науки и техники.

Имя Евгения Патона было присвоено институту еще при жизни его создателя, в 1945 году. Так отметили 75-ю годовщину со дня рождения и 50-летие научной и общественной деятельности академика Патона.

До торжественного открытия моста Евгений Оскарович не дожил всего три месяца

Всем известен мост Патона через Днепр. Впервые в истории сооружение такого масштаба (длина моста превышает полтора километра) было выполнено цельносварным, по технологиям, разработанным в Институте электросварки. Металлические балки-блоки длиной по 29 метров и весом по 38 тонн соединялись в общую конструкцию с помощью автоматической сварки. К сожалению, до торжественного открытия моста 5 ноября 1953 года Евгений Оскарович не дожил всего три месяца. Но решающий вклад Патона в эту постройку был навсегда отмечен в названии знакового для Киева объекта.

Всю свою жизнь Евгений Патон посвятил строительству мостов. Большинство созданных по его проектам сооружений служат людям и сейчас. Мост Патона, открытый в 1953 году, - это первый в мире цельносварной мост

Так уж сложилось, что существующий мост стал третьей попыткой соединить здесь берега Днепра при участии Евгения Патона. Мост возведен возле местности Наводничи, где еще в незапамятные времена устраивали временную переправу через реку при помощи наводных (понтонных) мостов. Потом, в 1853-м, был сооружен постоянный Цепной мост (примерно на месте нынешнего моста Метро), и надобность в наводных мостах отпала. Однако во время Первой мировой войны соображения стратегии потребовали дополнительных переправ для оборонных перевозок. Командование Юго-Западного фронта поручило Киевскому округу путей сообщения соорудить в общей сложности 14 мостов через Днепр и Десну. Один из них — так называемый Стратегический мост на свайном основании — появился у Наводничей. Отрезок пути к нему со стороны военного поселка Саперная слободка до сих пор сохранил название Стратегическое шоссе.

Многочисленные мелкие пролеты моста были выполнены из дерева, но более крупные фермы для пропуска судов по предложению профессора Патона сделали металлическими. Эта переправа была не особенно долговечной, но после гражданской войны именно Стратегический мост удалось быстро восстановить, и он обеспечивал переезд через Днепр, пока в 1925 году под руководством того же Патона не отстроили в обновленном виде разрушенный Цепной мост.

Уже к концу 1930-х годов развитие столицы Украины обусловило возведение нового капитального автодорожного моста. Место для него выбрали вновь напротив Наводничей, и первоначально он получил название «Наводницкий мост». К 1940 году были готовы опорные конструкции, по которым должно было пролечь полотно моста. Евгений Оскарович настойчиво продвигал идею автоматической сварки мостовых ферм, хотя в ту пору передовая технология еще вызывала у многих специалистов старой школы возражения и протесты. Предложение Патона было одобрено правительством, однако началась война, и только спустя десять лет удалось вернуться к строительству Наводницкого моста с использованием довоенных опор. Теперь уже работы были доведены до конца, а завершенное цельносварное сооружение стало мостом Патона.

Напомним, сын Евгеня Патона Борис Патон с 1962 года возглавляет Национальную академию наук Украины. В 2018 году Борис Евгеньевич отметил 100-летний юбилей, и накануне знаменательной даты он дал эксклюзивное интервью «ФАКТАМ»: «Время уходит, а сделать хочется больше!».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров