БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

На миллион гривен можно купить 1 ИВЛ или 60 тысяч масок, но их ищет весь мир, — Алексей Давиденко

12:53 29 марта 2020
Алексей Давиденко

Внезапно ворвавшийся в нашу жизнь COVID-19 обнажил массу «белых пятен» в украинской медицине, которые теперь приходится закрывать в авральном порядке. Диагноз разваленной отечественной системе здравоохранения можно ставить уже сейчас, но от этого никому не легче. Страшно думать о том, что будет, когда эпидемия обретет масштаб, ведь в стране катастрофически не хватает аппаратов для вентиляции легких (ИВЛ), защитных костюмов для медиков, средств для дезинфекции, тест-систем на коронавирус, обычных медицинских масок и других столь же важных сейчас вещей.

Ситуация очень серьезная. Неотложные проблемы пытаются решать все — от всеукраинского Штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией, работающего круглосуточно, до волонтеров. Тем временем СМИ и соцсети традиционно пытаются убедить нас или в тотальной зраде и всепропальщине, или в том, что испытания сделают нас более сильными.

Об ажиотаже с масками и ИВЛ и еще о многом другом «ФАКТЫ» поговорили с собственником самой большой в Украине сети магазинов «Медтехника» Алексеем Давиденко.

«Раньше маска у китайских производителей стоила 3 цента, а сегодня они продают ее за 30 центов»

— Алексей, на днях вы написали в Facebook об огромной работе, которая сейчас кипит повсюду: «Вам кажется, что все стоит, ничего не едет и никто ничего не делает. Это неправда! В страну в данную секунду летят миллионы масок, миллионы перчаток, сотни тысяч респираторов, а еще расходные материалы, дезинфекция, ИВЛ, контуры, кислородные маски и концентраторы, кровати, рентгены, УЗИ аппараты и тесты. И 99% всего этого закупается за не бюджетные деньги. Закупается с одной-единственной целью — обеспечить безопасность врачей, оснастить самым необходимым больницы, удовлетворить сумасшедшие потребительский спрос и снизить спекулятивные цены».

Но медицинских масок в аптеках как не было, так и нет. Тем временем спекулянты, пользуясь моментам, взвинтили цены…

- На ваш вопрос есть три ответа, выберите любой, какой больше нравится.

Ответ первый. Стоимость современного, качественного, не суперкрутого, не экспертного класса ИВЛ-аппарата (не имеет значения, чьего производства), который спасает жизнь зараженным коронавирусом, миллион гривен. А себестоимость одной самой простой медицинской маски в Китае сегодня от 10 до 15 гривен. То есть на миллион гривен можно купить один ИВЛ или 60 тысяч масок.

Теперь следите за логикой. Чего сейчас не хватает итальянцам? ИВЛ-аппаратов. Они могут подключить одного из трех умирающих пациентов и выбирают того, у кого больше всего шансов выжить.

Маски надо менять два раза в день, хотя по нормативам — каждые два-три часа. И даже если сведем к одному разу (ведь у нас катастрофа с масками), то этого миллиона хватит на то, чтобы 60 тысяч человек могли раз в день выйти на улицу.

Перед государством, импортером, больницей, мэром города стоит выбор — на что потратить миллион гривен, если у них он есть: на один ИВЛ-аппарат, который будет следующие 10 лет спасать жизни, или на 60 тысяч масок, которые люди вечером, не задумываясь, выбросят в мусорник.

То есть ситуация не такая прямолинейная, однозначная и простая, какой кажется на первый взгляд.

Второй ответ. Маски, как и любая одноразовая защита (халатики, бахилы, которые вы надели в поликлинике или больнице и через 15 минут выкинули), в мирное время у производителей стоили плевые деньги. Но сегодня во всем мире, одновременно столкнувшемся с коронавирусом, спрос на этот товар такой, что цены поднялись в 10−12−15 раз.

Читайте также: Во время карантина отдавать внуков бабушкам и дедушкам нельзя, — врач-инфекционист

Год-полгода назад, когда не было никакого коронавируса, эта обычная прямоугольная маска у китайских производителей стоила 3 цента, а сегодня они продают ее за 30 центов. То есть заводы подняли цену в 10 раз. Дешевле — не у перекупщика, а непосредственно на предприятии — найти невозможно. У них тоже есть свое объяснение: спрос огромный, люди работают круглые сутки, им надо платить за ненормированный труд дополнительные деньги.

Третий ответ. Спанбонд (нетканый материал из тонкого полимерного волокна.- Авт.) и мембраны, необходимые для производства масок, тоже кто-то должен производить. И у этих производителей такой же сумасшедший дом.

Все растет в цене. Плюс, конечно, хочется заработать на ажиотаже. Это же бизнес. Себестоимость изделия и продажная его цена во всем мире выросли в 10 раз.

Теперь представьте. О`кей, мэр города, главврач больницы, или я, бизнесмен, сказали: ладно, черт с ним, потрачу миллион гривен на маски.

К сожалению, я закупаю их в Китае на заводе по 35 центов (по 30 мне не отпускают). Умножаем на курс доллара, получаем 11 гривен. Могу везти товар в контейнере 60 дней по морям. Но вам же маска нужна на вчера. Что я делаю? Звоню авиаперевозчикам: «Мне надо привезти маски самолетом». Раньше же можно было догружать пассажирские рейсы (МАУ, «Турецкие авиалинии» — все, кто летал). Авиаперевозчики крутят пальцем у виска: «Ты что, дебил? Самолетом возят бриллианты». Объясняю, что в стране кризис, нужны маски. А они говорят: «Так в вашу страну перестали летать 90 процентов рейсов». Соответственно, цены на авиадоставку (они и так были сумасшедшие) выросли в четыре-пять раз.

Себестоимость привезенной на самолете маски уже дойдет до 16 гривен. Затем я должен ее растаможить. Хорошо, меня освободили от НДС и от пошлины, но мне надо брокерам заплатить за логистику, за привоз из аэропорта на склад.

А я должен хотя бы 10 процентов заработать? Я только что потратил миллион гривен (может, взял в банке кредит, который надо отдавать). Вот и получилась цена в 20 гривен. Да, маску в аптеке раньше можно было купить за две гривни. Так она и у производителя стоила не 30 центов, а три.

— Сейчас в соцсетях полно объявлений о продаже масок. Многие шьют их на дому, какие-то подпольные цеха уже работают. А что тем временем делают украинские заводы и фабрики?

- В Украине практически нет изделий, стопроцентно сделанных из отечественного сырья. Хоть какую-то составляющую приходится покупать на внешних рынках. Так же и с маской. Спанбонд (это вот та голубая часть маски) в основном привозной. Но с ним перебоев пока вроде нет.

— Откуда его привозят?

- Его изготавливают во многих странах. В Украине тоже делают, но сырье для него все равно импортное.

Однако этот материал не защищает от бактерий. Зачем нужна маска? Вот я, например, позитивный по коронавирусу. Значит, должен надеть маску, которая будет препятствовать моим бактериям выйти наружу и заразить вас. Ни ситцевая, ни марлевая маска, которые сейчас шьют полулегально или нелегально, не защитят от них, там же куча дырок.

Самое важное в медицинской маске находится внутри. Этот невидимый третий слой, внутренняя средняя мембрана, имеет такую микронность, что не дает бактериям перейти от меня к вам, останавливает их. Эта мембрана производится только за границей. Неделю назад ее в Украине вообще не было — закончилась. Никто не мог производить маски с мембраной. Все, что шили, — просто бутафория.

Читайте также: В Украине создали прибор вентиляции легких, который поможет спасти заболевших коронавирусом

А еще есть проблемы с резинками для масок, с металлической пластинкой (она вставляется сверху, чтобы вы могли прижать ее к переносице и закрыть возможность бактериям выходить через свободное пространство) — да со всем, собственно.

Ну и что, что есть в стране производители? Даже если взять огромное предприятие с 600 сотрудниками, оно ведь не было готово к тому, что вдруг понадобится такое количество масок. Никто в стране не был к подобному готов.

Представьте, если по нормативам надо менять маску два раза в сутки, а у нас 40 миллионов населения, из них 10 миллионов — это активные люди. Пусть даже половине из них надо выходить на улицу. Значит, требуется 10 миллионов масок в сутки. Если мы ее завозим в страну по себестоимости 16 гривен, то потратим только на один выход людей из дома 160 миллионов гривен. Посчитайте, сколько ИВЛ-аппаратов можно купить.

«Далеко не каждый аппарат ИВЛ подходит для лечения больных с коронавирусом»

— Везде пишут, что их тоже купить невозможно, даже если благотворители дадут деньги, ведь весь мир выстроился в очередь к производителям.

- Это правда. Олигархи, крупный бизнес, корпорации, банки сегодня хотят приобрести ИВЛ-аппараты для больниц. Думаю, если сложить заказы всех, кто у разных импортеров, производителей, продавцов разместил заказы на покупку ИВЛ и готов их оплатить, то в течение нескольких дней не за бюджетные деньги было бы куплено порядка 500 аппаратов. Вот если бы сейчас сказали: «Проблем нет, несите деньги»… Но аппаратов нет.

По данным Министерства здравоохранения, в стране не хватает как минимум две тысячи ИВЛ-аппаратов. Четверть из них могли бы приобрести те, кто хочет помочь медицине.

— У многих полное дежавю с весной 2014-го, когда вся страна ринулась помогать фронту.

- Абсолютно. Но аппаратов нет. А почему их нет? Вот представьте, что вы известный на весь мир французский, итальянский, швейцарский, шведский производитель ИВЛ-аппаратов. Во время эпидемии у вас три приоритета. Первый — обеспечить ими свою страну. Вы не отдадите ни один ИВЛ-аппарат за границу, пока они нужны вашим согражданам. Второй — межгосударственные договоренности. Если Эммануэль Макрон пообещал кому-то из президентов или глав правительств оказать помощь и передать сто ИВЛ-аппаратов их стране, следующий ваш шаг — выполнить его обещание. И только на третьем месте будут ваши партнеры — дистрибьюторы и дилеры со всего мира.

У нас сейчас сложная ситуация. Сами себя мы обеспечить не можем. И, к сожалению, пока не видим, чтобы президент Зеленский мотался по миру или звонил лидерам государств, чтобы выбить ИВЛ-аппараты и другое оборудование для больниц.

Читайте также: Украину ждет катастрофа: откровенный рассказ медсестры из Бергамо о том, как Италия не справляется с коронавирусом

Мы, импортеры и дистрибьюторы, у которых есть контракты с заводами-производителями ИВЛ-аппаратов, стоим третьими в очереди, пока те не обеспечат первые две группы и не скажут, что наконец-то появилась возможность и для нас. Сейчас они говорят: «Это будет где-то в мае-июне-июле-августе». А некоторые брендовые производители — что только в сентябре они готовы будут отгружать первые ИВЛ-аппараты для таких стран, как Украина.

Поэтому мы и меценаты были вынуждены поехать в Китай, где завершился карантин и возобновилось производство. Но мы же знаем, что качество аппаратов там разное. Есть товары брендовые, хорошие. Но на таких заводах все давно расписано. А есть — производящие ширпотреб, кучу железа, которое цивилизованные страны не покупают.

По всему миру ни у одного бренда нет свободных ИВЛ-аппаратов, везде очереди многомесячные. И вот появляются какие-то мелкие китайские мануфактуры и предлагают: «У нас все есть, покупайте».

Тут возникает, к сожалению, другая проблема: у нас нет ничего, поэтому мы готовы купить абы что. При этом никто не думает, во-первых, какого класса эти ИВЛ-аппараты. Ведь далеко не каждый подходит под коронавирусное поддержание. Нужны аппараты среднего или экспертного класса, которые не только интубируют, но и делают неинвазивную вентиляцию легких (есть целый перечень специальных функций, которые должны быть, чтобы аппарат не стал просто куском металлолома). Естественно, меценаты в этом не разбираются, поэтому, слыша слово «ИВЛ», готовы его покупать.

Во-вторых, это же не шариковая ручка и не карандаш. Любое медоборудование требует документов: международных сертификатов и прочего. Его нельзя взять и купить просто так.

Потом это оборудование надо подключать, инсталлировать, обслуживать. Это ведь реанимация! Кто это все будет делать? Ну, купили вы сейчас, привезли. А что с ним делать через месяц, через два? А если оно перестанет работать?

Эти хаос, бардак, истерия и полный непрофессионализм (понятно, что люди не могут и не должны быть специалистами в медицинской сфере) привели к тому, что наравне с профессиональными экспертами у нас появилось огромное количество аматоров. Вот такая ситуация.

«В Украине всего несколько предприятий производят защитные костюмы для медиков»

— А как решается проблема защиты медиков?

— С защитой медиков все то же самое, что и с масками. Только с масками проще — нет масок, забейте и элементарно не подходите близко друг к другу. А врачи все время сталкиваются с потенциально зараженными. Особенно сотрудники скорой помощи, амбулаторий, куда люди приходят в первую очередь, инфекционных отделений больниц, которые определены для приема коронавирусных больных. Им защита остро необходима.

Это одноразовые изделия — поработал, снял, выбросил. Таких изделий (это десять наименований товаров) приходится покупать много, и они у производителя сейчас стоят дорого. Но главное, что их тоже найти невозможно. Их производят, опять же, в первую очередь для тех стран, с которыми есть договоренности. Весь мир хочет получить одно и то же.

Читайте также: Украинцы создали бесконтактный дезинфектор и показали, как его сделать самому (фото, видео)

— В Украине производят эти защитные костюмы?

- Есть всего несколько предприятий.

Смотрите, производитель не может в мирное время выжить на одних масках, ведь это просто смешно. Ее оптовая цена до ажиотажа — 50 копеек, надо было максимум до 10 миллионов масок в год, сейчас — в сутки. Все эти защитные одноразовые наборы, бахилы и так далее в основном производят специализирующиеся на этом предприятия. Но их мощности рассчитаны на обычный спрос. И когда возникает такая, как сейчас, ситуация, годового объема продукции хватает на пару дней.

— Есть информация, что в страну уже понемногу завозят китайские тест-системы, без которых не победить COVID-19. Однако сейчас европейцы массово возвращают эти системы Китаю, поскольку их точность составляет около 30 процентов. Ходят слухи, что и нам такие продали.

- Я слышал информацию о некачественных тест-системах. Но, во-первых, не могу ее ни подтвердить, ни опровергнуть. Во-вторых, у меня есть очень простое объяснение. Европа с ее известными крупными заводами по производству фармацевтической продукции, лабораторными исследованиями, вкладывающая колоссальные суммы в университетские клиники, может позволить себе что-то вернуть китайцам, потому что у них есть свое производство.

А у нас нет ничего своего. Если бы было, могли бы что-то обсуждать. А так… Сегодня ни в одной сфере (кроме, наверное, самолета «Мрія») у нас нет изделий такого качества, как в Европе или в Америке. В лучшем случае мы производим китайские аналоги, причем по ценам, чаще всего, дороже. Мы сегодня можем долго рассказывать, что тесты не такого качества. Но иных вариантов сейчас нет.

— Когда закончится пандемия, начнется длительный период преодоления ее последствий. Как после коронавируса пережить гиперинфляцию? Вы написали недавно: «Любой кризис — это еще и шанс для рывка и освоения новых рынков. Этот шанс надо использовать. В такой ситуации, как у нас сейчас, нам уже некуда отступать и нечего бояться — надо действовать нестандартно, дерзко и на опережение».

- Нам всем придется много работать. Украинцы, от малого до крупного бизнеса, к сожалению, привыкли выживать и постоянно работать в стрессовых условиях. То дефолт, то кризис, то война. Если бы завтра наша экономика стала такой, как в Швейцарии, думаю, мы не знали бы, как с этим жить.

Переживем и экономический спад, и волну банкротств. Единственное, за что очень сильно переживаю, это безработица. Люди не успели подкопить жирка и что-то отложить на будущее. В начале войны мы все находились в шоке. Потом стали потихоньку вкладывать какие-то деньги в развитие. И вот только начали поднимать голову — и опять удар…

Читайте также: Уже в марте безработных в Украине станет на миллион больше, и это далеко не предел, — известный экономист

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», в Украине наладили выпуск тест-систем, способных выявить коронавирус даже без симптомов болезни.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

1708

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров