Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Андрюша Семилет

Рождественское чудо

Продавая игрушечных снеговиков, больной острым лейкозом 4-летний Андрюша Семилет собрал 35 тысяч долларов

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

30.12.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Маленькому жителю Черкасс необходимо лечение за границей

Четырехлетний Андрюша Семилет начал делать игрушечных снеговиков в больнице. Мама принесла ему белые носки, рис, нитки и фломастеры, и больной лейкозом ребенок охотно взялся за дело. Смастерил первого снеговика, затем второго, третьего… Одного — для себя, еще нескольких — для родителей и медработников.

— Хотелось, чтобы сынок хоть немного повеселел, — вспоминает мама мальчика Алена Семилет. — Андрюше моя идея понравилась. Это была наша подготовка к Новому году. Пускай в больничной палате, но все равно у сына должен быть праздник. Сутками напролет мы с ним сидели и делали снеговиков. Я тогда и подумать не могла, что они спасут Андрюше жизнь.


*"Последние анализы показали, что сынок вошел в состояние ремиссии, — рассказывает мама мальчика Алена. — Но лечиться нам предстоит еще долго"

О том, что у сына острый лейкоз, Алена и Антон Семилет из Черкасс узнали полгода назад. Страшный диагноз врачи поставили не сразу.

— Еще в феврале у Андрюши диагностировали отит, — вспоминает Алена. — Пройдя курс лечения, мы заметили, что у сына возле ушка воспалились лимфоузлы. Показали его лору, но врач сказал, что все в порядке — дескать, перерастет. Даже через несколько месяцев воспаление не прошло. Андрюша говорил, что ушко не болит. В мае нам поставили диагноз — лимфаденит. УЗИ показало, что в воспаленных лимфоузлах есть гной. У Андрюши в очередной раз взяли анализы, результаты которых врачам не понравились. Мне ничего толком не объяснили. Сказали только, что нужно ехать в Черкасский областной онкодиспансер.

Там мы еще раз сдали анализы и услышали диагноз: острый лимфобластный лейкоз. Я долго не могла прийти в себя: как Андрюша, активный здоровый ребенок, мог заболеть раком? У нас в семье ни у кого не было этой страшной болезни. И почему именно он? На эти вопросы я никогда не получу ответ. До сих пор не могу рассказывать об этом без слез. С того момента наша жизнь стала совсем другой.

Сыну о диагнозе мы, конечно, не рассказали. Я даже не сообщила ребенку, что он лежит в больнице. Для Андрюши это был санаторий. Он и сейчас в этом уверен. Все время говорит: «Я лечусь в санатории. Вылечусь и вернусь домой». Нам назначили химиотерапию. Началось лечение. Но на 15-й день терапии, когда, как говорили черкасские врачи, анализы должны были показать первые результаты, врач сказал: «У нас для вас две новости: хорошая и плохая. Плохая — вы не вошли в состояние ремиссии». Услышав это, я расплакалась. Лечение не дало ожидаемых результатов. Под хорошей новостью врач имела в виду то, что результаты могут появиться на 30-й день лечения. Но меня это уже не утешало. А если не появятся? Организм ребенка будет измучен химиотерапией, и следующий курс он может не выдержать. «Вам остается молиться и ждать», — сказал врач. Но я не могла сидеть сложа руки. Начала искать другие варианты.

Вскоре Алена связалась с врачами из Белорусского республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека. Эта клиника известна во всем мире.

— Там к лечению таких заболеваний, как у нашего сына, подходят иначе, чем в Украине, — рассказывает Алена. — Это касается всего — начиная с анализов и заканчивая самой химиотерапией. Белорусский подход к лечению мало отличается от немецкого или израильского. И что самое главное, процент излечения пациентов этой клиники в разы выше, чем в нашей стране. Заведующая детским гематологическим отделением больницы сказала, что готова взять Андрюшу на лечение.

Единственное, что нас останавливало, это деньги. Для нас, граждан другой страны, лечение в Гомеле должно было обойтись в 35 тысяч долларов. А мы обычная семья, достаток которой даже нельзя назвать средним. Заняв деньги у друзей, поехали в Гомель на консультацию. Обследовав сына, завотделением подтвердила, что готова его лечить. Там мы и остались. К счастью, в этой клинике допускается оплата частями (в то время как в Германии требуют заплатить всю сумму сразу). Оставив Андрюшу с мужем в больнице, я поехала в Черкассы искать деньги.

Алена делала все, что могла. Обращалась во всевозможные фонды, звонила на телеканалы. Дедушка мальчика каждый день стоял в центре города с пластиковой коробочкой и фотографией внука. Но собрать удавалось очень мало.

— Это можно объяснить — люди никому не верят, ведь вокруг столько мошенников, — говорит Алена. — Я бесконечно благодарна всем, кто нас поддержал. Об Андрюше написали несколько изданий. Помощь была, но очень маленькая. Я ездила из Киева в Гомель и обратно, пыталась что-то сделать. Потом Андрюша начал делать снеговичков. Узнав об этом, мама моей подруги Наталья Ткаченко сказала: «Давай попробуем их продать».

— И мы попытались, — вспоминает Наталья Ткаченко. — Помню, вышли с Аленой на центральную площадь в Черкассах. Шел сильный дождь. Мы промокли до нитки, но все равно ждали: может, хоть кто-нибудь подойдет? Пару человек подошли, купили. Но большинство проходили мимо. Мы стояли до позднего вечера и вернулись домой фактически ни с чем.

Тем временем лечение дало результат. Анализы показывали, что количество раковых клеток стремительно уменьшается. Но чтобы продолжать лечение, нужны были деньги.

— Химиотерапия далась Андрюше непросто, — вспоминает Алена. — Он старался не унывать, делал своих снеговиков. Сын понимал: мама пытается их продать, чтобы заработать деньги на лечение. Но бывали дни, когда он ничего не мог делать — лежал и плакал. Еще Андрюшу шокировало то, что у него выпали все волосики. Перед сном сынишка привык их гладить. А тут совсем облысел. Теперь он по вечерам гладит мои волосы — так ему легче уснуть. При сыне я держалась, старалась улыбаться. Когда оставалась одна, давала волю слезам. Я все время думала, где взять деньги. Оставался единственный вариант — продать квартиру. Понятно, что жить бы нам было негде. Но я была готова ночевать на вокзале, лишь бы спасти ребенка.

В очередной раз я ехала из Гомеля в Украину уже для того, чтобы продать квартиру. Все говорили, что сейчас недвижимость продается очень плохо. Это оптимизма, мягко говоря, не добавляло. Помню, сидела в поезде и плакала от отчаяния. Еще никогда жизнь не казалась такой ужасной и беспросветной. И вдруг мне начали приходить sms-ки из банка. «На ваш счет перечислена тысяча гривен». Потом еще 500, еще тысяча… Сообщения о том, что на счет поступают деньги, приходили каждые пять минут. Еще мне постоянно кто-то звонил, но я не могла принять звонок — в поезде прерывалась связь. Смотрела на экран телефона и не верила своим глазам: что это? Какой-то розыгрыш? Или сбой в банковской системе?

Когда утром Алена приехала в Украину, на ее счет поступило восемь тысяч гривен.

— А когда садилась в поезд, там было всего 20 гривен, — вспоминая эти события, Алена плачет. — Я еще раз просмотрела sms-ки: мне приходили деньги из Украины, Белоруссии, России, Израиля, Германии… И оказалось, это совсем не ошибка. В тот момент, когда я сидела в поезде и плакала, обо мне в «Фейсбуке» рассказала Светлана Кацуба из Израиля. Мы не были знакомы — девушка узнала о нашей беде от моей подруги. Ее записи в соцсетях читает много людей.

— История четырехлетнего Андрюши, который сам собирает деньги себе на операцию, взяла за душу не только меня, но и многих моих друзей и знакомых, — рассказывает Светлана Кацуба, с которой мы связались по телефону. — Несмотря на боли, тошноту и выматывающие процедуры, мальчик все равно шьет снеговичков. Продает их за 50 гривен. Захотелось рассказать эту историю друзьям.

Пользователи «Фейсбука» буквально завалили меня сообщениями: «Хотим помочь этому мальчику». «Как связаться с его мамой?» «Хочу заказать сразу сто снеговиков!» Люди присылали разные суммы. Кто-то 500 гривен, а кто-то 500 долларов. Понятно, что этому человеку не нужно было столько снеговиков. Он просто хотел помочь ребенку. Информация передавалась с невероятной скоростью — за ночь сообщение об Андрюше распространили 36 тысяч человек из разных стран.


*Таких снеговичков мальчик делает из обычных носков и риса

— К утру у нас было шесть тысяч заказов, — вспоминает Алена. — Я купила много белых носков, рис, нитки, приехала в Гомель, и мы с сыном принялись за работу. К нам присоединились едва ли не все наши друзья. У Андрюши появилось много помощников.

— И с каждым днем их становилось все больше, — улыбается Светлана Кацуба. — Когда жители Гомеля узнали, что Андрюша лечится у них в городе, стали приходить к нему в больницу с деньгами и… снеговиками. Делали их сами, чтобы Андрюша смог их продать. То же самое происходило в Украине, Польше, России, Германии. Там неравнодушные люди и сейчас проводят акции под названием: «Сделаем снеговика для Андрюши». Устраивают мастер-классы, на которых взрослые и дети делают снеговичков для спасения украинского мальчика. Об этом пишут многие зарубежные издания. И желающих помочь появляется все больше. Мы получаем деньги из Англии, Америки, Японии, Арабских Эмиратов. Со многими активно переписываемся. Люди просят постоянно сообщать им о состоянии Андрюши. Молятся и переживают за него как за родного.

За пять дней неравнодушные люди смогли собрать необходимую для лечения сумму — 35 тысяч долларов. И на этом помощь не закончилась.

— Снеговичков у Андрюши активно покупают врачи и медсестры, — продолжает Алена. — К сыну постоянно приходят добрые люди, приносят подарки. Недавно в палату пришел Дед Мороз. Он тоже принес сыну снеговиков. Не знаю, как я могу отблагодарить всех, кто нам помог. Спасибо. Люди спасли жизнь сына. Кстати, у нас хорошие новости. Анализы показали, что сынок вошел в состояние ремиссии. В его организме больше нет раковых клеток.

Сейчас Андрюшу ждет поддерживающая терапия. Лечиться придется еще долго — в Гомеле мальчик пробудет еще год и семь месяцев. Затем предстоит пять лет постоянных обследований. Прогноз врачей оптимистичный.

— В «санатории» сыну некогда скучать, — говорит Алена. — Как только ему становится лучше, опять садится делать снеговичков. «Отдохни немножко!» — прошу его. Но сынок не соглашается — говорит, что у него много заказов. Еще Андрюша очень радуется посылкам, которые получает из разных стран. Игрушки, машинки, самолетики, трогательные письма. Одна девочка написала: «Андрюша, ты должен выздороветь. Шлю тебе свою любимую игрушку — вот эту собачку. Пусть она всегда приносит тебе удачу».А недавно сыну доставили из Минска большой пирог. Люди испекли его и специально ехали три с половиной часа, чтобы подарить. Не верьте тому, кто говорит, что чудес не бывает. Они случаются.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

— Купил надувную кровать. На 12-ти языках написано: «Купаться запрещено!», а на русском: «При купании держаться за ручки».

Загрузка...