Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Маша Духно

чужого горя не бывает

"У девочки была несовместимая с жизнью черепно-мозговая травма. Как вам удалось ее спасти?"

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

21.12.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Семилетняя Маша Духно из поселка Тошковка Луганской области, которая после прямого попадания ракеты «Град» в жилой дом пережила клиническую смерть и три недели пробыла в коме, добилась первых успехов в школьном обучении. Тем временем добрые люди собрали средства на покупку квартиры для пострадавшей семьи

Три месяца 32-летнюю Юлию Духно мучил один и тот же сон. Будто она, босая, бежит по заснеженному лесу и не может найти свой дом. Между деревьями стояли избы, в окнах горел свет. Но когда Юля подходила ближе, то слышала чужие голоса. «Здесь нет моих детей! — обжигала мысль. — Значит, и дом не мой» — и женщина бежала дальше. Каждый раз, просыпаясь в поту, Юля недоумевала: «Почему меня преследует это видение?» Она не могла знать, что так высшие силы пытались предупредить ее о грядущей трагедии.

«Инстинктивно потянув на себя детскую кроватку, я как бы вытащила сына из зоны смерти»

В тот день Юлин муж отправился в Лисичанск за детским питанием и подгузниками для младшего сына. Артему исполнилось пять месяцев, и его только начали подкармливать фруктовым пюре. Чтобы съездить в Лисичанск, 41-летний шахтер Владимир Духно взял отгул на работе. Вернулся уставший, поужинал и сразу лег спать: рано утром нужно было выходить на смену. Тем временем Юля покормила сынишку грудью, он тоже уснул. После этого женщина собралась уделить внимание пятилетней дочке Маше. Девочка привыкла засыпать у мамы под бочком и уже ждала ее в кровати. Но когда Юля переступила порог детской, начался артобстрел.

— Сначала я услышала странный шум за окном, напоминавший шелест осенней листвы, — рассказывает Юлия Духно (на фото). — И вдруг дом начал дрожать. Испугавшись, я бросилась к сыночку. Его кроватка стояла возле дивана, на котором спал муж. Я нагнулась, чтобы подхватить Артема на руки, и тут страшная сила подняла меня в воздух. На какое-то время я потеряла сознание. Очнулась от того, что мне на лицо падал холодный колючий снег. Открываю глаза — надо мной открытое небо. Я еще не понимала, что меня контузило, и удивлялась: «Почему так тихо?» Потом слух вернулся, и первое, что я услышала, были крики соседей. Баба Валя и баба Люба одновременно плакали и ругались на чем свет стоит.

Мы жили в доме барачного типа на четыре квартиры. Как я потом узнала, ракета «Града» пробила стену соседней квартиры, пролетела через всю постройку и разорвалась уже за домом. От страшного удара обрушились крыша и внутренние стены здания. В соседней квартире, которую буквально прошила ракета, начался пожар. Соседи рассказывали, что утром возле нашего дома обнаружили еще четыре ракеты «Града». Они вошли в землю и каким-то чудом не разорвались. На тот момент Тошковка считалась подконтрольной Украине территорией. Неподалеку от нас находится Кировский перекресток, это участок трассы Бахмут — Луганск. Мы знали, что там стояли донские казаки. Это они обстреляли наш поселок из установки залпового огня «Град» 18 ноября 2014 года.

…Я лежала на спине, засыпанная кусками шлакоблоков. Слышала, как приехали украинские военные. Они сразу бросились ко мне. «Не надо меня спасать! — закричала. — В доме дети! Найдите их, умоляю!» Помню, ко мне подбежал сосед: «Артема нашли. Не переживай, с ним все хорошо». Военные тут же отвезли сынишку в больницу. Как мне объяснили, Артема спасло чудо. Получилось, что, инстинктивно потянув на себя детскую кроватку, я как бы вытащила сына из зоны смерти. Мой муж спал в полуметре от Артема, и его придавило кирпичной стеной. Когда Володю достали из-под завалов, он еще дышал. Мужа привезли в больницу, бросились спасать, но не успели… Как мне объяснили, у Володи была размозжена грудная клетка.

Машу нашли под кроватью. Наверное, ее туда отбросила взрывная волна, и дочка сильно ударилась головой. Соседи рассказывали, что сначала Маша стонала, а потом, когда ее погрузили в карету скорой помощи, потеряла сознание. Но я всего этого не знала. Артема и Машу доставили в детскую больницу в Лисичанске, а меня — во взрослую. Неделю я находилась в реанимации без сознания.

У меня были сломаны ребра, осколок кости пробил легкое (дышала с помощью аппарата искусственной вентиляции легких). Кроме того, лопнула селезенка, хирургам пришлось ее удалить.

«Когда зашла в реанимацию, дочка открыла глаза и прошептала: «Ма-ма»

— У пятимесячного Артема диагностировали сотрясение головного мозга, контузию и множество ушибов, — говорит главврач Луганской областной детской больницы Светлана Ошеко. — Когда малыша привезли в больницу, он выглядел как сплошной сгусток пыли и сажи. Мы даже не могли разобрать, где у ребенка глаза и рот… К счастью, Артем быстро пошел на поправку. А вот его сестричка, пятилетняя Маша, была в критическом состоянии. Первые сутки, пока девочка находилась в городской больнице Лисичанска, врачи думали, что она не выживет. У Маши была тяжелейшая открытая черепно-мозговая травма. Она пережила клиническую смерть и впала в кому. Когда девочку доставили в наше медучреждение, ее жизнь буквально висела на волоске.

В тот момент нашу больницу только начали создавать на новом месте, даже медикаменты не успели завезти. Я позвонила в штаб Рината Ахметова: «Помогите!» И поразилась, когда ровно через два часа сотрудники штаба доставили в больницу несколько ящиков с лекарствами. Могу с уверенностью сказать: Маша осталась жива только благодаря этим своевременно доставленным медпрепаратам. Без них мы ничего не смогли бы сделать. Пробыв в коме ровно двадцать один день, Маша пришла в сознание. Наши специалисты стабилизировали ее состояние, а оперировали ребенка уже харьковские нейрохирурги. Они удивлялись: «У девочки была несовместимая с жизнью травма. Как вам удалось ее спасти?»

— Когда я пришла в себя, возле моей постели сидели родители мужа, — продолжает Юлия Духно. — «А где Володя? — спрашиваю. — Он здесь, в больнице?» Свекровь заплакала, а свекор, помолчав, сказал: «Мы его похоронили…» Так я узнала, что муж погиб. Володины родители сообщили, что жизнь Артема вне опасности, а Маша в очень тяжелом состоянии. Врачи не знали, выживет она или нет. Я буквально сходила с ума: лежу в одной больнице, дети в другой, дочка на грани жизни и смерти… Плакала постоянно, каждые полчаса просила врачей звонить в детскую больницу, узнавать, что с Машей.

Когда я смогла самостоятельно передвигаться, сразу поехала к дочке. К тому времени ее перевезли в Харьков. Маша находилась в реанимации, но мне позволили зайти в палату. Дочка лежала на кровати в позе эмбриона. Я опустилась на колени, обхватила ее руками. Машенька открыла глаза, улыбнулась и прошептала: «Ма-ма». Врачи заохали: «Это ее первое слово! И улыбка! Теперь все будет хорошо». Но я их не слушала. Прижавшись к дочке, глотала слезы и думала: «Бедная моя девочка, как же ты вынесла все это?»

Как объяснили врачи, у Маши развилась водянка головного мозга. Кроме того, в голове лопнуло несколько сосудов, нарушилось кровообращение. Дочку оперировал главный детский нейрохирург Министерства здравоохранения Украины Александр Духовский. Маше откачали жидкость из головного мозга и сделали шунтирование (на месте лопнувших сосудов установили специальные трубочки).

«Маша не отстает от одноклассников. А память даже лучше, чем у других деток»

— После того как Маша вышла из комы, пришлось заново учить ее принимать пищу, разговаривать, ходить, — продолжает Юлия Духно. — Из-за того что в горле долго стояла трубка (трахеостома. — Авт.), Машин голос поначалу звучал очень грубо. Но через год это прошло. Дочка долго не могла встать на ножки: все тело тряслось, она часто падала. Ее ручки были сжаты в кулаки, пальчики не разжимались. В больнице к Маше приходил массажист, разминал ей мышцы. Потом, когда нас выписали, я с детьми жила у сестры в Харькове, и на дом приходил еще один специалист по массажу. Мало-помалу Маша начала разгибать пальчики на левой ручке, постепенно научилась ходить.


*Машеньке пришлось заново учиться есть, говорить, ходить. И пока правая ручка еще не совсем слушается, девочка делает все левой. Фото из семейного альбома

Если бы не трагедия, я бы, наверное, не узнала, сколько вокруг милосердных людей. Детки, ученики одной из школ Лисичанска, собрали денежки и принесли мне в больницу. Сотрудники покойного мужа тоже поддержали меня материально. Кума рассказала о нашей беде в соцсетях, опубликовала номер моей банковской карточки. И люди словно пропустили чужое горе через свои сердца: на мой счет стали поступать средства. За несколько месяцев собралась приличная сумма. На эти деньги я купила двухкомнатную квартиру в Лисичанске. Здесь и живем с детьми.

Мы ведь после того артобстрела остались без крыши над головой. Дом разрушен полностью… Да вот фото, сами поглядите. Местные власти хотели выделить нам 20 тысяч гривен на ремонт жилья. Однако восстановить дом на эту сумму невозможно: его нужно строить заново. Кроме того, Маша находится под постоянным наблюдением специалистов Луганской областной детской больницы (медучреждение сейчас располагается в Лисичанске. — Авт.). Да и мне здесь спокойнее.

Недавно муж явился мне во сне — первый раз за все время после его гибели. Приснилось, будто пришел сюда, в нашу квартиру. Я бросилась к нему: «Володя!» Думала, расспрошу, как он там, без нас… Но в этот самый момент муж вдруг исчез. Наверное, приходил посмотреть, как я с детьми устроилась на новом месте.

Вот так благодаря добрым людям мы обрели собственное жилье. Это стало возможно, в частности, потому, что штаб Ахметова полностью взял на себя расходы по лечению нашей семьи. Сотрудники штаба по сей день звонят мне, спрашивают: «Что еще нужно Маше? Чем мы можем помочь?» «Да вы и так много для нас сделали», — отвечаю. Летом этого года мы с дочкой отдохнули в санатории по программе штаба «Реабилитация раненых детей». Там с дочкой много занимались реабилитологи, и это дало результат: она начала разжимать пальчики правой руки.

Первого сентября Маша пошла в первый класс (недавно девочке исполнилось семь лет. — Авт.). Поскольку правая ручка еще не совсем слушается, дочка научилась делать все левой. Пишет, рисует, собирает детский конструктор, вырезает фигурки из бумаги… Учительница говорит, что Маша ни в чем не отстает от одноклассников. А память даже лучше, чем у других деток. Дочка очень легко запоминает стихи.

К счастью, Машенька не помнит, что с ней случилось. А вот я и хотела бы забыть, но не могу… Напишите, пожалуйста, что я очень признательна всем, кто принимал участие в спасении моей дочери: врачам, медсестрам, простым людям. Отдельное спасибо Ринату Ахметову. Никогда не забуду, как ко мне в палату пришла медсестра и сказала: «Есть хорошие новости. Штаб Ахметова привез в детскую больницу редкое лекарство. Его укололи Маше, и она открыла глаза». Тогда, ровно два года назад, я разрыдалась от счастья.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...

Версии