БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура

«на наш концерт пришли парижские аристократы, но ни драгоценностей, ни вечерних платьев или фраков на них не было»

0:00 16 ноября 2005   658
«на наш концерт пришли парижские аристократы, но ни драгоценностей, ни вечерних платьев или фраков на них не было»

Дуэт Герман Сафонов и Елена Строган стал первым украинским коллективом, выступившим в зале камерной музыки при соборе Инвалидов, где похоронен Наполеон Бонапарт  — В Париже мы с пианисткой Еленой Строган выступили в Гранд Салон Инвалидес — концертном зале при соборе Инвалидов, — говорит солист Национальной филармонии Украины скрипач Герман Сафонов.  — Этот зал — один из самых престижных в Европе. Для музыканта получить приглашение играть там столь же почетно, как, скажем, для певца попасть на сцену театра Ла Скала. Было очень много людей. Когда за десять минут до начала концерта приехали сотрудники украинского посольства, им не хватило мест. Нам говорили: «Это почти чудо, ведь публика в Париже пресыщена действами, особенно те люди, которые пришли на ваш концерт: аристократы, крупные бизнесмены, известные политики, например советник президента Франции князь Лобанов-Ростовский».

«Говорили, что мы вдвоем играли, как целый оркестр!»

- Наверное, поход «сливок» парижского общества на концерт превратился в демонстрацию фамильных драгоценностей и изысканных нарядов? — обращаюсь к Елене Строган.

- Возможно, носить бриллиантовые колье, шикарные вечерние платья и фраки у них сейчас считается проявлением не самого лучшего вкуса. Впрочем, в джинсах, кроссовках и свитерах тоже никого не было. Аристократы пришли в скромных, но изысканных одеяниях.

- Кстати, о дорогих вещах, — продолжает Герман Сафонов.  — Специально для нашего концерта фирма «Фазиоли» привезла свой экспериментальный рояль. У нас в филармонии играют на рояле одной из самых престижных марок — «Стейнвей». Но его стоимость отличается от цены инструмента «Фазиоли» примерно как шикарные автомобили за 200 тысяч и за миллион долларов.

- В мире есть всего лишь около ста роялей «Фазиоли». Мало кто может позволить себе такой дорогой инструмент, — объясняет Елена Строган.  — Звучание у него потрясающее, я бы сказала, бархатное. И не усредненное — у каждого «Фазиоли» свой «голос». Скрипки Страдивари тоже с виду вроде бы одинаковые, но каждую можно узнать по звучанию. У предоставленного нам в Париже экспериментального «Фазиоли» не две, как обычно, а четыре педали. После концерта говорили, что наш с Германом дуэт играл, как целый оркестр! Впрочем, к этому мы и стремились. Зал аплодировал нам стоя.

Так вышло, что Герман Сафонов играл на новаторской скрипке, а Елена Строган — на экспериментальном рояле. «ФАКТЫ» уже рассказывали о сенсационной работе украинского скрипичного мастера Флориана Юрьева, создавшего инструмент новой конструкции, которая отличается от классической. В прошлом году Герман Сафонов презентовал его во Франции и вот теперь привез в Париж вторую новаторскую скрипку. Юрьев сделал ее специально для Германа, поэтому мастер дал скрипке название «Модус Сафонов», а ее гриф венчает скульптурный портрет музыканта.

- Мой новый инструмент можно на границе вместо паспорта показывать, — открывая футляр, говорит Герман Сафонов.  — Вот эта скрипка. Верхняя дека сделана из ели, древесину которой сушили более ста лет, нижняя — из кленового бруса, пролежавшего в специальных условиях 60 лет. Гриф вырезан из куска черного дерева, растущего в тропиках. Кстати, это одна из немногих пород, которая тонет в воде. Вообще древесина считается пригодной для изготовления скрипок после того, как сушилась не менее 25 лет. Хранят ее, покрыв с торцов воском, чтобы заготовка не потрескалась. Свои запасы дерева мастера передают из поколения в поколение. В Европе сохранились брусья, которые еще в XVIII веке заготавливал сам Страдивари. Стоят они баснословные суммы, а продают их только самым лучшим мастерам.

- К слову, темные клавиши в хороших фортепиано сделаны из упомянутого Германом черного дерева, а белые — из слоновой кости, — замечает Елена Строган.  — Пальцам во время игры на них комфортно, не то что на пластмассовых клавишах. Важно также, чтобы руки были чистыми. Перед концертом обязательно мою их антибактериальным мылом.

- Что представляет собой концертный зал при соборе Инвалидов?

- Там превосходная акустика, этот зал рассчитан на несколько сотен человек, — отвечает Герман Сафонов.  — На стенах висят старинные доспехи и оружие. Любопытно, что французы усмотрели особую символичность в том, что украинский дуэт выступает в зале при соборе, где погребены останки Наполеона Бонапарта. Мол, великий корсиканец, ведя французскую армию в Россию, якобы намеревался подтолкнуть украинский народ к борьбе за государственность.

После концертов нас пригласили в Версаль — загородный дворцовый комплекс французских королей. Провели по местам, куда туристов обычно не допускают. Увидели мы и версальскую оперу. Это здание — шедевр архитектуры: стены и даже скульптуры сделаны из дерева, но догадаться об этом практически невозможно, так как они замаскированы под камень. Одна из директоров Версаля попросила нас дать мастер-класс ее племяннику. Парень уже приехал в Киев. Думаю, такой интерес к нашему дуэту объясняется не только уровнем исполнения, но и тем, как мы интерпретировали классические произведения, которые, кстати, парижская публика знает чуть ли не наизусть.

«Шедеврами считаются не все скрипки Страдивари, а только поздние его творения»

- Сколько стоит ваша именная скрипка?

- Страховая стоимость инструмента «Модус Сафонов» — десять тысяч долларов. Впрочем, рынка скрипок в Украине пока нет, так что отличный инструмент французского, австрийского или немецкого мастера XIX века можно купить всего за три-пять тысяч долларов. А в Европе такая скрипка раз в десять дороже.

- Есть ли в Украине скрипки Страдивари, Гварнери, Амати?

- Государственная коллекция располагает несколькими первоклассными инструментами других, менее знаменитых мастеров. Все лучшее в советские времена вывезли в Москву. От скрипачей старшего поколения приходилось слышать, что в 1930-е годы людей репрессировали ради того, чтобы их скрипки перешли в собственность государства. Впрочем, у частных лиц в Украине все же сохранились инструменты Гварнери, Амати и Гваданини.

- Какова их стоимость?

- На Западе — баснословная, не менее нескольких миллионов долларов за инструмент. Сохранилось около двух тысяч скрипок Страдивари, но не все они одинаково хороши. Шедеврами считаются только поздние творения мастера, а ранние зачастую значительно уступают инструментам первоклассных мастеров XIX века. Тем не менее все скрипки Страдивари стоят миллионы, а инструменты менее знаменитых мастеров — тысячи долларов. Что поделать? Страдивари, Гварнери, Амати — это уже сверхдорогие антикварные брэнды. Сейчас, к слову, в Украине продается скрипка Иосифа Гварнери. Мне довелось опробовать, как она звучит, но купить ее я не могу: просят огромную сумму. Иосиф не самый лучший мастер из семейства Гварнери, более всего ценятся инструменты Джузеппе Гварнери. Он получил прозвище дель Джезу, что с итальянского переводится как «посвящается Иисусу», ведь все свои инструменты мастер делал по заказу церкви и изображал на них крест.

- С какой скрипкой вы обычно выступаете?

- Мой основной инструмент сделан в XVIII столетии итальянским мастером Маттео Гофриллером. Но нужно иметь несколько инструментов — для разной музыки и залов. Вот пример: в Берлине мне довелось слушать игру знаменитого скрипача Максима Венгерова на скрипке Страдивари, которую ему подарила фирма «Хеннесси». Он выступал с оркестром в большом зале. Скрипку было еле слышно, ведь Страдивари делал инструменты из расчета на небольшие камерные залы. Кроме того, его скрипки хороши для исполнения классики, а современная музыка зачастую более динамичная, драматическая. Потому-то Флориан Юрьев и решился на создание скрипки новой конструкции, а я в меру сил помогал ему в этой работе.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Чем тише ведет себя ребенок в соседней комнате, тем дороже вам может обойтись ремонт

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 749 мм