ПОИСК

«вкуса у волос — никакого, но мне всегда хотелось их глотать»

0:00 13 вересня 2006
Из желудка восьмилетней Даши полтавские хирурги извлекли сбитый комок волос, заполнявший собой все внутри

С безоарами (неперевариваемые образования в желудке) хирурги сталкиваются довольно редко. Поэтому это явление практически не изучено. В научной литературе можно найти лишь единичные описания подобных случаев. Но если с природой фитобезоаров, возникающих в результате чрезмерного употребления волокнистых фруктов (например, хурма) все понятно, то объяснения трихобезоарам (волосяным образованиям) нету. Почему люди начинают глотать волосы? Это дурная привычка, потребность организма в каких-то микроэлементах или проявление психического заболевания? Однозначного ответа не существует.

Девочка постоянно выдергивала волоски, растущие за ушками, и там у нее образовались залысины

Родители восьмилетней Даши попросили не называть их фамилию, а мама девочки вообще отказалась разговаривать с корреспондентом. Она очень тяжело пережила операцию дочери и ей до сих пор больно об этом вспоминать. А вот сама Даша — симпатичная и бойкая белокурая девчушка, едва выскочив со школы, первым делом подняла свитерок и продемонстрировала ровный продольный шов выше пупка. И уже после этого в присутствии папы с удовольствием ответила на все мои вопросы.

- Дашенька, помнишь, когда ты впервые попробовала волосы?

- У меня это началось года в три.

РЕКЛАМА

- И что, кушать их тебе понравилось?

- Они казались вкусными, и мне их хотелось всегда.

РЕКЛАМА

- Можешь описать этот вкус?

- Ну, волосы никакие, можно сказать, безвкусные. То есть не сладкие, не соленые, не кислые…

РЕКЛАМА

- Ты их жевала, прежде чем глотнуть?

- Не-а, они сами плыли, даже заедать ничем не нужно было.

- А когда тебе хотелось их больше всего? Перед обедом или на десерт?

- Всегда!

- И сейчас?

- Теперь нет. После операции желание исчезло сразу же, само собой. Папа сказал, что вторая операция может быть сложнее. А я больше не хочу ложиться под нож.

Если бы не пристрастие к глотанию волос, Даша ничем не отличалась бы от других детей. Подвижная, аккуратная, смешливая, умненькая. Раньше у нее можно было заметить приличные залысины за ушками. Именно оттуда ребенок дергал себе волосы для «потребления». Поэтому мама, чтобы скрыть косметический дефект, старалась как можно реже заплетать дочке косички. Обычно Даша ходила с распущенными волосами, достающими до плеч.

- Знать бы, чем все это закончится, она ходила б у меня постриженная налысо, — категоричен папа, Сергей Игоревич.

«Черные волосы… Почему? Я же белые кушала!»

В семье, понятно, пытались отучить ребенка от плохой привычки, но отец с матерью даже предположить не могли, что волосы собираются в желудке. Родители были уверены, что они, пройдя через желудочно-кишечный тракт, выходят естественным путем. Просто раньше, когда девочка была маленькой и ее сажали на горшок, мама с папой видели на дне отдельные волосинки, случалось, и целые комки. Иногда помогали дочке освобождаться от выходивших волос. Но когда девочка подросла и стала самостоятельно ходить в туалет, исследования содержимого унитаза, естественно, не проводились.

- Мы надеялись, что с возрастом это пройдет, — рассказывает Сергей Игоревич.  — Конечно, и стыдили, и ругали за то, что рот был постоянно забит волосами. Она обещала больше так не делать и продолжала свое: ела, ела, ела… Возьмет волосинку, клацнет ее зубами и засасывает, как спагетти. Бывало, собирала даже с пола. Свои или мамины, не поймешь — обе ведь блондинки. Поэтому все мы очень удивились, когда после операции врач показал нам этот «валенок». «Черные волосы… Почему? Я же белые кушала!» — выпалила Даша. И до сих пор шутит: «Будто в желудке негра побывал». Понятно, что за несколько лет сбитые в комок волосы пропитались и желудочным соком, и всякими продуктовыми запахами…

- На боли в животе девочка не жаловалась?

- Изредка. Но мы списывали это или на то, что она переела (боли возникали после еды), или на невымытые руки. Давали ей но-шпу либо «Смекту», и все проходило.

- И аппетит не пропадал?

- Только в последнее время начали замечать, что Даша стала меньше кушать. Видимо, еде некуда было уже проходить. Но мы ее никогда не запихивали. Хочет — ест, не хочет — не заставляли. Особенно обожает мамин борщ. Она у нас самостоятельная. Если проголодается, может сама и вермишель сварить, и яичницу поджарить. А иногда перед сном с постели вскакивает, чтобы перекусить. В общем, отсутствием аппетита не страдала.

После операции исчезает привычка есть волосы

Единственное, что смущало родителей, — не проходящий неприятный запах изо рта дочери. Они заставляли ее почаще чистить зубы, давали жвачки, но как только ароматизаторы испарялись, запах возвращался. Похоже, самой Даше по причине малолетства это не причиняло никаких неудобств. Она не задумывалась над тем, что это может быть кому-то неприятно, и спокойно играла с подружками во дворе, в школе на переменках.

Конечно, рано или поздно забитый волосами желудок ребенка должен был «взбунтоваться». И это случилось нынешним летом, во время Дашиного отдыха в оздоровительном лагере. До конца смены оставался один день, когда отцу девочки позвонил на мобильный телефон лагерный фельдшер и сказал неопределенно: «У Даши что-то с желудком. Ее нужно забрать домой».

- В тот день у меня очень резко заболел живот, меня отвели в медпункт, уложили на кушетку, и врач обнаружил в животе что-то твердое, — объясняет девочка.

К счастью, дома Даша попала в руки хорошего хирурга. Николай Гриценко заведует отделением хирургии Полтавской городской детской клинической больницы. Пожалуй, отныне его можно называть самым опытным в Украине специалистом по части извлечения трихобезоаров. Четыре года назад доктору уже приходилось оперировать двенадцатилетнюю девочку из Гадячского района, у которой местные специалисты заподозрили раковую опухоль желудка. Надо ли говорить, какие душевные муки пережили ее родители, пока Николай Иванович не выставил девочке настоящий диагноз (17 января 2004 года «ФАКТЫ» писали об этом случае). Раньше Николай Гриценко слышал о безоарах, но за свою почти тридцатилетнюю практику не сталкивался с подобным явлением. Он предположил, что у обследуемой в желудке находится инородное тело, когда на эндоскопе заметил жгут волос.

- Когда Даша с диагнозом опухоль желудка поступила к нам на обследование, я, наученный предыдущим опытом, первым делом спросил у ее мамы, не жует ли ребенок волосы, — рассказывает Николай Иванович.  — Получив подтверждение своему предположению, сказал родителям, что придется прооперировать девочку. Успокоил их, что операция технически не сложная. Самое главное в данном случае, что нет онкологической патологии.

На этот раз извлеченный хирургом трихобезоар был несколько меньше, чем у предыдущей пациентки: длиной 20 сантиметров, шириной и толщиной — по пять. А по форме напоминал лодку индейцев — пирогу. На всякий случай Николай Иванович провел ревизию тонкого кишечника, помня о том, что у первой пациентки он нашел два трихобезоара. У нее волосами был забит также начальный отдел тонкой кишки. Но ничего, к счастью, не обнаружил. На проведение операции потребовалось не больше часа.

- Безоар, естественно, отражался на процессе пищеварения девочки, — говорит доктор.  — У нее были хроническая кишечная непроходимость, состояние слизистой желудка такое, как при хроническом гастрите. После операции эти явления исчезают. Нет и неприятного запаха изо рта. Но самое главное, что проходит привычка есть волосы.

- Николай Иванович, если сбившийся комок, напоминающий мочалку, заполняет все пространство желудка, каким же образом пища вообще попадает в него и как происходит процесс пищеварения?

- Желудок имеет свойство расширяться и уменьшаться в размерах. Поэтому пища попросту проходила мимо него. Тем не менее при каждом выбросе желудочного сока безоар, пропитанный всяческими продуктами, вовлекался в процесс брожения, что и вызывало неприятный запах. Волосы не перевариваются. Единичные волосинки, случайно попавшие в рот, выходят естественным путем или, по всей вероятности, приклеиваются к желудку, не причиняя никаких беспокойств человеку. Но когда их много, они склеиваются между собой. В медицинской литературе пишется, что неплотные инородные тела, застрявшие в желудке, удается раздробить на части и вытащить с помощью специальных приспособлений через пищевод. Однако с безоарами такое не получается.

- Есть волосы — это плохая привычка, потребность организма или все-таки болезнь?

- Могу однозначно сказать лишь то, что у обеих моих пациенток был нормальный уровень интеллекта. Никаких отклонений в умственном развитии. Тем не менее их родителям я рекомендовал проконсультироваться у психолога. И настоятельно советую всем, у кого дети имеют склонность жевать волосы, обратить на это самое серьезное внимание, сделать ультразвуковое обследование желудка, чтобы исключить волосяное уплотнение.

 

2880

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів