ПОИСК
Події

«я попыталась крикнуть, но он закрыл мне рот ладонью, выкрутил руки и потянул к машине», -

0:00 15 вересня 2006
рассказывает 13-летняя воспитанница одесской школы-интерната Оксана, которая семь суток находилась в заточении у мужчины, называвшего себя ее отцом, и терпела от него побои и издевательства

15s05 Oksana.jpg (21067 bytes)Сообщение об исчезновении киевской второклассницы Аллы Диденко, которая пропала около четырех часов дня в понедельник по дороге домой, всколыхнуло всю столицу. К счастью, в среду вечером девочку обнаружили — живой и невредимой — в одном из районов Киева. Побеседовать с Аллой пока не удалось. А вот с 13-летней Оксаной, похищенной 31 августа среди бела дня из одесской школы-интерната, собкору «ФАКТОВ» удалось встретиться.

О похищении Оксаны «ФАКТЫ» писали в номере от 13 сентября. Сейчас девочка возвращена в учебно-воспитательное заведение, постепенно приходит в себя. Однако травмы, нанесенные ребенку, — прежде всего, моральные — заживут еще не скоро…

«На теле у ребенка были многочисленные следы побоев»

- Случилось это 31 августа где-то около четырех часов дня. Я с подругами гуляла на территории интерната, собирали орехи, — рассказала «ФАКТАМ» тринадцатилетняя Оксана (имя изменено.  — Авт. ), воспитанница одесской школы-интерната N 4.  — Вдруг появились незнакомые ребята. Они сказали, что со мной хочет поговорить какой-то дядя. Я отказалась, как вдруг из-за моей спины появился Алексей (имя изменено.  — Авт. ). Я попыталась крикнуть, но он закрыл мне рот ладонью. Затем схватил меня за руки и, выкрутив их, потянул к машине…

- Оксана начала кричать, мы с Аленкой жутко испугались и сразу же бросились искать воспитательницу, — вспоминает подружка Оксаны Ольга.  — Буквально через три-четыре минуты мы вместе с воспитательницей Олесей Владимировной уже были возле того ореха, но машины и след простыл…

РЕКЛАМА

- Красная машина, ожидавшая у въезда в интернат со стороны хозяйственного двора, которой управлял друг Алексея, привезла нас к нему домой,  — продолжает Оксана.

- Ты называешь похитившего тебя мужчину по имени. Выходит, вы знакомы?

РЕКЛАМА

- Конечно. Он жил вместе с нами: с моей мамой и со мной. Но давно… (Лицо девочки грустнеет, на глазах проступают слезы — Авт. ) Он привел меня к себе, запер входную дверь на ключ и ушел…

- Квартирой назвать место, где удерживалась заложница, можно с трудом, — констатирует исполняющий обязанности начальника Малиновского РОВД Одессы подполковник милиции Сергей Билюга.  — Удерживал он девочку в комнате, напоминающей из-за антисанитарии собачью конуру. Да еще и дружки-собутыльники частенько заходили к хозяину.

РЕКЛАМА

- Когда мы приехали туда в первый раз, буквально диву дались, — вступает в беседу оперуполномоченный лейтенант милиции Владимир Гуменюк.  — В коммунальной квартире на четвертом этаже проживают пятеро соседей. И только один жилец — непьющий! Потому неудивительно, что хозяин комнаты мог запереть Оксану и уйти надолго, а то и на весь день, практически не кормил ее, насильно заставлял потреблять спиртное, а при отказе — занимался рукоприкладством. На теле ребенка — многочисленные следы побоев.

На ночь, когда, по всей видимости, жилище превращалось в притон, он увозил девочку к своей матери, которая живет в другом районе города. Именно там мы и обнаружили Оксану…

Оперативно-поисковой работе милиционеров предшествовал розыск, проведенный силами интернатовских «пинкертонов». Установить личность похитителя оказалось несложно.

- По описанию внешности мы практически сразу поняли, что это Алексей, — рассказала «ФАКТАМ» директор интерната Людмила Швырева.  — В нашем учебном заведении находятся дети со статусом сирот или лишенные родительской опеки. Их опекуном, по закону, являюсь я. Поэтому никто из посторонних не имеет права забирать ребят без согласования с дирекцией. А Алексей периодически проведывал Оксану. Девочка у нас второй год: тихая, спокойная, порядочная. С очень хорошими задатками. Правда, и с очень непростым детством: мать и отец умерли, осталась только бабушка (по материнской линии), но старушка очень больна, перенесла уже несколько операций на сердце. Именно она и попросила меня оформить девочку в интернат.

Оксана в интернате прижилась, подружилась с одноклассниками. У нас дети бывают всякие, с различной генной предрасположенностью, но Оксана — счастливое исключение. Правда, сложное детство, недостаток внимания со стороны взрослых, пробелы в обучении не могли не сказаться — девочка учится только в пятом классе. Даст Бог, она осилит программу, нагонит сверстников, все будет нормально. Тогда же бабушка рассказала мне о так называемом отце Оксаны, Алексее, который не дает ни ей, ни девочке покоя. А со временем он появился и у нас, в интернате. Алексей пришел незадолго до отбоя. Я его спрашиваю: «Вы к кому?» Он в ответ: «К Оксане, я — ее отец». Благо, я была в курсе этой проблемы. Да и выражение его лица — какое-то лукаво-хитрое — очень меня насторожило.

«По нашим документам значится, что у Оксаны отца нет, он умер», — сказала я тогда нежданному посетителю. Он не растерялся и заявил, что является, дескать, ее биологическим отцом, а юридическими формальностями не занимался. Предложив решать вопрос в соответствии с законодательством, я выставила гостя.

«Разъяренный «папаша» кричал, что никакой Оксаны у него нет»

15s05 Oksana1.jpg (12739 bytes)- Когда Оксана исчезла, наше подозрение сразу пало на Алексея, — продолжает директор.  — Тем более что и раньше он пытался увезти девочку.

- В милиции сказали, что это — единственный случай похищения Оксаны…

- Нынешним летом, когда ребята отдыхали в загородных лагерях, он нагрянул туда, разыскал Оксану и уговаривал ее уехать с ним в Одессу. Девочка категорически отказалась. Но на следующий день мне позвонила ее бабушка, Ольга Ивановна, которая редкий день не навещает внучку, и плача сообщила, что Оксаночка из лагеря исчезла.

Нашли девочку на квартире матери самоявленного «папаши». После того случая у нас с Оксаной состоялся откровенный, доверительный разговор. Она пообещала, что никогда больше не согласится ни на какие предложения этого человека. И вот…

- На сей раз Алексей действовал более изобретательно, — говорит воспитательница пятого класса Олеся Яковченко.  — Он подослал нескольких подростков в тот момент, когда дети возвратились в интернат из летних лагерей и в школе царила суматоха — все 182 воспитанника получали форму, обувь, постельные, канцелярские принадлежности. Ребята обратились ко мне: можно, дескать, поговорить с Оксаной. Я видела, что мальчики не агрессивные, и разрешила. А затем, предупредив, чтобы они никуда не отлучались, на несколько минут зашла в здание школы. Этого времени оказалось достаточно, чтобы тут же объявился сам организатор «разговора», очевидно, дожидавшийся в стороне. Когда мы прибежали с девочками, машины уже и след простыл…

Тут же вместе с педагогом-организатором мы поехали домой к Алексею. А там уже — все пьяные, в жилище — полнейшая антисанитария! Разъяренный «папаша» перегородил вход, стал на пороге и начал кричать, что никакой Оксаны у него нет…

- Алексей нам клялся: рубашку на теле буду рвать, сволочью буду, если неправду говорю, — вспоминает Людмила Швырева.  — Сотрудники школы еще несколько раз приходили — он их в дом уже не пускал. Тогда мы поехали к матери Алексея. Там нам тоже двери не открыли. Но соседи сказали, что видели девочку. Мы сразу же отправились в милицию. Когда приехали вместе с правоохранителями, Алексей вел себя по-другому. Моментально «протрезвев», он сказал, что у Оксаны есть, мол, некая подруга Ира, и девочка все это время находилась у нее. А где живет Ира, дескать, не знает. Когда его прижали, признался, что Оксана у него была, но сейчас ее в доме нет. Заявил, что в половине седьмого вечера сам ее приведет в интернат. Но так и не привел. На следующий день ситуация повторилась. Воспитатель ежедневно дежурила возле дома Алексея по шесть-восемь часов. Ждала, может, он выйдет…

Наблюдение велось и за квартирой матери Алексея. И в конце концов Оксану заметили в окне ее дома. Тут же в сопровождении сотрудников милиции воспитатели вошли и забрали девочку. Завидев воспитательницу, Оксана буквально выскочила из квартиры и стремглав помчалась вниз по лестнице.

- Мне было очень страшно жить в доме Алексея, — призналась в разговоре со мной Оксана.  — Там же в комнате находилась и его новая сожительница. Когда приходили воспитатели из интерната, он не открывал дверь, ей грозил кулаком, а мне зажимал рот, чтобы не кричала…

- А сопротивляться, вырываться ты пыталась?

- Бесполезно. Он такой сильный, к тому же еще психованный. За непослушание бил, душил (на шее девочки хорошо видны сине-зеленые следы.  — Авт. )…

«Никто меня не заставит признать в этом человеке отца»

- Как себя вела мама Алексея?

- Лучше, но тоже следовала за мной по пятам, выходить из квартиры не разрешала, к телефону не подпускала. Я просто сидела, читала книжки.

- Есть давала?

- Я ничего не хотела кушать, только пила чай, воду.

- А Алексей тебя кормил?

- Нет. Несколько раз, когда запирал меня, оставлял еду. Но я к ней не притрагивалась, боялась отравиться…

- Все семь дней?

- Да. Когда же он находился дома, то буквально шага не давал мне ступить. Даже в туалет саму не отпускал — стоял под дверью и «караулил».

- Оксана, как Алексей объяснял тебе свои поступки?

- Говорил, что он — мой родной отец. Хочет, чтобы я жила с ним. Так, мол, будет лучше. Но я этого не хочу, никто меня не заставит признать в этом человеке отца! Я знаю, что мой настоящий папа умер, когда мне был всего годик, но… Мама еще при жизни говорила мне, что именно Алексей и есть мой настоящий отец… Наверное, так нужно было — он жил тогда с мамой…  — опускает глаза девочка.

По словам Оксаны, сначала их семья проживала в своей квартире на жилом массиве Котовского. Затем жилье продали, купив взамен частный дом в селе Александровка и квартиру для бабушки Оли. В итоге дом достался родной сестре Оксаны — Кате, которой сейчас уже 23 года, но ее, похоже, вовсе не волнует судьба младшенькой. Бабушка, которую наша героиня безумно любит, считает внучку единственным родным человеком, но также живет отдельно. А вот самой Оксане, помимо интерната, жить, увы, негде…

- Девочка поступила к нам в ноябре 2005 года, — подтверждает Людмила Швырева.  — До этого находилась в приюте, куда ее поместила, после смерти матери в 2002 году администрация школы N 51.

Самым плохим в этой истории выглядит — вполне объективно — Алексей, но… В свое время именно он приютил Оксану и ее маму в своей небольшой комнатушке (это подтвердила и сама девочка). Туда он, кстати, и привез ребенка. Странно, но только этот, опустившийся, казалось, на самое дно жизни человек, почему-то стремится «вырвать» девочку из казенных учреждений. Иное дело, каким образом он воплощает эти намерения, тем более не имея на девочку юридических прав: ни отцовских, ни опекунских.

- В ходе оперативно-розыскных мероприятий установлена личность гражданина Алексея К. , который 31 августа похитил из школы-интерната N 4, по улице Профсоюзной, 9 несовершеннолетнюю сироту 1993 года рождения, — констатирует майор Дмитрий Попов, начальник криминальной милиции по делам несовершеннолетних Одесского городского управления внутренних дел.  — Мать девочки умерла в 2002 году, отец — еще раньше, в 1994-м. Вышеназванный гражданин К. , 1964 года рождения, сожительствовал с матерью этой девочки. Он проживал совместно с ними в 2000-2002 годах. Похитив несовершеннолетнюю, он лишил ее свободы, угрожал. Однако развратными действиями не занимался. Когда его задержали, заявил, что руководствовался благими намерениями. Мол, это его дочь и с ним ей будет лучше…

В Малиновском РОВД дополнили: задержанный ранее не судим, в настоящее время не работает. Последнее место работы — котельная местного масложиркомбината. Возбуждено уголовное дело, начато расследование. На днях суд санкционировал арест похитителя.

1672

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів