БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Генерал милиции анатолий француз: «когда я сел в машину террористов, на меня тут же направили два ствола. Третий держал под прицелом заложницу»

0:00 6 апреля 2002 2164
Сергей КОЛОМЕЕЦ «ФАКТЫ» (Ровно)

«Моя жена, наверное, единственный человек в Украине, который ничего о происшедшем не знает», -- признался начальник Ровенской милиции, убедивший преступников сдаться украинским властям

Сообщения об успешной операции по обезвреживанию преступников, ограбивший в ФРГ банк, захвативших заложников, и пытавшихся скрыться на территории Украины, оттеснили на второй план информацию в СМИ о всех важных событиях не только в нашей стране, но и в государствах западной Европы. Подробностями переговоров с террористами, поставившими «на уши» спецслужбы Германии, Польши и Украины, с читателями «ФАКТОВ» на следующий день после задержания преступников поделился генерал Анатолий Француз.

«Мы практически ничего не знали о грабителях, захвативших заложников, и о том, какую цель они преследовали»

-- Сразу после введения в Украине оперативного плана «Заложник» на Ровенщине были подняты по тревоге все правоохранительные подразделения, -- рассказывает Анатолий Иосифович. -- За несколько дней до этого я заболел гриппом и проходил курс лечения в дневном стационаре больницы. Но как только стало известно, что складывается довольно непростая ситуация, присоединился к подчиненным. Когда в созданный нами оперативный штаб поступила информация о том, что преступники въехали на территорию Украины и направляются в сторону Ковеля, мы по карте определили их вероятные маршруты. По ходу возник вопрос: почему злоумышленники, которые могли еще в Германии или Польше потребовать самолет, направились в Украину, и на что они здесь рассчитывают? Поскольку от Ковеля до Кузнецовска ведет прямая дорога, я сразу же отдал распоряжение усилить охрану Ровенской атомной электростанции (в регионе ее называют Кузнецовской. -- Авт. ). Плюс ко всему совсем рядом, в каких-то пятидесяти километрах, расположена Хмельницкая АЭС. Поэтому на всякий случай перекрыли и ведущую к ней дорогу.

И без того непростую ситуацию осложнял тот факт, что мы практически ничего не знали о преступниках и о том, какую цель они преследовали. В общем, мы просчитывали все возможные варианты развития событий и тут же принимали необходимые меры безопасности. Разумеется, свои действия корректировали с коллегами из Службы безопасности Украины, поддерживали постоянную телефонную связь с Министерством внутренних дел.

«Я дал преступникам возможность обыскать себя, затем попросил отпустить женщину, а в качестве заложника предложил себя»

-- Анатолий Иосифович, когда вы, как говорится, вошли в контакт с преступниками?

-- Вскоре к нам поступила информация, что преступники миновали Луцк и двигаются в сторону Ровно. В их распоряжении имелся переданный на ходу волынскими правоохранителями сотовый телефон, по которому с ними вел переговоры госсекретарь МВД Александр Гапон. На подъезде к Ровно у аппарата сели аккумуляторы. Террористы остановились и потребовали бутерброды и кофе, а также заправить автомобиль (новейший турбодизельный «Сеат» 2002 года выпуска. -- Авт. ). Получив у вышедшего со мной на связь госсекретаря МВД «добро» на то, чтобы отдать преступникам свой телефон, я подошел к «Сеату». Все трое мужчин внутри машины были в масках с прорезями для глаз. Протянув им телефон, я представился, дал возможность преступникам обыскать себя, чтобы они убедились, что я безоружен. Затем попросил отпустить женщину, а в качестве заложника предложил себя. Заложницу они отпустить отказались, а мне сказали: «Если ты такой храбрый, то садись на переднее сиденье, покажи, где ближайшая заправка и дай команду, чтобы нас не убивали». Сидевший впереди преступник пересел назад. В салоне машины на меня тут же направили два ствола. Третий держал под прицелом заложницу.

-- Она была связана?

-- Нет. Бедная женщина рыдала, ее трясло от страха. Я посмотрел в ее глаза -- увиденное в них трудно описать словами. -- Анатолий Иосифович замолчал, и только после продолжительной паузы продолжил свой рассказ. -- На заправке при въезде в Ровно я предложил одному из преступников -- он представился Артуром -- сходить со мной в бар за продуктами. Взяли кофе и бутерброды, отнесли остальным в машину, а сами продолжили переговоры за столиком. С Артуром общались на русском. Он снял маску. Оказалось, совсем молодой парень, чуть более 20 лет. Артур заметил: «Ты напоминаешь мне моего отца». Потом рассказал, что к нападению на банк готовились долго и тщательно. Естественно, не рассчитывали, что их так быстро засекут полицейские. А когда стало ясно, что деваться некуда, от страха рванули на восток. Рассчитывали добраться до России и там затеряться.

«Пистолет у меня все-таки был -- на ноге. Террористы его просто не нашли при обыске»

-- Как вам удалось убедить преступников сдаться?

-- Я говорил Артуру, что ситуация под нашим абсолютным контролем, но мы не хотим их гибели… Беседа длилась около сорока минут. Все это время он не выпускал из рук пистолет и заметно нервничал. Дело в том, что я занял невыгодную для него позицию: лицом к окну и выходу из бара, то есть машина с заложницей находилась у него за спиной, что заставляло его все время оборачиваться. Я говорил: успокойся, никто твоих друзей не тронет, лучше расскажи о них побольше. Артур сказал, что Андрей, которого он называл двоюродным братом, к моему предложению скорее всего прислушается, а вот Виталий -- вряд ли. Они его сами боялись. Впоследствии действительно оказалось, что Виталий был самым неуравновешенным и дерзким.

Я попросил Артура привести в бар Андрея. Свою просьбу объяснил тем, что, мол, деньги из банка умыкнули вместе, а значит, и принимать решение о своей дальнейшей судьбе им надо сообща. Андрей не возражал. Сев за столик, он положил перед собой пистолет. Я спросил: «Интересное оружие, где вы его взяли?». Он ответил: «Отобрали у таких, как ты, полицейских в Германии». Я говорю: «Ну, наверное, все-таки не у таких, как я. Вероятно, это были рядовые полицейские. К тому же вы сами убедились -- я безоружен». Хотя пистолет у меня все-таки был -- на ноге. Террористы его просто не нашли при обыске.

В какой-то момент Артур сказал: «Да, никогда не думал, что буду отмечать свой день рождения на Украине». Я ему отвечаю: «А я никогда не думал, что буду поздравлять человека в подобной обстановке, но ты ведь знаешь -- существует традиция, поэтому давай я налью тебе коньячку. Тем более тебе нужно успокоиться -- трясешься, как в лихорадке». В общем, я подошел к стойке бара, наполнил стаканы для Артура и Андрея. Пришлось налить и себе -- они боялись, что в коньяк подмешано снотворное. Я произнес тост: «Давай, сынок, за твое здоровье. Твой отец, наверное, тебя в Германии тоже бы поздравил… » Вижу, Артур начинает прислушиваться к моим словам. Я выпил первым, они за мной. Посидели, поговорили. Видимо, сделал свое дело и коньяк -- преступники немного расслабились.

Не теряя инициативы в разговоре, предложил: «Ребята, отдайте мне свои пистолеты от греха подальше, поверьте, они вам ни к чему». Но в это время сидевший в машине Виталий распсиховался, поднял крик. Я предложил пригласить и его за наш столик. Виталий пришел вместе с заложницей. Трудно описать словами ее состояние… Я попросил отпустить ее в туалет, дать возможность помыться. Сказал: «Если вы мужчины, позвольте даме хотя бы переодеться!». Затем дал по телефону указание своему заместителю принести женскую одежду. Переодевшись, женщина чуть-чуть успокоилась.

«Грабители боялись, что на выходе из бара их расстреляют. Я вышел первым, распахнул перед ними двери»

-- Я предложил выпить и Виталию. После этого долго рассказывал о наших законах, об Украине, зачитывал отрывки из Уголовного кодекса, касающиеся совершенного ими правонарушения. Мы беседовали о церкви, я сказал, что верю в Бога и в то, что всем нам обязательно воздастся по делам нашим. Сейчас, вспоминая те переговоры в баре под Ровно, я еще и еще раз убеждаюсь, что тогда над нами была некая сила. Виталий даже сказал: «Вы, наверное, не генерал, а проповедник». И я рассказал им о недавней аудиенции у Папы Римского, о встречах со многими митрополитами, о собственном творчестве на религиозную тематику… Иногда нам мешали. Стоило кому-то, например, фоторепортерам, приблизиться к бару -- бандиты начинали паниковать. И я кричал находившимся снаружи: «Не подходите, потому что я дал людям слово и мне поверили!.. »

В конце концов мне удалось и Виталия убедить отдать оружие. -- продолжает свой рассказ Француз. -- За временем я не следил, да и не ощущал его. Девушка молча сидела рядом с нами. Она ни слова не понимала ни по-русски, ни по-украински. Когда все пистолеты оказались у меня, я предложил позвать следователя и запротоколировать добровольную сдачу оружия. Преступники согласились. Мой заместитель по следствию составил протокол, террористы его подписали, и я понял, что наступил долгожданный переломный момент. Однако проблемы на этом не закончились.

-- Преступников конвоировали в наручниках?

-- В управление внутренних дел в Ровно они поначалу хотели ехать на своей машине. Из разговора с Артуром я понял, что в «Сеате» спрятано еще оружие. Но в конце концов они сказали мне: «Мы тебе поверили, поэтому подгони свою машину к двери бара». Преступники боялись, что на выходе из бара их расстреляют. Я вышел первым, распахнул перед ними двери. У них оставались ножи, но, слава Богу, обошлось. Добрались до здания управления милиции без приключений. Сразу же зашли в мой кабинет. Пребывающую в глубоком нервном шоке заложницу отправили в больницу.

Что же касается задержанных, то их накормили, напоили горячим чаем, после чего они начали давать показания. Я распорядился, чтобы им не надевали наручники, относились максимально корректно. Были проведены необходимые следственные действия, пересчитаны деньги. Часть украденной суммы находилась в машине, а часть в портфеле, который один из преступников до последнего момента не выпускал из рук. Всего мы насчитали 240 тысяч евро в купюрах и некоторую сумму в серебряных монетах. К операции по захвату банка группа готовилась не один день. И уж никак они не рассчитывали, что одна из потерпевших позвонит в полицию.

У нас есть основания предполагать, что по крайней мере один из троих причастен и к другим тяжким преступлениям. Они очень боятся и не хотят возвращаться в Германию. Кроме того, преступники, видимо, хорошо знакомы с наркотиками: знают, как их изготавливать, свободно ориентируются в ценах на черном рынке и так далее. Хотя во время нашей беседы задержанные не были в состоянии наркотического опьянения. Сейчас злоумышленники находятся в СИЗО, в разных камерах. Скоро приедут немецкие коллеги. Скорее всего, будет проведена экстрадиция.

«Сообщения о том, что террористы пытались предложить украинским правоохранителями 50-тысячную взятку, -- абсурдны»

-- Где сейчас находится бывшая заложница?

-- За ней приехал генеральный консул посольства ФРГ в Украине Мартин Шефер. Перед тем, как попрощаться, Кристина сказала, что теперь у нее два дня рождения: второй раз она обрела жизнь в Украине… Она долго не верила в благополучный исход происходившего. Все время переспрашивал, что с ней будет, куда мы направляемся. А когда увидела консула, бросилась к соотечественнику, но потом вернулась ко мне, поцеловала, поблагодарила за спасение. Сейчас Кристина, наверное, уже дома. Что же касается первой заложницы, преступники рассказали следующее. Остановившись в Люблинском воеводстве на дозаправку, выходить из автомобиля они побоялись из-за снайперов, а залить в бак горючее послали одну из женщин. Воспользовавшись моментом, она бросилась бежать. Террористы хотели ее застрелить, но побоялись спровоцировать взрыв заправки.

-- Анатолий Иосифович, в сообщении одного из информационных агентств упоминалось, что террористы пытались предложить украинским правоохранителями 50-тысячную взятку…

-- Это же абсурд, и они это прекрасно понимали. Какая там взятка, если за ними гнались десятки полицейских автомобилей и вертолет?.. Артур рассказывал, что они несколько раз пытались из пистолета обстрелять вертолет. После каждого выстрела он резко уходил в сторону, но затем продолжал преследование. Кстати, преступники -- далеко не мальчишки. Все трое отслужили в немецкой армии. Артур профессионально водит машину. Рассказывал, как в Польше без проблем уходил от препятствий. Если замечал на дороге «ежи», не раздумывая, на скорости разворачивался и несся прямо на машины полицейских -- те врассыпную. «А у вас вместо «ежей» мы увидели человека, по-человечески с нами говорившего. Ему мы поверили», -- эти слова были сказаны Артуром уже на допросе. Сейчас все трое, конечно, сожалеют о содеянном. Оказывается, жилось им не так уж плохо. Работали, получали неплохую зарплату. Один женат (по некоторым данным, его супруга беременна. -- Авт. ), другой готовился к свадьбе.

-- Преступники понимают, что за терроризм их ожидает, мягко говоря, максимальная ответственность? Особенно в свете известных мировых событий.

-- Они это прекрасно осознают. Кстати, данную тему я использовал в качестве одного из аргументов во время переговоров.

-- Анатолий Иосифович, а что вы чувствовали, находясь под прицелом террористов?

-- Ничего. Просто есть долг, ответственность перед тем, кто за тобой, перед подчиненными, которые знают, что я никогда не буду прятаться за их спинами.

-- Вы жене рассказали о своем подвиге?

-- Нет. Она, наверное, единственная в Украине, кто ни о чем не догадывается.

Работники бара на территории автозаправки, в котором велись переговоры с террористами, до сих пор пребывают в полушоковом состоянии. Официантки корреспондента «ФАКТОВ» встретили весьма настороженно и с ходу заявили, что рассказывать что-либо им строго запрещено. Кем именно -- тоже большой секрет.

-- В среду мы как ни в чем не бывало обслуживали клиентов, вдруг нагрянули милиционеры, все здесь окружили, а нам приказали очистить помещение, -- смущаясь, поведала одна из девушек. -- Больше я ничего не видела.

-- А мне сказали закрыться на кухне и тихонько там сидеть, -- сказала другая барменша. -- Потом я принесла сидевшим в зале мужчинам бутерброды и кофе. Больше ничего не видела и не слышала… Перенервничала сильно, до сих пор голова раскалывается!

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров