БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Если бы выставка миниатюр михаила маслюка попала кому-то в… Глаз, то человек мог бы даже не заметить этого!!

0:00 30 января 2003   2044
Тамара МАЛИНОВСКАЯ «ФАКТЫ» (Винница)

Чтобы не дрогнула рука, «украинский Левша» создавал микроминиатюры в промежутках… между ударами своего сердца. Знаменитому мастеру на днях исполнилось бы 85 лет

Поезд с пятнадцатью вагонами в «тоннеле»… обычного человеческого волоса! Велосипед на срезе макового зернышка! Легковой автомобиль, для которого жало комара могло бы стать гигантским паромом! Эти и другие шедевры знаменитого микроминиатюриста из Жмеринки Винницкой области Михаила Маслюка побывали во многих странах мира, вызывая неизменное восхищение. Михаила Григорьевича уже нет в живых, а его работы по-прежнему поражают. О некоторых секретах творчества «украинского Левши» корреспонденту «ФАКТОВ» рассказал сын Михаила Маслюка Анатолий.

«Отец не только подковал блоху, но и стреножил ее золотой цепью»

-- Анатолий Михайлович, правда ли, что самой известной микроминиатюрой вашего отца является подкованная блоха?

-- Дело в том, что в рассказе Лескова «Левша» главный герой подковал блоху. Отец же не только ее подковал, но и стреножил золотой цепью, которую замкнул крошечным замочком. После этого некоторые журналисты и окрестили отца Левшой, хотя на самом деле он был правшой. Впрочем, эта работа не была его первой в жанре микроминиатюры. Однажды отец узнал, что какой-то завод изготовил электромотор размером с наперсток. И тут же смастерил намного меньший, добавив к нему действующую электропилу, размером с двухкопеечную монету. Следующий электромоторчик Михаил Григорьевич вмонтировал в лампочку от карманного фонарика, размер следующего уменьшил до половины спичечной головки, а очередной был в сто раз меньше макового зернышка! Он демонстрировался на Всемирной выставке в Монреале, выдержал 3600 включений и отключений и… сделал отца знаменитым. Тогда о нем писали, наверное, все газеты мира…

-- Почему размеры этого не видимого простым глазом паровозика сравнивали с маковым зернышком?

-- Так принято у микроминиатюристов: если изделие имеет размеры пшеничного зерна или риса -- это еще миниатюра, если же макового зерна, имеющего объем кубического миллиметра, -- это уже микроминиатюра.

-- В бывшем Советском Союзе было еще несколько известных мастеров--микроминиатюристов…

-- Да, и между ними постоянно велось творческое соперничество. Так, когда армянин Эдвард Казарян изготовил 14-миллиметровую скрипку, отец сделал скрипку размером 11,5 миллиметра. В соревнование включился Николай Сядристый из Киева, смастеривший скрипку высотой 3,45 миллиметра… Когда отец изготовил балалайку размером с маковое зернышко, Сядристый вложил балалайку в футляр и… спрятал в маковую скорлупу! А отец поместил в маковую скорлупу сидящего на стуле музыканта с балалайкой и пюпитром!.. Однажды отец смастерил паровоз длиной один миллиметр, а вслед за ним -- паровоз с 15 полумиллиметровыми вагонами. Последней же работой из этой серии был паровоз -- в миллион раз меньше макового зернышка!!! Чтобы изготовить крохотулю, отец достиг увеличения рабочего микроскопа в 120 раз. Под ним изображение строящегося паровоза было видно с такой отчетливостью, как мы бы видели копеечную монету в противоположном углу большой комнаты. Приходилось работать почти на ощупь. На кафедре физики металлов Киевского политехнического института, сделав соответствующие замеры, отцу выдали заключение: объем паровоза -- 48 кубических микронов.

Свыше 500 микроминиатюр мастера выполнены… из одного золотого пера

-- Как Михаил Григорьевич мастерил практически не видимое изделие?

-- У отца была крошечная пластмассовая коробочка с ноготок, туда он складывал детальки будущего изделия. Чтобы они не потерялись, размещал их у специально поставленной черной чернильной точки. Прикрепить детальки к заготовке тоже дело непростое. Во время монтажа они могли соскальзывать, теряться. Если такое случалось, отец даже не пытался разыскивать потерявшуюся детальку -- легче было изготовить новую. При этом, спасаясь от переполнявших его эмоций, включал музыку или же сам играл на каком-нибудь музыкальном инструменте. Знаете, ведь для столь сложной и даже изнурительной работы необходим не только орлиный глаз, но исключительная точность руки и полная сосредоточенность. Отец не раз говорил, что работает, затаив дыхание, осуществляя очередную манипуляцию с изделием в промежутках между ударами сердца. Потому что удары сердца могли помешать работе.

-- Чтобы изготовить столь крошечные работы, надо не только хорошо знать технологию обработки металлов, но и иметь соответствующие инструменты?

-- Все свои микроминиатюры он выполнял под специальным бинокулярным микроскопом (с двумя линзами), который арендовал у сотрудников Жмеринской семенной станции. Кроме того, у него было много насадных линз, позволяющих увеличивать объем предметов. Инструменты он мастерил сам. Из шероховатой кромки лезвия изготовил напильничек, а намазанная алмазной пастой тонкая нить служила ему резцом. Я сделал ему малюсенький молоточек. Ну а крошечный токарный часовой станок работал почти всегда…

-- Многие из микроминиатюр выполнены из золота…

-- У меня была ручка с золотым пером, она сломалась, и я презентовал отцу перо для работы… Ему хватило одного этого пера на все микроминиатюры, а ведь изготовил он их свыше 500! Кстати, отец сам и фотографировал эти свои «невидимки» с помощью специальных линз и других приспособлений, вставленных в микроскоп…

«Для хирургов отец изготавливал специальный медицинский инструментарий»

-- На афишах, приглашающих на выставки Михаила Григорьевича, можно прочесть: «Пылинка! Что может быть меньше? Только работы Михаила Маслюка!»

-- Известна его выставка микроминиатюр, разместившаяся на ладони, потом -- на циферблате ручных часов. Следующую он водрузил на срезе макового зернышка, где поместилось 70 предметов, каждый из которых состоит из множества деталей. Но отец пытался дойти до пределов человеческих возможностей и подготовил выставку из 70 предметов, которая поместилась на срезе… человеческого волоса. Предметы на этой выставке под микроскопом размещались в шести рядах. В первом -- Останкинская телебашня и другие архитектурные сооружения; во втором -- танк, автомобиль, трактор, автобус; в третьем -- спортинвентарь и т. д. Отец шутил, что если бы экспонаты выставки попали в глаз, то это было бы совершенно неощутимо, будто в глаз влетела пылинка… Кстати, эта выставка под микроскопом состоялась в 1974 году в Москве в Политехническом музее. Она называлась «Мир чудес», и на ней, кроме работ отца, экспонировались микроминиатюры Эдварда Казаряна и Николая Сядристого. Поражали воображение малюсенький «Кобзарь» и томик стихов Пушкина, в которых можно было листать странички! С ошеломляющим успехом выставка супермикроминиатюр была встречена в Японии -- здесь она пробыла около полугода…

-- Применяются ли знания микроминиатюриста Михаила Маслюка в отраслях науки и техники?

-- В свое время отец встречался с Президентом Академии наук Украинской ССР Борисом Евгеньевичем Патоном и по его рекомендации побывал во многих научно-исследовательских институтах: электродинамики, микробиологии, зоологии, грудной хирургии. Многие из инструментов, которыми работают научные сотрудники, показались ему слишком грубыми, несовершенными. Отец по просьбе медиков изготовлял комплекты микрохирургических инструментов для исследования коры головного мозга, сшивания роговицы глаза, операций на ухе. Пользоваться ими можно было лишь под специальным микроскопом. Вообще к отцу часто обращались с самыми разными просьбами. Так, сотруднику института зоологии, чтобы оперировать насекомых, Михаил Григорьевич сделал маленькие ножницы, длина лезвий которых не превышала 1,5 миллиметра.

-- Приходилось слышать, что Михаил Маслюк был очень музыкальным человеком…

-- Отец не раз повторял, что именно музыка пробудила в нем все другие увлечения. Он отлично ремонтировал самые разные музыкальные инструменты. Помнится, один человек приехал к нам домой с иностранным баяном, имевшим пятирядную клавиатуру. И пожаловался, что не может на нем играть, а ни один из мастеров, к которым он обращался, не смог помочь. Отец-самоучка разобрался в сложном механизме этого баяна. А вскоре и сам взялся за изготовление музыкальных инструментов, но не совсем обычных. Из дерева смастерил мандолину, которая имела не восемь струн, а шестнадцать, звучание ее было таким своеобразным! Из плексигласа выточил домбру. А еще изготовил комбинированный музыкальный инструмент, соединивший в себе балалайку, гитару и мандолину. Такой инструмент был очень удобен, если надо было солировать в оркестре: играешь на нем -- и только успевай менять гриф!

«Однажды он восстанавливал часы, которым было 300 лет!»

-- Анатолий Михайлович, об удивительной коллекции часов вашего отца ходят легенды…

-- Отец придумывал и собирал такие часы, о которых никто никогда не слышал -- 40-50 лет назад каждые из созданных им часов были в диковинку! Например, большие настольные часы, через каждые три часа автоматически поворачивающиеся на своем основании на 90 градусов, а на каждой из сторон изображены горельефы великих новостроек того времени. Каждая картинка была еще и музыкальной: строительство Московского университета на Ленинских горах сопровождалось песней «Друзья, люблю я Ленинские горы», возведение Волго-Донского канала -- песней о Волге… Очень интересными были и еще одни настенные часы, показывающие время в 70 столицах мира… А часы-календарь, часы-маятник, часы-глобус! Многие из дипломированных специалистов не могли разгадать, как они устроены! А отец творил, казалось, без устали, и инженерная сноровка его не знала никаких преград! Смастерил часы, у которых маятник расположен не внизу, как обычно, а вверху. Есть часы с двумя маятниками. А в карманных часах у него вместо часовой стрелки вращался земной шар, а вместо минутной -- искусственный спутник Земли! Впрочем, он не только сам мастерил часы, но умело ремонтировал или реставрировал их. Однажды он восстанавливал часы, семейную реликвию, которым было триста лет! Я думаю, что Михаил Маслюк потому и любил возиться с часами, что как никто другой умел ценить время. Он был чрезвычайно пунктуальным и дорожил каждой минутой, все время был чем-то занят. Даже смерть его, 77-летнего, застала в трудах.

-- Скажите, а как в семье относились к отцовским увлечениям?

-- Тяжелую работу по дому или на огороде отец не мог выполнять, ведь он был инвалидом второй группы -- после ранения в 1942-м прихрамывал и с тростью не разлучался. Но мама, а потом и мы с сестрой Клавой скоро свыклись с тем, что к нам домой приходят целые делегации ребятишек и взрослых, ведь дом превратился в настоящий Эрмитаж!

Мне казалось, отец просто не сможет жить без того, чтобы что-то интересное не придумывать. Например, он вмонтировал в рукоятку трости сделанный им миниатюрный фотоаппарат. Этот фотоаппарат работал в автоматическом режиме -- стоило лишь нажать на кнопку, и пленка тут же сама перематывалась, щелкали кадры. Прогуливаясь по городу, отец фотографировал все, что ему нравилось. Или, сидя за рабочим столом в комнате, вдруг прислушивался к заигравшей в оконной раме музыке -- он смастерил специальное устройство, сигнализирующее, что к нам идет какой-то гость.

-- Какова судьба коллекции микроминиатюр вашего отца?

-- Еще при жизни отец много своих работ дарил музеям, своим знакомым… Великий бессребреник, он был далек от мысли, что его микрошедевры можно и продавать. Многие работы остались в Политехническом музее в Москве, в Национальном музее Тараса Шевченко, в Винницком областном краеведческом музее, в Тульчинском культпросветучилище. Многие -- за рубежом в частных коллекциях.

Надеюсь, что мой племянник Сергей унаследует удивительный талант своего деда. Недавно Сереже под микроскопом удалось написать целую фразу на единичке копеечной монеты…

 


Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 3 м/с  C-В
Давление: 744 мм

— Д-а-а-а... — сказала бабка, pассматривая женские трусики стринги на вещевом рынке. — Случись что — и опозориться некуда!