Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Александр Солярчук

Покой им только снится

Александр Солярчук: "В 10-балльный шторм права на ошибку нет"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

14.07.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Команда украинских путешественников пересекла на катамаране Атлантический океан, преодолев более 9 тысяч 600 километров

— Я нес ночную вахту у штурвала, когда наш катамаран накрыло циклоном и мы попали в неимоверно мощный, 10-балльный, шторм, — говорит капитан и руководитель экспедиции на парусном катамаране Ron Punch, предприниматель из Херсона Александр Солярчук. — В тот момент до Бермудских островов (находятся в Атлантическом океане напротив побережья США) оставалось около шести-семи миль, это 11—13 километров. Мы уже неделю шли по океану с Кубы. На Бермудах нужно было закупить припасы для перехода через Атлантику и заменить одного члена команды. До острова, на котором нас ждала новый участник экспедиции Наталья, оставалось примерно час ходу. Однако в условиях сильнейшего шторма, при скорости ветра 50 узлов (93 километра в час), подходить к берегу было равносильно самоубийству. Единственный выход — уходить в океан. Я так и поступил: развернул судно в противоположную сторону от острова. Мы уменьшили площадь парусов до минимальной.

Стихия разогнала катамаран до 19,5 узла (36 километров) в час — скорости, в три (!) раза превышающей ту, на которой мы обычно идем. В столь сильный шторм наше судно могло запросто перевернуться. Специфика катамарана такова, что если он переворачивается, то в нормальное положение не возвращается. Это крайне опасно. Нужно было погасить скорость. Для этого я выбросил плавучий якорь (он сделан из тормозного парашюта для самолетов). Его почти моментально разорвало. У меня был еще один такой якорь. Спустил на воду и этот. Однако толстенный канат, к которому он был привязан, лопнул, словно нитка. Для навигации я использовал обычный планшет, он лежал рядом. То ли порывом ветра, то ли толчком его пулей выбросило за борт. В экстремальных условиях доверить управление автопилоту или кому-либо из ребят я не мог. Поэтому простоял за штурвалом без перерывов 11 часов! Были моменты, когда физически чувствовал: еще секунда — и нас перевернет. К счастью, каждый раз удавалось с Божьей помощью предотвратить катастрофу.

— Вам было страшно?

— Да, но не за себя, а за команду. Права на ошибку я не имел. Кстати, это был первый в моей жизни 10-балльный шторм.

— Когда он начался, ребята обрадовались, кричали: «Наконец-то настоящие испытания!», — вступает в разговор жена руководителя экспедиции Ольга Солярчук. — Принесли фотоаппараты, начали фотографироваться. Я глянула на мужа. По выражению его лица поняла: ситуация опасная. Сказала остальным: «Надо уходить с палубы». Мы сидели в кают-компании в спасжилетах, с документами. Всем было очень страшно. Несущееся на бешеной скорости судно бросало как щепку. Когда оно скатывалось в водные воронки, было ощущение, что летим в пропасть. Над катамараном горой вздымались волны, с дикой силой обрушивались на палубу. Я думала: «Если нас перевернет и мы окажемся в воде, вряд ли удастся добраться до спасательного плота». Но, как ни удивительно, меня посетила парадоксальная мысль: ни в каком другом месте быть сейчас не хочу.

Шторм бушевал долго. В какой-то момент кто-то из ребят сказал: «Надоело сидеть и бояться. Пойду-ка я спать!» — и удалился в свою каюту. Его примеру последовали остальные. Я чувствовала, что переживания не позволят мне уснуть, поэтому взялась за… вышивание. Попасть иголкой в нужные места на полотне было весьма непросто: все в руках подпрыгивало, бусинки бисера подскакивали, но я упорно работала. И знаете, в какой-то момент почувствовала, что это психологически помогло — страх отступил.

— Через 11 часов, когда скорость ветра упала с 50 до 30—35 узлов (55—64 километра в час), я решил, что могу передать штурвал своему старшему помощнику, — продолжает Александр Солярчук. — Буря постепенно ослабевала. На Бермуды мы пришли через 28 часов после начала шторма.

— Ждавшая нас там Наталья была в приподнятом настроении, излучала восторг, радостно всех приветствовала,— вспоминает Ольга Солярчук. — Вскоре она заметила, что мы на другой волне. «Что это с вами?» — спросила. «Да ничего, устали немного».

На Бермудах все очень дорого стоит. Но выбора не было, мы пополнили запасы необходимого и направились через океан к Азорским островам (находятся на пути к Гибралтару — проливу, разделяющему Европу и Африку. — Авт.).


*Александр Солярчук и его жена Ольга нарисовали на причале города Орта (остров Фаял Азорского архипелага) плакат о переходе на катамаране через Атлантику — от Кубы до испанского острова Мальорка

— Как возникла идея этой экспедиции?

— В первый раз мы с женой и единомышленниками прошли через Атлантику с востока на запад в 2015 году на этом же катамаране, который я арендовал у одной зарубежной фирмы, — отвечает Александр Солярчук. — Я тщательно готовился к той экспедиции, прошел обучение под руководством опытных инструкторов. Когда пересекли Атлантический океан, жена спросила: «Мы же не будем ходить через Атлантику каждый год?» Ответил ей: «Нет». Но уже через два месяца начал подготовку к плаванию, из которого мы сейчас возвратились.

Команду подбирал через «Фейсбук». С каждым изъявившим желание пойти со мной встречался, чтобы понять, подойдет ли человек. Прислушивался к своим ощущениям: если не было внутреннего отторжения, записывал претендента в члены команды. Участие в экспедиции стоит недешево, каждому следовало внести значительную сумму. Поэтому все в экипаже, кроме моей жены, оказались бизнесменами. В походе через Атлантику мне предстояло руководить руководителями. Самому пожилому члену экспедиции 63 года. Он опытный мореход, я назначил его старшим помощником. Основная часть коллектива 1970—1976 годов рождения.


— Справились с командованием бизнесменами?

— Да, ребята понимали, что двух капитанов на судне быть не может. Конфликтов на борту ни разу не возникало.

— Перед выходом в океан муж закупил некоторое количество спиртного и одну из кают определил как «арестантскую», — добавляет с улыбкой Ольга. — Сказал, что, если кто-либо станет вести себя неадекватно, ему будет оказана помощь: полстакана кубинского рома и сон в этой каюте. Но прибегать к таким мерам не пришлось.

— На Кубу мы прилетели 24 апреля, выход в море назначили на тридцатое, — говорит Александр. — Эти несколько дней на суше мне нужны были, чтобы присмотреться к команде и решить, кого с кем поставить в пары для несения вахты, ведь психологическая совместимость очень важна.

Таких пар было три. Одна вахта длилась четыре часа. Затем восемь часов отводилось на отдых.

— Какие бытовые условия на катамаране?

— Там очень даже уютно: четыре каюты, в каждой есть душевая и туалет, — отвечает Ольга. — Пресную воду дает опреснительная установка. Знаете, однажды мы с мужем были в плавании на обычной лодке. Она почти постоянно шла с креном. Спать, когда ваша постель наклонена, непросто, приходится всю ночь крепко держаться обеими руками за поручень. Еще можно упираться руками и ногами в стены. И то и другое неудобно. Катамаран в этом отношении гораздо более комфортный.

Еду готовили на газовой плите. Я взяла с собой скороварку. Благодаря ей мы экономили время и газ. Продукты хранились в большой морозильной камере и холодильнике. На Кубе дешевые — два евро за ведро — манго. Мы запаслись этими фруктами в большом количестве. Я даже варила из них варенье, готовила соусы. Вахты по управлению судном длятся круглосуточно. Ребята, которым выпало всю ночь спать, днем заступали на так называемую бытовую вахту: помогали мне на камбузе, занимались уборкой. Я была главной у плиты и распределяла провизию.

Люблю высокую кухню, некогда брала уроки приготовления изысканных блюд. В плавании этот опыт не пригодился. В экспедиции участвует много людей, и рацион должен быть как можно проще. Ведь одному нравится одно, другому — иное. Поэтому нужно готовить то, что придется по вкусу всем. Например, спагетти с мясом, салат, суп, борщ.

Со временем у членов команды проснулось желание готовить. Один из них, например, вспомнил, что в студенческие годы лучше всех в общежитии варил борщи. Мне выпала миссия следить за тем, чтобы в своих кулинарных экспериментах ребята не израсходовали раньше времени запас того или иного продукта. Скажем, кто-то решил бросить в блюдо пять морковок. Мне приходилось мягко, но настойчиво требовать: «Давай обойдемся тремя». Поначалу подобные просьбы вызывали некоторое удивление, но команда быстро поняла: я права. Это в Украине морковь, лук, картофель не очень большая ценность, а в океане приходится быть экономным. Доходило до того, что мы могли себе позволить лишь один помидор на всех в день (клали его в салат), а затем и вовсе полпомидора.

— Тем не менее питались мы очень хорошо: каждый день на столе были горячие блюда, салаты… Олиной кулинарной фишкой являлся холодец, — хвалит жену Александр. — Выручал изрядный запас сушеных овощей, которые она взяла с собой. Рыбалка позволяла сделать рацион еще более разнообразным. Ловили на искусственного осьминога. Один раз попался увесистый тунец. А основной улов составляла крупная и очень вкусная рыба махи-махи. Попадались экземпляры длиной больше метра. Рыбины отчаянно сопротивлялись, скакали по палубе. Один рыбак научил, как их утихомиривать. Нальешь им в жабры кубинского рома — и они перестают прыгать по палубе. Если в течение дня на крючок попадалась вторая рыбина, я давал распоряжение пока ловлю прекратить: большее количество мы попросту не съели бы.


— Оставалось время на другие развлечения?

— Да, по вечерам собирались в кают-компании на киносеансы. На столе были чай, кофе, фрукты, — отвечает Александр.

— Кто решал, какой фильм смотреть?

— Мы выбирали коллегиально из нескольких кинолент, но окончательное решение принимал я.

Днем излюбленным развлечением было купание в океане: привязывались веревкой и прыгали за борт. Я говорил, что нужно быть внимательными, могут подойти акулы. И вот однажды внушительных размеров хищница увязалась за катамараном.

— Она плыла за нами весь день, — вступает в разговор участник экспедиции Сергей Позняк. — Я назвал ее Виталик. Бросали ей еду, и она шла за катамараном до самого вечера. Избавиться от нее помогла стая дельфинов. После этого некоторое время мы побаивались прыгать в воду, но потом возобновили купание. Один из нас даже установил рекорд Гиннесса по выскакиванию на палубу без помощи рук (улыбается): задел ногой трос, но сразу этого не понял, подумал, что приплыла акула, и от страха пулей вылетел из воды.

— Ни с чем не сравнимое эстетическое удовольствие доставляли красоты океана, — делится впечатлениями Ольга. — По ночам все небо было усеяно звездами, они висели даже над самым горизонтом, и их можно было принять за огни проплывающих вдалеке судов. Однажды ночью в воде появилось нечто, напоминающее извивающихся светящихся змей. Оказалось, это стая дельфинов маневрировала в люминесцентном фитопланктоне (скоплении микроорганизмов).

— Как-то вечером по разные стороны от нас на равном расстоянии от горизонта в небе висели два желтых диска — заходящее солнце и восходящая луна, — добавляет Александр. — Такую сказку можно созерцать только в океане. На Троицу мы видели прямо-таки мистическое зрелище: светящийся столб от воды до неба, который затем приобрел форму креста.

…Когда дошли до Азорских островов, двое членов экипажа сошли на берег и улетели домой. Мы приняли на борт троих новеньких. В результате частичной замены команды в ее составе стало четверо мужчин и четыре женщины. Таким коллективом мы дошли до испанского острова Мальорка. Тут следует сказать, что, кроме украинцев, в нашей экспедиции участвовали гражданки США, казах и россиянка. Переход через Атлантику продлился два месяца и пять дней, за которые мы преодолели 5 тысяч 200 морских миль (более 9 тысяч 600 километров).

На начало декабря нынешнего года планирую старт еще одного плавания через Атлантический океан. На этот раз в противоположном направлении — с востока на запад через теплые тропические широты. Стартуем с Кабо-Верде (островное государство, расположенное в 620 километрах от побережья Африки), финишируем на Кубе. Команду еще не собрал, приглашаю близких мне по духу людей в это плавание.

С Александром Солярчуком можно связаться, отправив ему письмо в «Фейсбуке».

Снимки предоставлены Александром Солярчуком

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..

Версии