ПОИСК
Події

Подельницей легендарной одесской аферистки соньки золотой ручки была… Дрессированная мартышка, воровавшая бриллианты в ювелирных магазинах

0:00 4 січня 2002
Сто лет назад обходчики обнаружили на железнодорожных путях умирающую Софию Блювштейн

Софии Ивановне Блювштейн, больше известной как Сонька Золотая Ручка, людская молва приписывала статную фигуру, неземную красоту и море обаяния. На самом деле эта женщина была маленькой и некрасивой. По крайней мере, когда ее разыскивала полиция, описание звучало так: «Особа ростом 153 сантиметра, с рябоватым лицом и бородавкой на правой щеке, разговорчивая и дерзкая». При таких характеристиках Сонька, тем не менее, играла роль светской дамы, очаровывая богатых кавалеров. В то же время воровка, чье имя вызывало почтение даже у отпетых рецидивистов, вернула деньги ограбленной ею одинокой вдове и спасла от самоубийства молодого человека, задолжавшего немалую сумму. Когда Соньку увозили из Одессы на Сахалин, на каторгу, провожать ее к порту вышел едва ли не весь город.

Подельником Соньки была… шустрая обезьянка

Сонька Золотая Ручка родилась в 1846 году. Ее юность была более чем драматичной. Любящий ее отец Лейба Соломониак -- говорят, он скупал краденое, -- умер слишком рано, оставив четырехлетнюю Шейндлю-Суру (так звали будущую королеву преступного мира в детстве) в чужой для нее Одессе на попечении ненавистной мачехи. В семнадцать лет девушка безумно влюбилась в юного грека Амботело, сына владельца продуктовой лавки. Этот роман был очень бурным, но, увы, непродолжительным. Молодые люди сбежали от своих опекунов, при этом Амботело захватил достаточно большую сумму отцовских денег. Когда же у грека закончились деньги (а это случилось довольно скоро), он охладел к Соньке и вернулся домой. Покинутой и несчастной девушке оставалось либо возвратиться к мачехе, либо искать себе нового жениха. Она выбрала последнее.

Здесь же, в Одессе, она познакомилась со знаменитым карточным шулером Блювштейном. Влюбчивая Сонька сразу поняла, что хочет за него замуж, и сделала все возможное для достижения своей цели. Несколько лет они жили счастливо и даже родили двух дочерей. Но однажды Блювштейна поймали на горячем и посадили в тюрьму. Молодая женщина осталась с маленькими детьми без средств к существованию. Тогда-то она решила заняться тем же, чем промышляли ее отец и муж. Прирожденный талант актрисы позволил ей очень быстро завоевать славу удачливой аферистки, которая окручивала даже видавших виды коммерсантов. Кстати, не менее талантливые Сонькины дочери Сура-Ривка и Табба впоследствии, не желая идти по стопам матери, стали известными артистками оперетты.

Отбыв свой срок наказания, Блювштейн вернулся домой и неожиданно для жены заявил, что завязывает с криминалом. Но Сонька уже так втянулась в воровскую жизнь, что не могла остановиться. Сообразив, чем это может для него закончиться, Блювштейн бросил семью и сбежал в Румынию.

РЕКЛАМА

Вторая женитьба Сони, поговаривают, оказалась первым по-настоящему крупным делом, благодаря которому удавались многие последующие аферы. Выйдя замуж за состоятельного польского еврея Розенбада и родив ему дочь, она некоторое время спустя сбежала в Россию с неким молодым человеком, обчистив мужа до нитки. Итогом стало появление в светском обществе загадочной «баронессы» с неплохим состоянием, прекрасными манерами, начитанной, владеющей в совершенстве несколькими языками. Скольким молодым богатым повесам вскружила голову эта дама! Многие из них, поддавшись ее чарам, теряли голову и были готовы отдать «баронессе» все, что бы она ни попросила. А Софию Блювштейн как магнитом тянуло к золоту и бриллиантам.

Она не занималась мелкими кражами и не допускала никаких экспромтов -- каждую операцию продумывала очень остроумно и тщательно, «осчастливив» своим вниманием крупнейшие ювелирные магазины Одессы, Харькова, Киева, Москвы и Санкт-Петербурга.

РЕКЛАМА

Из уголовного дела, заведенного московской полицией в 1885 году: «Софья Эдуардовна Буксгевден, баронесса, прибыла в Москву из Курляндии в сопровождении отца Эдуарда Карловича, младенца женского полу и мамки. Посетила ювелирный магазин Хлебникова с целью покупки украшений из бриллиантов. Управляющий магазина рекомендовал коллекцию из украшений на сумму 22 300 рублей. Когда украшения были упакованы, дама, ссылаясь на забытые деньги на портале камина, взяла пакет с бриллиантами и удалилась за наличными, оставив в качестве залога вышеприведенных лиц… Позже выяснилось, что ребенок взят в пользование у обитательницы Хитрова рынка, известной под воровским именованием «Машка-прокатница», «мамка» нанята в услужение по объявлению в газете, а «барон Буксгевден» -- отставной ротмистр Н-ского полка».

О том, как Сонька грабила ювелирные магазины, ходило множество легенд, порой самых невероятных. Рассказывали и о пособнице -- дрессированной мартышке. Животное, пока хозяйка торговалась с ювелиром, хватало с витрины какое-нибудь украшение и проглатывало его. Придя домой, Сонька делала обезьяне клизму.

РЕКЛАМА

Еще один способ заключался в специально отращенных ногтях знаменитой аферистки. Мол, перебирая товар, Сонька легко могла запрятать под ноготь небольшой драгоценный камень.

Ограбив богатого ювелира, Сонька оплатила трехмесячный курс его лечения у психиатра

Одна из самых «юморных» операций Соньки -- ограбление владельца богатого ювелирного магазина Карла фон Меля. Аферистка пришла в магазин, представившись женой известного в Одессе психиатра. Она выбрала украшений на 37 тысяч рублей и попросила фон Меля принести их в дом мужа. Дескать, там он и расплатится, а сама она таких денег с собой не носит. Ювелир принес пакет в условленное время, «жена психиатра» с улыбкой встретила его на пороге.

«Все в порядке, -- заверила она. -- Муж все оплатит. Пожалуйте в его кабинет. Но не соблаговолите ли вы отдать мне украшения сейчас, чтобы, пока муж рассчитывается с вами, я могла их еще раз примерить?» -- «Ах, пожалуйста! -- ответил фон Мель, радуясь предстоящей сделке, и передал даме пакет с украшениями.

А в кабинете между психиатром и ювелиром произошел примерно следующий разговор: «Доктор, ваша жена сказала, что вы готовы оплатить покупку». -- «Да-да, садитесь, -- ответил психиатр и сразу же перешел к делу. -- У вас часто случаются провалы в памяти? В роду умалишенные были?» -- «Я не понимаю, о чем вы говорите, -- начал волноваться фон Мель. -- Либо платите, либо отдавайте бриллианты!» -- «Ах, бриллианты?» -- недобро усмехнулся психиатр и пригласил в кабинет троих санитаров…

Недоразумение было разрешено только в больничной палате, куда доставили «буйного» ювелира. Оказывается, накануне к психиатру пришла женщина и пожаловалась на своего мужа: дескать, его страсть к бриллиантам становится патологической, в последнее время ему чудится, будто кто-то ворует у него драгоценности… Психиатр взялся полечить мужа дамы, и та оплатила трехмесячный курс вперед. Этой дамой оказалась, как вы догадываетесь, Сонька Золотая Ручка.

Но она была еще и жутко сентиментальной. Однажды, узнав из газет, что ее недавняя жертва -- вдова, в одиночку воспитывающая двух маленьких дочек, Сонька по почте вернула ей деньги (около пяти тысяч рублей) и письменно принесла женщине извинения. Ведь, несмотря на свою бурную жизнь, она сама нежно заботилась о своих дочерях, тратя большие средства на их обучение.

Как-то, пробравшись в гостиничный номер, воровка увидела спящего в одежде поверх нерасправленной постели молодого человека. Рядом лежал пистолет и стояла зажженная свеча. В руке юноши была какая-то записка. Взяв ее, Сонька прочитала, что несчастный потратил 300 рублей казенных денег на лечение своей тяжелобольной сестры и не смог их вернуть. Потому лучшим выходом он посчитал самоубийство, которое намеревался совершить наутро. Сонька порвала записку и, вложив в руку спящего 500 рублей, тихо удалилась.

Еще один случай: посетив театр, Сонька узнала в одном из актеров мужчину, которого несколько лет назад пыталась безуспешно ограбить. Пораженная его виртуозной игрой, она послала ему на сцену огромный букет цветов и… золотые часы, «позаимствованные» тут же, на спектакле, у зазевавшегося зрителя.

За несколько дней пребывания в тюрьме Сонька влюбила в себя почти всех надзирателей

Тем временем количество Сонькиных мужей и любовников росло. По одной из легенд, в 1885 году она сколотила банду из своих любимых мужчин. С ними она провернула около десяти крупных афер и совершила несколько разбойных нападений на ювелирные магазины.

В этой банде был семнадцатилетний красавчик Володя Кочубчик, из-за которого Сонька в конце концов поплатилась свободой.

Чувствуя, насколько сильно влюбляется в него 39-летняя атаманша, молодой жиган беззастенчиво тянул из нее деньги. Влюбленная Сонька начала допускать в своей «работе» массу ошибок, что и привело к ее аресту.

После суда Золотая Ручка попала в смоленскую тюрьму, но, пробыв за решеткой всего несколько дней, сбежала. За короткое время она настолько очаровала тюремных надзирателей декламированием стихов на немецком и французском языках, рассказами о своей жизни, что один из охранников влюбился в арестантку и бежал вместе с ней. Бедолагу поймали под Москвой спустя неделю, а Сонька «гастролировала» по Европе еще полгода.

После нескольких дерзких ограблений ювелирных магазинов ее арестовали вновь, судили и на этот раз отправили на каторгу на остров Сахалин, куда путь должен был лежать из порта Одессы. Проститься с Сонькой у трапа плавучей тюрьмы «Ярославль» пришел чуть ли не весь одесский люд. Сам градоначальник Павел Зеленой поднялся на борт парохода и, посочувствовав сахалинскому начальству, которому надлежало теперь следить за знаменитой аферисткой, пожелал Золотой Ручке счастливого пути. Расчувствовавшаяся Сонька решила сделать ему подарок и протянула карманные часы с гербом на крышке, очень похожие на собственные часы градоначальника. Зеленой рассеянно поблагодарил ее и лишь потом заметил, что его цепочка от часов болтается пустой. Под дружный хохот матросов он сошел на берег.

Но и на Сахалине Золотая Ручка не могла оставаться без дела. Ее подозревали в ограблении богатого поселенца Лейбы Юровского, у которого исчезли 56 200 рублей. На эти деньги можно было нанять пароход! Впрочем, Сонькину вину доказать так и не удалось, хотя подельников ее расстреляли.

На Сонькиной могиле красуется надпись: «Бандиты скорбят»

С каторги она пыталась бежать трижды. Когда ее поймали впервые и приговорили к 15-ти ударам плетью, Сонька заявила, что беременна, и отправила вместо себя на медицинское обследование другую женщину, действительно ожидавшую ребенка. Тогда воровке удалось избежать телесного наказания. Но следующая ее попытка побега была еще менее удачной. Несколько дней пятнадцать солдат гнали ее, словно дикого зверя, по лесу к опушке, где в засаде ожидали еще пятнадцать. Когда беглянка выскочила на открытое место, раздался залп одновременно из тридцати винтовок. Но Сонька за мгновение до этого успела упасть на землю -- и ни одна пуля не попала в нее.

Ее вновь приговорили к наказанию плетью. Несколько раз во время экзекуции Сонька теряла сознание, но ее обливали ледяной водой и продолжали бичевание. После этого заковали в кандалы весом три килограмма и на два года и восемь месяцев посадили в одиночную камеру. За всю историю Сахалинской каторги Сонька была первой и единственной женщиной, которую заковывали в кандалы.

Потом Золотую Ручку отправили на вольное поселение, где ее приютил рецидивист, насильник и убийца Никитин, которого побаивались все поселенцы. Сонька быстро нашла с ним общий язык. Официально в поселении она стала числиться содержательницей квасной. Но на самом деле приторговывала водкой.

В 1902 году Сонька решилась на третий побег. Но к тому времени она была уже больной и немощной. Пройдя несколько километров, она упала на железнодорожные пути, где ее и нашли обходчики. Через несколько дней, не приходя в сознание, Сонька умерла в тюремном лазарете. Но существует легенда, рассказанная третьей дочерью Соньки Рахилью-Мери, что ее мать сбежала с парохода--тюрьмы «Ярославль» по пути на Сахалин, спустившись по якорной цепи во время стоянки в Коломбо. Поговаривают, что Золотую Ручку видели на свободе чуть ли не до 1947 года!

Во всяком случае, именем Соньки еще в 20-х годах прошлого века продолжали пугать нэпманов. А кто именно похоронен в Москве в ее могиле на Ваганьковском кладбище, остается только гадать. Как бы то ни было, легендарную воровку не забыли. Возле памятника в виде мраморной женской фигуры под сенью кованых черных пальм, созданного на деньги одесских, питерских и итальянских мошенников миланским скульптором, и сегодня постоянно лежат живые цветы и монеты россыпью. А на самом памятнике красуются надписи: «Ереванские бандиты скорбят», «Ростов вас помнит», «Помоги, Соня, идем на дело», «Мать, дай счастья жигану» и, наконец, «Солнцевская братва тебя не забудет».

1460

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів