Политика

Николай рудьковский: «в начале 90-х подрабатывал в вене официантом в престижном ресторане в центре города»

0:00 23 марта 2007   495
Николай рудьковский: «в начале 90-х подрабатывал в вене официантом в престижном ресторане в центре города»
Александр ГАЛУХ «ФАКТЫ»

Министр транспорта и связи, которого обвиняют в подделке документов о получении высшего образования, в интервью «ФАКТАМ» заявил, что окончил в Украине два вуза и учился в экономическом университете в Австрии

В последнее время вокруг Николая Рудьковского не утихают скандалы. На днях министра транспорта и связи обвинили в фальсификации документов о получении высшего образования. В частности, СМИ опубликовали статью одного из народных депутатов предыдущих созывов, который утверждает, что Николай Рудьковский неоднократно приукрашивал свои биографические данные и имеет подделанные дипломы. Впервые подобную информацию парламентарий обнародовал девять лет назад. Тем не менее прокуратура города Чернигова, в котором учился Николай Рудьковский, поручила органам внутренних дел проверить сообщения народного депутата.

«ФАКТЫ» же решили разобраться в причинах скандала непосредственно с помощью министра. Пообщаться с Николаем Рудьковским удалось в… транспорте. Вернее, в его личном автомобиле «Лексус». Что делать, руководитель Минтранса  — человек весьма занятой и свободное время у него зачастую бывает только в дороге.

 

Александр ГАЛУХ
«ФАКТЫ»

«Старшей дочке шесть с половиной лет. Она знает испанский и английский»

Отправляясь в путь вместе с корреспондентом, Николай Рудьковский возле лифта, на котором спускался в гараж, поздоровался с темнокожим парнем. Он, искренне улыбаясь, обратился к Николаю Николаевичу: «Буэнос диас!» «Буэнос диас, амиго!» — радостно ответил министр. Предположение о кубинских железнодорожниках, приехавших по обмену опытом в Украину, не оправдались: молодой человек по-учительски поправил речь испано-говорящего министра транспорта Украины и тот послушно повторил несколько раз слова, добиваясь правильного произношения.

- Николай Николаевич, как говорят туристы в испано-язычных странах, что-то я ничего не «компрэндо»?

- А-а, это мой хороший знакомый из Кубы. Я его предупредил, что завтра меня в Киеве не будет, так как еду в рабочую поездку в Беларусь. Я с ним практикуюсь в испанском. Кстати, также общаюсь с кубинским послом и консулом.

- Пытаетесь закрепить полученные вами знания?

- Наверное, этого пока не знают те, кто стремится доказать, что я неуч. А ведь я владею еще английским и немецким языками.

- А почему решили испанский выучить, а не, скажем, французский?

- Три года назад, когда мы с Александром Александровичем Морозом (Николай Рудьковский до своего избрания в парламент в 2002 году был помощником нынешнего спикера.  — Авт. ) ездили на Кубу, я был поражен, какие там живут открытые и искренние люди. Правда, среди кубинцев мало тех, кто знает английский или русский, поэтому я решил, что проще выучить испанский и общаться с хорошими людьми на их родном языке. Мне это удалось.

- Детей тоже иностранными языками мучаете?

- По себе знаю, насколько важно знать язык. Насте шесть с половиной лет, а младшей Ане уже полтора года. Старшая дочь знает испанский, другие предметы ей преподают на английском.

- Так вы с дочкой дома на английском общаетесь?

- Нет, конечно, на родном, но когда я говорю с ней на испанском, она меня часто поправляет. Младшая же Аня сейчас говорит на украинском, русском и испанском одновременно.

«Как-то в Германии в качестве переводчика присутствовал на хирургической операции одного из украинских политиков»

- При родах рискнули присутствовать?

- В нашей семье четкое распределение обязанностей мужа и жены. В этом вопросе я консервативен. И без наблюдения за родами очень люблю свою жену. Как-то в Германии в качестве переводчика присутствовал при хирургической операции одного из украинских политиков. Так вот врачи вместо того, чтобы следить за самочувствием пациента, внимательно наблюдали за моим состоянием. Каждые две минуты спрашивали: «Как вы себя чувствуете?»

- Бледненько выглядели?

- Да нет, я еще нормально держался. Спросил медиков, почему они больше обо мне беспокоятся, чем о пациенте. Врачи говорят, что его состояние, мол, под контролем. Если что не так пойдет — на всех мониторах будет видно. А вот две недели назад был у них такой случай. Оперировали немецкие медики нашего соотечественника в присутствии переводчика под сто килограм-мов веса. Так он, когда увидел первые капли крови, сразу же упал в обморок. И врачам вместо того, чтобы продолжать операцию по удалению аппендицита, пришлось 15 минут откачивать переводчика.

- Николай Николаевич, а как вы восприняли обвинения в фальсификации вами данных об образовании? Сколько, на самом деле, у вас дипломов?

- Эти обвинения меня не удивили. Впервые их придумал еще в 1998 году мой конкурент на выборах в Верховную Раду. Я окончил два вуза — Черниговский педагогический (кстати, 31 марта там состоится встреча выпускников) и Киевский экономический университет, «нархоз», как его раньше называли. Так что у меня два высших образования, полученных в полном соответствии с действующим законодательством.

В 1985 году я закончил среднюю школу с золотой медалью. Принимал участие в районных олимпиадах, а по химии — даже в областной. Всегда считал, что человек должен учиться всю жизнь. Ведь знания — это не только учеба в институте. Человек учится, когда сидит за партой, когда работает, общается с людьми.

- Это понятно, а как вы попали в пединститут?

- Советская система образования, при всех ее недостатках, позволяла отличникам-медалистам поступать в вуз на льготных условиях. Я сдал на отлично только один экзамен и поступил на исторический факультет Черниговского педагогического института. Первый курс закончил на отлично, мне выплачивали повышенную стипендию. Затем меня призвали в Вооруженные силы СССР. Кстати, многие из нынешних ура-патриотов даже в армии не служили. Я проходил службу в Первомайске Николаевской области в ракетных войсках стратегического назначения. После армии вернулся в родной институт, где проучился еще два года. Как раз в самом разгаре была перестройка. И я был одним из инициаторов создания политического клуба в Черниговском пединституте. Затем мы вместе с Олесем Донием (сейчас — политолог.  — Авт. ), Вячеславом Кириленко (лидер фракции «Наша Украина» в парламенте.  — Авт. ), Вячеславом Пиховшеком (журналист телеканала «1+1».  — Авт. ) и Маркияном Иващишиным (депутат Львовского горсовета.  — Авт. ) создавали «Украинский студенческий союз». В 1989 году мы в Чернигове вышли на первомайскую демонстрацию с антипартийными лозунгами. Скандировали «Долой партократов из госаппаратов!» и требовали закрытия ЧАЭС. Понятно, что после этого было заседания Черниговского бюро обкома КПУ, на котором нас, студентов, занесли в черный список.

- Всего лишь? Тогда ведь не церемонились с критиками партии и правительства…

- Двух участников демонстрации под разными предлогами отчислили из института сразу. Со мной было сложнее, так как я хорошо учился. Тем не менее на экзамене по истории СССР преподаватель мне сказал: «Я не могу поставить вам положительную оценку, потому что вы неправильно понимаете Ленина». Я ответил, что задание студента-историка не понимать Ленина так, как понимает его преподаватель, а знать произведения Владимира Ульянова. Одним словом, я написал заявление на академический отпуск, потому что дальше учиться было невозможно.

«Когда я оказался в Австрии, то знал всего лишь несколько слов по-немецки»

- И куда вы подались?

- Изучать экономику. В 1990 году поехал в Москву, где прослушал курс лекций в школе бизнеса. В основном там учились партийные боссы, которым рассказывали об основах макро- и микроэкономики, курсах валют, инфляции и рыночных методах управления. При этом тогда в Москве (как и везде в СССР) действовала система распределения товаров и продуктов. Наблюдая «преимущества планового хозяйства», понять, что же такое рынок и как он работает, было трудно. Это все равно, что учиться плавать на сене.

Я решил не терять время и ехать изучать экономику там, где есть рыночные отношения. И оказался в Австрии, зная всего несколько слов на немецком языке. Чуть больше года мне понадобилось, чтобы изучить язык и поступить в Венский экономический университет.

- На что вы жили в Австрии?

- Зарабатывал на жизнь руками — и снег убирал на улицах, и хлеб ночью в пекарне грузил. Так заработал свои первые сто долларов. Официантом в ресторане работал. Это был престижный ресторан в центре Вены со своим винным погребом. Затем устроился в коммерческую фирму на должность экспорт-менеджера. Потом создал свою компанию.

- А как же учеба?

- Параллельно учился в Венском экономическом университете. Тяжело приходилось, но, получив определенные знания и опыт, в 1994 году я решил вернуться в Украину. Стал членом прогрессивной на то время команды кандидата в президенты Леонида Кучмы, который шел на выборы с лозунгами преодоления инфляции, коррупции. После его победы на выборах устроился на работу в экономическое управление в Администрации Президента. В 1995 году первым вице-премьером стал Павел Лазаренко и Президент начал слушать только его, а не советы экономического управления администрации. С тех пор Леонид Кучма перестал быть демократом и я ушел с должности консультанта. Кстати, не один я тогда написал заявление об уходе из экономического управления.

Когда я вернулся в Украину, то написал заявление и был допущен к экзаменам в Черниговский пединститут. Диплом об окончании этого вуза получил в 1996 году. А через некоторое время поступил в Киеве в экономический университет. Ходил, как положено, на лекции, сдавал экзамены и получил звание магистра экономики.

- Диплом из Вены не привезли? Ведь это было бы престижно…

- Я учился не для того, чтобы нарисовать себе красивую биографию для журналистов. Прежде всего, мне действительно нужно было получить определенные знания. Я не максималист и руководствуюсь принципом разумной необходимости.

- Николай Николаевич, так почему же вас обвиняют в фальсификации дипломов?

- В первую очередь, из-за вопросов собственности. Ведь по моему распоряжению была приостановлена незаконная приватизация 146 объектов, принадлежащих предприятиям Минтранса. Вы же понимаете, что каждый объект может давать не один миллион гривен прибыли. Конечно, если ты за один день ломаешь схему по растягиванию госимущества, то получаешь большой круг противников.

«Привычку отжиматься от пола перенял у Александра Мороза, который каждое утро в три подхода отжимается триста раз»

- Евгений Червоненко, один из ваших предшественников на посту министра транспорта, увлекается автогонками. А чем увлекается Николай Рудьковский?

- Работой. Не знаю, было ли у предыдущих министров время на гонки, у меня его точно нет. Я появляюсь на работе в 8 утра, а ухожу из министерства в 10 вечера. Это вполне нормальный график работы, если учесть те направления, которыми я занимаюсь: авиация, вопросы безопасности и развития инфраструктуры аэропортов, реформа железнодорожного транспорта, модернизация портовой инфраструктуры и строительство дорог на концессионной основе. Все это требует соответствующего законодательного сопровождения, переговоров с инвесторами и так далее. Еще ведь приходится бороться со схемами по растаскиванию госимущества через совместные и другие компании, которые были заложены ранее. Но физическую форму стараюсь держать — бегаю, отжимаюсь от пола. Кстати, эту привычку подсмотрел у Александра Мороза, который каждое утро в три подхода отжимается триста раз. Еще я люблю поиграть в футбол, покататься на роликовых коньках или на велосипеде. Но для всего этого необходимо свободное время, которого, к сожалению, катастрофически не хватает.

- Почему вы ездите на личной, а не на служебной машине?

- Дело в том, что я давно прошел тот этап, когда машина была предметом роскоши и наслаждения. Я воспринимаю автомобиль только как средство передвижения. На этом «Лексусе» езжу, кажется, уже лет пять. Точно не помню… Боюсь, завтра скажут, что на самом деле министр ездит на нем четыре года, и обвинят в фальсификации данных о покупке машины. Как бы там ни было, но «Лексус» меня полностью устраивает. Это очень удобная, надежная, экономичная и безопасная машина, к которой я привык. Поэтому служебный транспорт не использую.

- А первую свою машину помните?

- Помню, конечно. Подержанную «Хонду» купил за 1200 долларов, когда жил и работал в Австрии. Именно на этом автомобиле я научился ездить.

- Николай Николаевич, «Астин-Мартин» — хороший автомобиль?

- Очень хорошая машина, но абсолютно не приспособлена для езды по нашим дорогам. Можете мне не верить, но я собираюсь за 5 лет построить в Украине хорошие дороги, чтобы на них можно было ездить с удовольствием на разных автомобилях. Хотя, честно говоря, мне больше нравится ходить пешком по лесу, чем ездить по задымленным улицам. Кстати, мы разрабатываем сегодня программу перевода общественного транспорта на газ, чтобы уменьшить количество выбросов в атмосферу вредных веществ.

- Родителей часто навещаете?

- Мои родители живут в селе Новый Быкив Черниговской области. К сожалению, вижусь с ними нечасто. Но хочу сказать, что в 70-е годы они чувствовали себя более счастливыми. Раньше никто не садился за стол есть вареники или пирожки, пока не угостят ими соседей. Люди были открыты и искренни. А после того, как в Сбербанке СССР сгорели все сбережения, люди закрылись и начали считать практически каждую копейку. Поэтому я пошел в политику, чтобы у людей был нормальный уровень доходов, позволяющий, как и прежде, делиться с соседями варениками и пирожками. Поверьте, в Верховной Раде и в министерствах люди не думают, на что им купить хлеб или одежду для детей. Я хочу, чтобы остальные люди тоже не думали.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Муж вычитывает супругу: — Люба, ты обнаглела вообще! Мало того, что заявилась поздно ночью, так еще и в стельку пьяная!.. — Да какая пьяная?! Мы с кумой выпили всего-то по чуть-чуть. Я даже посуду всю перемыла! — Ага! Подсолнечным маслом!!!