БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>

16-летняя алина капура, которой девять дней назад пересадили печень, еще находится в реанимации. Ее анализы показывают: пересаженный орган работает нормально

0:00 21 марта 2003 495
Виолетта КИРТОКА «ФАКТЫ»

В ближайшее время специалисты столичного Института хирургии и трансплантологии АМН Украины готовятся выполнить еще несколько родственных пересадок печени

Во вторник, 18 марта, наша газета рассказывала о сложнейшей операции, которую выполнили специалисты столичного Института хирургии и трансплантологии АМН Украины. 16-летней жительнице Хмельницкой области пересадили долю печени мамы. Такую операцию в нашей стране провели всего лишь второй раз.

«Нужно использовать любой шанс, чтобы помочь своему ребенку»

В реанимацию к Алине разрешили зайти только фотокорреспонденту. перед этим его попросили надеть реанимационный костюм и марлевую повязку. Девочка думала, что ее хотят сфотографировать во весь рост, и сказала: «Я не одета». Но никто не заставлял ее позировать. Выглядит Алина еще слабенькой. Возле нее постоянно находится кто-то из врачей или медсестры.

Маму девочки в понедельник перевели из реанимации в отделение, где мы с ней и поговорили.

-- Мне разрешили вставать на третий день после операции, -- рассказала Ирина Викторовна. -- Врачи сказали, что мне нужно будет ухаживать за дочкой в реанимации. Хотя, честно говоря, чувствую себя еще слабой.

-- Вы помните, как приходили в себя после операции?

-- Сразу спросила: «Как Алина? Где она?» Врачи ответили, что все прошло нормально. И я увидела дочку -- ее кровать находилась за стеклянной перегородкой. В первый день мы перемигивались, я махала ей рукой. Потом Алину перевезли в мою палату. Правда, из-за всех аппаратов, которые там стоят, я ее толком и не видела. Говорили мы не много. Я старалась подбодрить дочку.

-- Никто из родственников не отговаривал вас от решения отдать часть своей печени Алине?

-- Нет. И даже если бы были такие разговоры, я все равно поступила бы так же. Нужно было использовать любой шанс, чтобы помочь ребенку. Иначе (врачи нам это объяснили) Алина могла вскоре погибнуть от осложнений аутоиммунного гепатита, которым болела.

-- Накануне операции ко мне подошел один из пациентов отделения и сказал: «Вы зачем согласились на пересадку? Хотите и дочь потерять, и чтобы жена стала инвалидом?» -- рассказал отец Алины Виктор Андреевич. -- Есть же такие люди: когда другого нужно поддержать, они, наоборот, находят самые ужасные слова… Я верю, что наша ситуация станет примером для других семей, которые ищут ответ на вопрос: соглашаться на трансплантацию или нет?

«В Питтсбурге я вел 37 больных с момента подготовки к трансплантации и до их выписки из больницы»

После разговора с Ириной Викторовной мы вместе с главой семейства Капур ждали, когда Алину вывезут из рентгеновского кабинета. Виктор Андреевич заметно нервничал, ведь он увидел дочь только на четвертый день после операции. Девочка сидела в кресле-каталке, на лице -- марлевая повязка, волосы спрятаны под специальной шапочкой. Но даже кивок Алины, взмах ее ресниц обрадовал отца. Зная, что чем меньше вокруг дочери людей, тем лучше, он близко к ней не подошел. А затем, с трудом справившись с волнением, махнул нам рукой и пошел к жене в палату.

-- Анализы Алины показывают, что пересаженная печень работает нормально, -- говорит ведущий научный сотрудник отдела хирургии и трансплантации печени Института хирургии и трансплантологии доктор медицинских наук Олег Котенко. -- В ближайшее время мы планируем сделать еще несколько родственных пересадок печени. В этих операциях нуждается много больных. Только в Киеве на учете стоит 1212 человек, у которых выявлен цирроз печени, и каждый год это число увеличивается на две с половиной сотни. Всем этим больным помочь может только пересадка, других методов лечения этой болезни не существует.

-- Сейчас вы консультируетесь с коллегами, у которых есть опыт в выхаживании больных после пересадки печени?

-- Пока в этом не было необходимости. Полгода я стажировался в американском Институте трансплантации города Питтсбург. 37 больных вел с момента подготовки к трансплантации и до их выписки из больницы. Все данные, которые я тогда получал, показатели анализов я заносил в тетради. И сегодня сверяю свои действия по ним. Но если у меня появятся вопросы, на которые не найду ответы, обязательно свяжусь с коллегами: москвичом Сергеем Готье, американцем Джоном Фангом, японцем Киоши Танакой. Кстати, у Танаки -- самый большой в мире опыт по трансплантации печени от живого донора. У него в клинике я стажировался три месяца.

-- В каких случаях, кроме цирроза печени, помочь может только пересадка печени?

-- Когда дети рождаются без внепеченочных желчных протоков. В японской клинике города Киото, где оперирует Киоши Танака, пересадки делают даже детям до года. Я участвовал в одной из них: долю печени пересадили малышу, которому было 28 дней от роду! Это -- самый юный пациент в мире, перенесший трансплантацию. Кроме того, к циррозу печени ведут вирусные гепатиты, особенно гепатит С, который в Украине даже не внесен в перечень заболеваний, а также холестатические заболевания печени и врожденные нарушения обмена веществ.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров