ПОИСК
Происшествия

«Моего брата похоронили под чужой фамилией на Хмельнитчине»: родные погибшего воина не могут забрать его тело, поэтому прошли ДНК-экспертизу

12:20 24 ноября 2023
Сестра погибшего Романа Богодвида Алина с его фото
Уже две недели жизнь семьи Богодвид из Житомирской области напоминает настоящий ад, где каждый день отчаяние, слезы и успокоительные лекарства. В начале ноября в небольшое село Дриглов пришло страшное известие — на Бахмутском направлении, где российские войска не прекращают штурмовые действия, погиб 38-летний местный житель Роман Богодвид, который вывозил раненых с поля боя. Он защищал страну всего 11 дней, служил стрелком-санитаром механизированного взвода 30-й отдельной механизированной бригады имени князя Константина Острожского. Но когда 5 ноября бойца привезли на погребение и в морге родственникам защитника открыли гроб, то они увидели совсем другого воина. Церемонию прощания пришлось отменить. А родные сдали образцы для ДНК-экспертизы.

«В „скорую“ с ранеными влетела вражеская ракета»

— Роман — самый старший из детей в семье, нас у родителей было трое, — рассказала «ФАКТАМ» сестра защитника Алина Васин (на фото в заголовке). — Он с женой жил в соседнем селе Гремячее, воспитывали двоих детей. Брат в последние годы работал в лесничестве рабочим, имел золотые руки. В свое время он проходил два года срочную службу в Яворове на Львовщине, так что был на учете в военкомате. В августе 2023 года к дому брата подъехали военные и вручили уже отпечатанную повестку. Роман заявил, что прятаться не будет, если нужно защищать страну — пойдет, потому что это обязанность каждого мужчины. Мама очень плакала, словно предчувствовало что-то ее сердце.

1 сентября мы с мужем поехали к брату, помогали упаковывать вещи. Романа забрали в учебный центр в Черниговскую область, однако через день вернули обратно. А уже 6 сентября его снова вызвали в «Десну», где он и остался. 11 октября Роман был направлен на передовые позиции на Бахмутское направление. Он был стрелком-санитаром второго механизированного отделения третьего механизированного взвода седьмой механизированной роты третьего механизированного батальона.

Роман Богодвид служил стрелком-санитаром в 30-й отдельной механизированной бригаде имени князя Константина Острожского

РЕКЛАМА

— Каждый вечер по вайберу мы переписывались, — продолжает сестра бойца . — 28 октября вечером брат сообщил, что они едут на какую-то позицию, связи не будет 3−5 дней, когда вернется, то сам напишет. Все эти дни я жила ожиданием. 1 ноября уже собиралась сама набрать брата, поскольку он так и не вышел на связь. Но позвонили мне из Чудновского военкомата и сельского совета, потому что побоялись беспокоить жену и мать. Как они мне сообщили, Роман с побратимами везли раненых в «скорой» и в автомобиль влетела вражеская ракета. От бойцов практически ничего не осталось. Произошло это еще 28 октября, то есть в тот день, когда я в последний раз слышала Романа…

В выписке из морга Днепра указано, что тело брата доставило к ним 1 ноября. В военкомате подтвердили, что Романа уже везут и 5 ноября мы сможем его провести в последний путь. Мы стали готовиться к самому страшному дню — похоронам. Договорились со священником, приобрели поминальную атрибутику, на кладбище вырыли яму. А перед этим нам сказали приехать в морг в Чуднов на опознание…

РЕКЛАМА

— И что вы там увидели?

— Это был не мой брат. Рядом со мной находился мой муж, который полностью поддержал такое мнение. 16 октября Роман постригся наголо, а в гробу лежал воин, у которого волосы более пяти сантиметров, с усами. У брата щетина была светлая, с сединой, у этого бойца она черная. И ногти у моего брата были другие — круглые. Когда Роме было 14 лет, его покусала собака и остался шрам на лице, а у этого человека шрамов не было. У Романа были волосы на груди, а у покойника нет.

«Женщина все повторяла: «Как я похоронила не своего мужа?»

— Я пыталась убедить работников морга, что произошла ошибка, — продолжает Алина. — За 15 дней до отправки на войну мы сделали дома фотографии с братом. Я их показывала в морге, где он стоит во весь рост. Увеличивала их и спрашивала у работников: «Вы видите сходство с моим Романом?» Никто ничего не видел. Но, чтобы обелить себя и коллег, они стали уверять, что Роман погиб еще в конце октября, поэтому тело могло претерпеть изменения. Согласна, но не могли же так измениться черты его лица. Я не могла с ними согласиться. Тем более, в документах указано, что в машину влетела ракета. А тут лежал целый человек, хотя мы ожидали, что будет закрытый гроб.

РЕКЛАМА

Также мне отдали вроде бы вещи брата — кольцо, цепочку и часы. Мой Рома таких не имел и не носил. Единственное, что совпало — в кармане защитника лежали документы моего брата. В конце мне добавили, что если не заберем тело, то бойца похоронят как безымянного. Это меня еще больше возмутило. Ведь человек с кольцом, у него же где-то есть жена, дети, родители, которые его ждут и любят. И мы забрали тело домой, чтобы его увидела еще мама, которая из-за тяжелого состояния не смогла приехать в морг. Да и хотелось разобраться в этой ситуации, чтобы нашлись родственники защитника, которого перепутали с нашим Романом. На похороны собралось более ста человек. Когда гроб открыли, никто не сказал, что это лежит мой брат.

Мать Романа надеется найти тело сына, чтобы провести его в последний путь

— Так вы похоронили этого бойца?

— Нет. Мы отказались это делать и сказали забрать его назад в морг. Военком очень возмутился, хотя я пыталась ему объяснить: как мне прощаться с этим бойцом, я ж даже не знаю, как его зовут?! В конце концов, похороны таки отменили, а мы самостоятельно стали выяснять, что произошло.

Выяснилось, что причина — в путанице с документами. Нашего Романа отправили в Хмельницкую область и там похоронили. Тогда мы поехали в Славуту, где в последний путь 5 ноября провели мужа и отца двоих детей Ивана Стасюка. Он служил с моим братом. Вышла его жена Марина, к ней жалось дитя, другое лежало в коляске, только недавно родилось. Ее стало трясти. Она все повторяла: «Как я похоронила не своего мужа?» В некоторых вещах, которые ей передали, женщина узнала вещи своего мужа. Сейчас я уже понимаю, что могло произойти. В машине было восемь бойцов, Иван — водитель «скорой». И когда ударила ракета, его взрывной волной выбросило из кареты. Вот так тело уцелело. Остальные обгорели. Когда тела вынимали, их документы разлетелись…

Водитель "скорой" Иван Стасюк, который погиб вместе с Романом Богодвидом

Читайте также: «Собрались на похороны, и тут звонок: «Ваш сын уже давно похоронен как неизвестный солдат»: семья погибшего теперь добивается эксгумации

— Что теперь будете делать, чтобы вернуть Романа?

— Сейчас сын Романа сдал ДНК, и анализ должен установить, что мужчина, который находится в морге в Житомире в статусе неопознанного, — не его папа. Также экспертизу пройдет семья из Славуты, чтобы подтвердить, что это их родственник. Потом мы уже будем готовить документы на эксгумацию в Славуте и снова делать ДНК. Процедура очень длинная… Мы сегодня ездим, собираем данные, документы, постоянно на телефоне. Но разве это не в военкомате должны делать?! Поэтому можно только представить, сколько еще у нас впереди бюрократии и бессонных ночей из-за чьей-то халатности.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как семья погибшего бойца ВСУ Владимира Демиденко из Кировоградской области ищет родных неизвестного солдата, которого им привезли домой вместо сына.

1900

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров