ПОИСК
Культура та мистецтво

О том, что в гулаг павка корчагин не попал только потому, что был парализован, знал еще первый постановщик фильма по роману «как закалялась сталь»

0:00 21 травня 2002
Інф. «ФАКТІВ»
В апреле исполняется 60 лет фильму Марка Донского «Как закалялась сталь» и три года китайско-украинскому 20-серийному фильму режиссеров Хангана и Сахат -- четвертой экранной версии знаменитого романа Николая Островского

О том, как снимали первый фильм, об атмосфере съемок в грозном 1942 году в Ашхабаде корреспонденту «ФАКТОВ» рассказал бывший осветитель съемочной группы Михаил Сергиенко. А координатор съемок китайско-украинской ленты по роману «Как закалялась сталь» Лариса Халяпина поделилась воспоминаниями о том, как режиссеры Ханган, Сахат и сценарист Бай-Хуа искали исторические документы, пытаясь «очистить» события тех лет от привычных схем и недомолвок, как снимали четвертую версию ленты по роману Николая Островского, как в Китае прошла премьера фильма.

«Чтобы спасти «реквизит» -- жареную рыбу -- от голодных киношников, пиротехники… кропили ее керосином»

-- Михаил Михайлович, вы помните первый день съемки?

-- Еще бы! Тогда снимался эпизод «Кухня ресторана» -- он стал, можно сказать, эпиграфом к съемкам. Время-то голодное. На завтрак нам давали пирожок с чечевицей и стакан так называемого чая, на обед -- жидкий супчик с уже затвердевшим утренним пирожком. А работали мы в три смены. Когда снимали сцену «Буржуи веселятся», где реквизитом служила жареная рыба из ресторана, смотреть на стол не было сил. Во время коротких перерывов все уходили со съемочной площадки на перекур, а мы, осветители, отщипывали от аппетитного реквизита по кусочку, и к концу съемки от рыбы оставались только косточки. Чтобы спасти «реквизит», пиротехники стали… кропить его керосином.

Когда съемки закончились, Марк Семенович пригласил всех на ужин в ресторан. В Ашхабаде у каждого предприятия была своя ведомственная столовая, куда не пускали «чужих», а на рынке продавцы страшно взвинтили цены: когда студия приехала сюда, то поллитровая банка мацони (кислое овечье молоко) стоила 15 копеек, а через пару месяцев -- 15 рублей. В ресторане же цены не поднимали, и вся наша съемочная группа заполняла здесь по вечерам большой зал. Съедали первое, а плов -- в котелки, для домочадцев. С питанием полегчало, а недосыпание мы в счет не брали. Мы были влюблены в картину, в режиссера, в саму атмосферу съемок.

РЕКЛАМА

Мне нравилось не только то, что делали на съемочной площадке, а и то, что происходило за ее пределами. Секретарь нашей комсомольской организации Мифа Цыбульник (она же ассистент режиссера) организовала чтение писем довженковцев, воевавших на фронте. В павильоне был уголок, который назывался «В несколько строк», где Мифа вывешивала эти письма. Читая их, я переписывал отдельные фразы. И, представляете, они до сих пор со мной -- эти пожелтевшие листочки ученических тетрадей! Вот выдержки из писем Тимофея Левчука, Юрия Дольд-Михайлика, Григория Липшица.

«Война в один миг, как заправский шулер, путает все чирвы-козыри, успевай только распутывать. Что написать об Украине? Передай Игорю (Савченко), что плохо мы с ним во «Всадниках» убитых немцев раскладывали, в будущем фильме мы эту ошибку учтем».

РЕКЛАМА

«Удивительно, но и на фронте душа не стареет, чудеса! Ведь какая чудовищная нагрузка за эти годы, а душа юная, как в прежние годы… Как бы хотелось подержать в руках хоть бы метр пленки».

«В нынешней войне не плачут. Здесь глаза горят, сердце учащенно бьется, здесь мертвые делают шаг вперед. Фильмы позарез нужны сейчас! Их смотрят в блиндажах, в окопах, в перерывах между боями, приспосабливают под просмотры все, что можно. Каждый новый фильм -- это событие, которое приравнивается к выигранному сражению».

РЕКЛАМА

«На съемочной площадке Марк Донской объяснял актерам, что такое загадочная русская душа»

-- Донской принимал участие в этих чтениях?

-- Конечно! Он возглавлял комитет по шефству над госпиталем и организовал учебный комбинат, где мы все обучали раненых доступным для них профессиям и ремеслам. Володя Перист-Петренко (исполнитель роли Павки Корчагина) вел замечательные радиопередачи, которые назвал: «Киевская киностудия у микрофона». В них участвовали ведущие режиссеры и актеры. Больше всего слушателям нравились программы, которые делал Борис Рунге. Когда я многие годы спустя смотрел по телевизору «Кабачок «13 стульев», где он играл пана профессора, то невольно вспоминал его замечательные юмористические зарисовки о членах нашей съемочной группы.

Я был потрясен, когда однажды увидел среди слушателей иностранца -- худого, измученного. Это был немец, которого весной 1942 года Донской вызволил из лагеря, где отбывали наказание советские немцы, -- для участия в съемках фильма «Как закалялась сталь». Актер Ганс Клеринг стал потом в ГДР кинозвездой. Играл он у нас и в «Радуге». Все мы симпатизировали Гансу и тайно его подкармливали.

-- Роман «Как закалялась сталь» вы изучали по школьному учебнику как все, или у вас были дополнительные источники?

-- В группе говорили о том, что Донской, четыре года готовившийся к этой постановке, знал много такого, чего не знали мы. Он «заболел» романом после того, как закрыли его сценарий о русском революционере Михаиле Кедрове, погибшем в лагерях. Судьба Кедрова во многом напоминала жизнь Павки. Донскому хотелось ответить на вопрос: за что боролись? На площадке я слышал, как Марк Семенович объяснял актерам, что такое загадочная русская душа: «У русских хватает любви на весь мир, но хватает и ненависти… ». А Володе (Павке) внушал: «Убеждения Павки настолько твердые, что он их защищает ценой жизни. Терновый венец на Павку не надо надевать! То, что он любит, он защищает в борьбе».

-- После войны вы не могли не видеть картины «Как закалялась сталь» -- фильмы (как сейчас говорят, римейки) Алова и Наумова, Мащенко. Можете сравнить эти ленты с лентой Донского?

-- Если Павка Донского (Перист-Петренко) «сделан из стали», то Корчагина в исполнении Ланового (фильм Алова и Наумова) я воспринимаю как героя литературного. Конкина из фильма Мащенко было почему-то жаль. Я думаю, что каждая эпоха будет создавать своего Корчагина.

-- Вы уверены, что этот герой не уйдет из кино, как, например, Космодемьянская или Матросов?

-- А разве не говорит об этом тот факт, что у романа «Как закалялась сталь» в конце 90-х началась новая жизнь? Я имею в виду 20-серийный китайско-украинский телевизионный фильм.

«Сценарист Бай-Хуа отыскал уникальные документы об украинском ЧК того времени!»

-- Вы работали координатором съемок в 20-серийном китайско-украинском фильме «Как закалялась сталь». Эти съемки отличались чем-нибудь от наших? -- интересуюсь у Ларисы Халяпиной.

-- Мы отошли от боев и крови. -- Павел Корчагин интересовал нас не как фанат, а как мыслящий человек. Он всем пожертвовал ради идеи и государства, умер в нищете, но понял больше, чем Павка в прежних фильмах. В 1993 году в Китае был проведен специальный опрос: какое литературное произведение из мировой классики люди хотели бы увидеть на своих телеэкранах. 73 процента китайцев высказались за роман «Как закалялась сталь». И режиссеры Ханган и Сахат приехали к нам на студию с предложением о сотрудничестве, уже имея свою концепцию.

-- Китайских кинематографистов не смутил тот факт, что в нашей прессе началась кампания по «разоблачению» Николая Островского? Якобы нашлись анкеты, заполненные его рукой, где в графе «был или не был на фронте» стоял прочерк. Отыскались и живые свидетели, утверждающие, что он был неграмотным и никакую книгу написать не мог, что паралич у него случился не от ран, а от возвратного тифа, которым он болел несколько раз. И вывод: книга -- детище московских редакторов, а биография Островского -- лирическое «житие святого». Китайцы знали об этом?

-- Конечно же, их просветили! Но Павку они защищали с завидным упорством. Сценарист Бай-Хуа «откопал» уникальные документы об украинском ЧК того времени: уничтожались тысячи тех, кто отстаивал советскую власть в годы революции, гражданской войны, немецкой интервенции. Нашлись документы, удостоверяющие, что особенно зверствовал в Киеве чекист Броневой, который ходил в таком же длинном кожаном пальто, как потом Геринг.

В фильме есть эпизод, когда следователь Халява (его потрясающе сыграл Алексей Горбунов) говорит Павке: «Уезжай из Шепетовки, пока тебя не посадили!» Стало понятно, почему Павел начал «бомбить» Москву просьбами дать ему квартиру там или на юге -- для лечения. И такая сцена: Шепетовка, Павка лежит парализованный. К его дому приближается «воронок». И Павел, и его жена Тая решили: за ним! Но из машины вышел Жухрай, который привез Корчагину напечатанную книгу «Как закалялась сталь».

-- Но этого же нет в книге!

-- Нет, но переосмысление концепции романа и образа Корчагина шло по такому пути: хотелось «очистить» события тех лет от привычных схем, недомолвок, нелогичных выводов.

«В Пекине замирало движение на улицах, когда по телевизору показывали очередную серию фильма»

-- Например?

-- В книге Жухрай исчезает как-то неубедительно. Его якобы послали на туркестанский фронт. Но он без руки -- какой фронт? Просто его посадили. А куда девалась Рита Устинович? Есть данные, что и она была арестована. И если бы не болезнь, неизвестно, что стало бы с Павкой… Почему Островский так быстро умер? То, что ему помогли уйти из жизни, -- предположение, основанное на посещении больного писателя двумя вождями. В узкую московскую комнатку (над Елисеевским магазином) высокие гости приходили вручить ему орден, но на самом деле -- удостовериться, что Островский уже не жилец.

Есть данные, что Николай Островский, ознакомившись с содержанием своей книги в напечатанном варианте, по поводу некоторых глав заявил: «Этого я не писал». Он грамотный, интеллигентный человек, и, конечно же, книга -- не «житие святого», а жизнь замечательного человека. Таким и хотели видеть его на экране китайские зрители.

-- А кто же писал эти главы?

-- Есть версия, что… Тая, его жена. По заданию ЧК.

Когда из Интернета китайские школьники узнали, что будет сниматься именно это роман, одна девочка принесла режиссеру зачитанную книгу «Как закалялась сталь» и сказала: «Это дедушкина книга, но она очень нравится мне. Я люблю этих людей и хочу видеть их на экране». В Китае был выпущен плакат, где украинский актер Саминин, сыгравший роль Павки, держит в руках именно этот экземпляр книги. Наши актеры, побывавшие на премьере в Китае, рассказывали, что в Пекине замирало движение на улицах, когда по телевизору показывали очередную серию. Картина получила семь «Золотых фей», отмечена как лучший телефильм десятилетия. Реакция китайской публики на фильм превзошла все наши ожидания: восторги и рыдания, рыдания и восторги.

Очень хотелось бы, чтобы этот правдивый фильм посмотрел и наш телезритель, сбитый с толку тенденциозным подходом к судьбе Павла Корчагина, в которой отразилась, как в капле воды, судьба всей страны -- с одной стороны, а с другой -- фальсификация истории, которой грешит современное кино.

1038

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів