ПОИСК
Події

«маньяк убил мою дочь и сделал из нее консервы. Кто мог подумать, что похожая участь через пять лет ждет и внучку?! »

0:00 21 червня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
В Бериславе нашли изрубленное топором тело 11-летней девочки — дочери той самой женщины, которая стала жертвой новокаховского каннибала

Имя самого жуткого в истории современной Украины маньяка-каннибала из Новой Каховки, который делал из своих жертв консервы и в таком виде поедал их, вновь всплыло в начале этого лета, когда газеты сообщили о трагедии в райцентре Берислав, в шестидесяти километрах от Херсона. И хотя один из опаснейших преступников не дожил до суда — он умер от сердечного приступа несколько лет назад за решеткой, — уголовному делу людоеда сама жизнь почему-то не дает покрыться архивной пылью.

«Когда жена узнала, что тот нелюдь сделал с нашей Инной, пыталась повеситься»

Седьмого июня сотрудники милиции задержали в Бериславе 16-летнего подростка, который убил свою родную бабушку и двух соседских детей — 11-летнюю Юлю и ее трехлетнего братика. Преступление мгновенно приобрело большой резонанс еще и потому, что в 2002 году Юлина мама, 29-летняя Инна Гришина, как и десятки других людей, стала жертвой маньяка. Он убил женщину, сделал консервы и хранил в трехлитровых банках в подвале. И вот маленькая дочка Инны тоже была зверски убита. Родовое проклятие, говорят люди.

- Жена, когда узнала, что тот нелюдь из Новой Каховки сделал с нашей Инной, пыталась повеситься, — рассказывает 54-летний Степан Гришин.  — Люди вытащили ее из петли.

С тех пор эта тема в их доме — табу. «ФАКТЫ» стали первым изданием, кому супруги согласились рассказать о той давней боли.

РЕКЛАМА

- Мы жили в Крыму, — вспоминает Степан.  — Я взял Аню с ребенком, Инночке тогда годика три было. Потом родилась Олечка — между девочками семь лет разницы. Жизнь у нас была спокойная, в достатке. Проблемы появились, когда у Инны начался переходный возраст — она стала сбегать из дому. Я не осмеливался даже пальцем падчерицу тронуть. «Степа, ты бы с ней пожестче», — просила жена, а я не мог. Решили поменять место жительства, увезти девочку из плохой компании. Переехали в Берислав — маленький тихий городок. Казалось, жизнь изменится к лучшему. Но Инна и тут нашла себе друзей, неделями не приходила домой ночевать.

- Мы с облегчением вздохнули, когда Инна вышла замуж, — продолжает Анна Гришина.  — Дочка подарила нам внука Андрюшку. Но оказалось, что Инна не могла жить размеренной семейной жизнью. Когда Андрюше исполнилось полтора годика, а его мама в очередной раз отправилась развеяться, зять принес нам внука: «Сами воспитывайте!» Вскоре Инна привезла из своих путешествий Юлечку и тоже оставила нам. Изредка проведывала деток и исчезала. Самое поразительное, что Инне встречались в жизни надежные мужчины. Последний раз она приезжала к нам в марте 2002 года, с тех пор мы ее не видели. И только когда новокаховского людоеда задержали, мы узнали страшную правду. Меня поразило, что он знал имена, фамилии и адреса всех своих жертв. Говорят, у маньяков память отменная…

РЕКЛАМА

- Я видел те банки с консервами, — хмурится Степан.  — Меня вызывали в прокуратуру, возле кабинета следователя в ряд стояли трехлитровые банки с мясом, но я тогда еще не понимал, что в них. Жене о своем визите даже словом не обмолвился — не смог. Аня потом из газет и телепередач узнала подробности. Ох, трудно пережить такое!

Гришиным было еще далеко до пенсии, и они жили одним: как бы заработать на жизнь двум внучатам-сиротам. Чтобы облегчить участь бабушки с дедом, им предложили оформить Андрея и Юлю в интернат. Так и поступили. Правда, Анна и Степан забирали к себе ребят на все праздники, каникулы и на выходные.

РЕКЛАМА

Три с половиной года назад младшая дочь Гришиных Оля подарила родителям еще одного внука  — Вадика. Казалось, жизнь налаживается.

- Молодожены обитали то у нас, то у родителей зятя, — рассказывают Гришины.  — Маленький Вадик Юлю и Андрюшу считал родными братом и сестричкой. Когда Олина семья переехала в Цюрупинск, внук очень скучал по братику и сестричке. А первого июня привезли из интерната Юлю, и в этот же день к нам приехала погостить дочка Оля с малышом. Вадик не отходил от Юлечки ни на шаг!

- У Юли первого июня был последний звонок, — отворачивается, чтобы смахнуть слезу, дед Степан.  — Аня нагладила ей юбочку, блузку, я аккуратно довез наряды. Как она радовалась! Давай кружиться, танцевать, целует меня. Такая хохотушка была!

Дома Юлю ждал подарок — дед выкатил из сарая велосипед. «Это мне?» — не поверила внучка. Поэтому, когда 7 июня Степану на дачу позвонил сосед и велел срочно возвращаться домой, тот удрученно переспросил: что-то случилось? «Да, случилось», — донеслось из телефонной трубки.

- Я ехал и все ругал себя! — признается дедушка.  — Решил, что Юля на велосипеде попала под машину. Зачем я подарил такую опасную игрушку? Еще издали вижу: у нашего дома стоят две «скорые». Люди, увидев меня, расступились. «Юля?» — спросил он. В ответ услышал: «И Вадик тоже».

«Дети так кричали, что строители решили: собаки рвут их на части»

- К внучке прибежала соседская девятилетняя девочка Ира и попросила: «Пустите Юлю со мной на качели», — рассказывает бабушка.  — «Только за хлебом сходит, и идите», — ответила я. Юля взяла три гривни, а магазин тут рядом. Ира хотела пойти вместе с ней, но я остановила: подожди! Почему я Вадика не окликнула, когда он за Юлей увязался? Получается, чужому ребенку жизнь спасла, а своих отпустила…

Бабушка открыла калитку на улицу и посмотрела, как двое ее внуков уходят… Навсегда. Просто она еще этого не знала.

- Как казню себя! — рыдает убитая горем женщина.  — Зачем тот хлеб мне понадобился? Обошлась бы.

Минут через тридцать, не дождавшись внуков, бабушка стала их искать. Строители, работавшие через улицу, указали на соседский двор: дескать, недавно оттуда доносились детские крики, причем какие-то страшные — мы еще, мол, подумали, не собаки ли рвут на части детей. Потом и соседка подтвердила: 16-летний Миша, живущий через забор от Гришиных, за руку вел Юлю к себе в дом, а на руках она несла братика.

- Бросилась туда, — с трудом говорит Анна.  — Нигде никого, дверь на замке. Постучала в окно, выглянул Миша и, обложив меня матом, закричал: «Уходи, какое ты имеешь право ходить по чужим дворам?» Растерявшись, побежала звать на помощь.

- Залетела тетя Аня в слезах: пропали дети! — вспоминает 36-летняя Лариса, соседка.  — И говорит, вроде они в этом доме, что за зелеными воротами. Мы помчались туда. Из-за занавески выглянул мальчик, хотя называть его мальчиком теперь уже язык не поворачивается — монстр какой-то. «К тебе заходили Вадик с Юлей?» — спросила. «Не видел, — ответил, меня папа с утра запер в доме». Тут я обратила внимание, что он наматывает на руку полотенце, из-под которого просачивается кровь. «Что у тебя с рукой?» — спросила его. «Чистил картошку и поранился», — сказал Миша. «Отдерни тюль, я посмотрю, может, тебе помощь нужна», — продолжила я. А когда он отодвинул занавеску…

«Убегаем отсюда!» — крикнула Лариса. Забрызганный кровью подросток до смерти их напугал. Они вызвали милицию, позвонили в «скорую». Моментально собрались соседи, мужчины взломали дверь. Миша забился в истерике и, как заведенный, повторял: «Я не виноват, не виноват!»

- Мы с Аней забежали в дом, — вспоминает Лариса.  — Там было столько крови, что она сразу потеряла сознание. «Где дети?» — кинулся к Мише мой муж, а тот уже взял себя в руки, сел на порог и закурил сигарету. Вбежала Оля, Анина дочка. Мужчины ее не пускали, но она взмолилась: может, Вадик еще живой… Юля и Вадик лежали в дальней комнате на полу друг на дружке. Оля схватила сына и положила на кровать рядом. Гляжу: топор лежит. Головка мальчика искромсана, носик разворочен. Девчушка голенькая. Поскользнувшись в луже крови, я упала на кровать, и вдруг что-то в той постели как булькнет! Под покрывалом был еще один труп — 54-летней Мишиной бабушки. Внук, правда, уже отмыл ее. В соседней комнате стоял таз с водой: хлопец убирал в хате, залитые кровью ковры зачем-то посыпал солью. Фельдшер со «скорой» сам чуть не потерял сознание, когда зашел и увидел, что произошло.

«Чудовищем Миша не был — обычный мальчишка»

- Что там произошло? — мучает себя догадками бабушка.  — Может, ему три гривни были нужны? Из-за денег убил? Или хотел Юлю изнасиловать? Возможно, его бабушка, которая была в доме, заступилась, так он и ее не пожалел. Экспертиз пока нет, ответов — тоже. Юля с соседом не дружила — он старше. Как он заманил к себе моих внуков? Знаете, я даже слышала Юлин крик: «Бабушка!» — но не догадалась выйти, не узнала родной голосок. А она отчаянно сопротивлялась, даже выбила там окно, звала на помощь. Еще Анне Анатольевне непонятно, почему в тот день, как теперь уже доподлинно известно, Миша со своей бабушкой утром пили самогон.

- С семьей, в которой рос Миша, мало кто дружил, — говорит соседка Надя.  — Разве что я. Знаю их 13 лет. Миша к нам постоянно прибегал, лет с четырех-пяти его знаю, на глазах у меня вырос. Еще две недели назад я бы голову на отсечение дала, что он не может такого сотворить, а вот ведь сделал. Мы с Леной, его мамой, подруги. Лена родилась в Магадане, ее мама работала на морских судах дальнего плавания, папа тоже моряк. В 18 лет она приехала в Берислав к родственникам и попала тут в нехорошую историю: защищаясь от мужских домогательств, убила человека. Ее задержали, долго шло следствие, в зале суда девушку освободили, признав ее действия самообороной.

В Магадан Лена вернулась не одна, привезла жениха — он здешний, из соседнего района, это Мишин отец. А там новое ЧП: мама Елены застала своего мужа с любовницей. Новоиспеченный Ленин муж, встав на сторону тещи, убил парочку прямо на любовном ложе. Трупы спрятали, и молодые, чтобы замести следы, вернулись в Украину. Года три прожили у родителей мужа, но Лена не выдержала — пошла в милицию и во всем призналась. Ее мужа задержали, судили. Свекровь выгнала невестку и долго не отдавала ей ребенка, причем органы опеки были на стороне бабушки: у мамы, мол, нет своего жилья, да и вообще она гражданка другой страны, здесь находится нелегально.

Лена вынуждена была выкрасть сына. Потом она встретила Игоря, переехала в Берислав, вместе они уже 12 лет. Игоря весь наш городок уважает. Мужчина он видный, добрый, работящий. Года два назад в Украину приехала мама Лены — как снег на голову свалилась: без пенсии, без гражданства. Игорь с Леной поехали в Киев на заработки, бабушка осталась с Мишей. Женщина начала выпивать, внук забросил школу и за кражу получил условный срок. Тогда Игорю пришлось вернуться. При нем теща боялась пить. Миша жил под присмотром и ни в чем не нуждался. Бывало, повытаскивает у соседей кастрюли и сдаст на металл, так отчим отстегивал ему на карманные расходы, чтобы меньше воровал.

Из подслушанных разговоров между детьми я знаю, что у Миши уже был сексуальный опыт. Тут, бывало, девушки из-за него дрались. Зачем ему маленькая Юля понадобилась, ума не приложу.

Суд когда-то Лену оправдал, но все равно на ее руках кровь. И на руках Мишиного отца тоже. Грехи их не отмолены, не прощены, вот и достались ребенку. Миша чудовищем не был. Каждый день у нас появлялся, оставался ночевать, и даже нитки никогда не пропало, хоть он и слыл воришкой. Добрый симпатичный мальчишка. Немного выпившим был в то утро — наверное, хотелось взрослым выглядеть. А сколько ему надо, чтобы мозги задурманить?

Лену тотчас вызвали из Киева. Я пришла ее поддержать, сидели вместе, и мне показалось, подруга умом тронулась. Что-то спрашивает и ответа не слышит… Я побоялась ей про неотмоленный грех напомнить. Люди нынче и земную-то власть не воспринимают, а верить во власть провидения и вовсе не хотят.

Надя рассказала мне, что Игорь спешно отправил супругу обратно в Киев, где она работает барменом. И сам дома тоже не живет — наведывается раз в день, чтобы собак покормить. Уходя с Надиного двора, мы с ним неожиданно столкнулись.

- Заходите, если не боитесь, — распахнул Игорь калитку.  — Сам я не могу здесь долго находиться. Вместе с братом убрал тут, сжег кровати, где трупы лежали. Жена сказала, что больше не вернется в Берислав. Как жить дальше?

А что вам сказать про Мишу?.. Он и у меня таскал запчасти от мотоцикла, сдавал их на лом за копейки. Ругали, обещал исправиться. У меня нет объяснения тому, что случилось. Считал, что с возрастом пасынок поумнеет. Планировали, в июне он сдаст экзамены в вечерней школе за 9 классов и уедет к маме в Киев. Она ему там работу подыскивала…

Услышав от меня, что сосед не собирается продавать дом, а намерен со временем в него вернуться, Юлина бабушка вновь начинает плакать:

- Не хочу видеть! Пусть съезжают! Молюсь, чтобы призраки моих внуков каждую ночь будили их. Зачем он убил их, да еще так жестоко? И почему я его тогда не разорвала своими руками? Может, легче было бы…

4543

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів