Зоя Овсий: «Специального метательного снаряда — клаба — у меня не было, я тренировалась с кухонной скалкой»

Зоя Овсий: «Специального метательного снаряда — клаба — у меня не было, я тренировалась с кухонной скалкой»

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

13.10.2017 7:45 861

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Призер Паралимпийских игр, родившаяся без ног и трех пальцев на руках, завоевала золотую медаль на чемпионате мира по легкой атлетике в Великобритании, установив рекорд соревнований в своей классификации

К Паралимпиаде-2016 воспитанница детского дома Зоя Овсий готовилась не один год. Только не как легкоатлетка, а как… гребец. В 2016 году Зоя завоевала бронзовую медаль по параканоэ на чемпионате мира в Москве и была включена в сборную Украины по гребле. Однако за полгода до Игр в Рио-де-Жанейро Международный паралимпийский комитет неожиданно исключил параканоэ из программы.

Зоя не сдалась. Она решила все равно участвовать в Паралимпиаде, только в другом виде спорта — метании диска и клаба (снаряд в форме булавы длиной от 30 до 80 сантиметров). Спустя всего месяц эта хрупкая девушка, родившаяся без ног, с искривленными кистями рук, на которых не хватает пальцев, успешно выступила на чемпионате Украины и стала мастером международного класса по легкой атлетике. А через год отправилась в Рио-де-Жанейро на Паралимпиаду-2016.

Увидев, какие результаты показывает никому не известная украинская спортсменка, многолетние лидеры Паралимпиады — американки Кэсси Митчелл и Рэйчел Моррисон — стали дразнить и унижать ее, пытаясь подавить психологически. Но, как говорится, не на ту напали. Зою издевки только раззадорили. После того как Овсий метнула клаб на 22 метра 17 сантиметров, Моррисон сдалась без боя, со злостью зашвырнув свой снаряд за поле…

На призовые Паралимпиады Зоя купила квартиру, в которую переехала из дома престарелых

Зоя Овсий привезла из Рио-де-Жанейро серебряную медаль за метание клаба и бронзовую — за метание диска. А также денежное вознаграждение в размере 44 тысяч долларов. Благодаря этому девушка воплотила в жизнь заветную мечту — обзавелась собственным жильем. В Днепре она купила однокомнатную квартиру. В нее Зоя переехала из дома престарелых, где была вынуждена жить после детского дома.

— Я эту квартиру вымечтала, — призналась «ФАКТАМ» 23-летняя Зоя Овсий. — Всегда знала, что она будет просторная, со светлыми стенами, темно-коричневым полом и хорошей кроватью.

Зоя родилась с диагнозом артрогрипоз. Это заболевание скелетно-мышечной системы, при котором конечности деформированы, а суставы и мышцы недоразвиты. Девушка уверена, что причиной ее тяжелой болезни стал Чернобыль, где в 1986 году работал ее отец-медик. Мужчина получил большую дозу облучения и «передал» радиацию своему будущему ребенку. Увидев новорожденную, родители отказались от нее прямо в роддоме.

Сначала Зоя росла в Донецком доме малютки, потом ее перевели в Днепропетровский детский дом.

— Помню себя с момента переезда в детдом, — говорит Зоя. — Мне тогда было шесть лет. Мы ехали из дома малютки вместе с Леной Скворцовой. Она тоже инвалид, на протезе. Лена плакала и звала маму. А я твердила: «Не буду плакать, не буду…» То же самое повторяла на следующий день, держась за решетки окон на первом этаже, в изоляторе, куда помещают всех новеньких. А потом пришли старшие девочки, стали с нами играть. Там же, в изоляторе, я познакомилась с Иванкой, теперь она моя лучшая подруга. Сначала, правда, не сошлись: я была жест-кой, колючей, как еж, маленькой босячкой. И никому не доверяла. Даже сейчас круг людей, которым я могу открыться, очень узкий. Иванка, мои тренеры…

— А родители? Знаю, что семь лет назад они вас нашли и вы даже жили у них.

— Они меня не искали, их нашел детский дом. К тому времени в Украине вышел закон о том, что родители, которые бросили своих детей, но не были лишены родительских прав, должны платить детям алименты или забирать их обратно в семью. Детский дом, где я воспитывалась, с трудом разыскал моих отца с матерью и подал на них в суд от моего имени. Конечно, родителям не хотелось платить алименты. Они стали рассказывать, что готовы забрать меня к себе. «Мы бы давно это сделали, но не знали, где искать Зою», — говорила мать. Отговорки, конечно. Все она знала, просто не хотела. Но я старалась об этом не думать — была так рада, что у меня наконец появилась семья. А как готовилась, когда узнала, что мама забирает меня на лето к себе! Собиралась, приводила в порядок свою лучшую одежду, так хотела понравиться. К сожалению, не особо вышло. Чувствовала, что мешаю матери, доставляю неудобства, что для нее это в тягость. Погостила там всего неделю, после чего мама отправила меня жить к дальним родственникам.

Несмотря на обиду, я даже после этого пыталась наладить отношения с матерью. Написала ей письмо в социальной сети, но она меня «забанила», не захотела общаться. По сути, родители бросили меня дважды. Это, конечно, больно, но ничего, переживу.

После детского дома я переехала в Днепропетровский гериатрический пансионат, где живут инвалиды и старики. Обстановка там гнетущая — запахи, звуки, атмосфера… Ужас. Меня определили в комнату, где были только кровать, тумбочка и стол. Все остальное — от телевизора до стиральной машинки и компьютера с подключением к Интернету — я приобрела сама. Благо за период жизни в детском доме у меня на карточке скопилась инвалидная пенсия. Комнату мне дали на пятом этаже, а старый лифт был в аварийном состоянии и работал только в определенное время. Не успеешь — жди внизу или звони друзьям, проси, чтобы подняли тебя. Не жизнь, а сказка!


*"Надеюсь участвовать еще в пяти-шести Паралимпиадах, — говорит Зоя. —Дал бы только Бог здоровья, а желания и терпения у меня хватит" (фото Getty Images)

«В 2013 году согласилась попробовать себя в гребле на каноэ, а в 2014-м выиграла Кубок Украины»

— И вы решили заняться спортом, чтобы хоть ненадолго вырываться из этого мрачного места?

— Спорт обожаю с детства. Еще девчонкой смотрела по телевизору соревнования, олимпиады. А потом, сидя перед зеркалом, воображала себя с такими же мускулами, как у тех дяденек и тетенек. Позже начала ходить в спортзал, пыталась делать упражнения, брать в руки гантели.

— Мечтали стать профессиональной спортсменкой?

— Нет. Мечтала иметь собственную квартиру, стать врачом и родить дочку, которая в четыре года будет знать назубок… воинский устав.

— Почему воинский устав?

— Ну не знаю. Мне всегда очень нравилось все военное — фильмы, песни. Я носила камуфляжные штаны, футболку. У меня в детском доме даже настоящий китель был. Учитель физкультуры нацепил мне на погоны по звездочке и сказал, что я у него буду младшим лейтенантом.

Спортом всерьез занялась в 2013 году. Нас тогда повезли на реабилитацию в Евпаторию. Там, в Крыму, я и познакомилась с Русланом Максимовым — прославленным на всю Украину тренером по академической гребле в инваспорте. Руслан Юрьевич предложил мне попробовать себя в параканоэ. Согласилась сразу, хотя тогда даже плавать не умела. Помню, как впервые села в спортивную лодку аутригер. Это было что-то! Дважды в день тренер заезжал за мной, забирал на тренировки. И стало получаться.

В 2014 году я выиграла Кубок Украины по параканоэ, потом чемпионат Украины. На чемпионате Европы в Германии и на чемпионате мира взяла «бронзу». Не хватало только высшей награды — медали паралимпийских игр. Я усиленно готовилась к поездке в Рио-де-Жанейро, но за год до Паралимпиады аутригер сняли с программы. Конечно, это был удар. Столько надежд рухнуло… Но потом жена Руслана Юрьевича Марина Алексеевна (она тоже тренер, только по легкой атлетике) предложила мне заниматься у нее.

— Мы не могли бросить Зою только потому, что ее вид спорта теперь не паралимпийский, — объясняет тренер Марина Максимова. — За то время, что знали Зою, успели убедиться, что она настоящий боец. Обязательная, ответственная, несокрушимая, несмотря на внешнюю хрупкость. Правда, она всегда была очень замкнутой, недоверчивой. Понадобилось много времени, чтобы Зоя открылась, стала проявлять эмоции — неважно, плохие или хорошие. Конечно, технически у нее поначалу плохо получалось метать снаряды, Зоя злилась на себя. Но силы воли этой девочке не занимать. Через месяц она достойно выступила на чемпионате Украины, потом — на международном турнире в Швейцарии, где получила пожизненную международную классификацию, дающую ей бессрочную путевку в большой спорт. Там же, в Швейцарии, Зое подарили диск для метания и настоящий профессиональный клаб.

— Это редкий снаряд, в Украине его не делают, — добавляет Зоя. — Готовясь к соревнованиям, мы использовали… обычную кухонную скалку. Но, конечно, метать настоящий клаб — совершенно другое дело. После Швейцарии вопрос о моем участии в Паралимпиаде-2016 был решен.

— Подготовка к поездке в Рио была очень сложной, — продолжает Марина Максимова. — В первую очередь психологически. Ответственность, которую в тот момент ощущала Зоя, буквально сковала ее ужасом. На тренировках я тысячу раз говорила, что она неправильно отводит руку перед броском, объясняла, что нужно исправить с точки зрения техники. Зоя «угукала», смотрела на меня невидящим взглядом и раз за разом повторяла одни и те же ошибки. Я просила ее расслабиться и просто получать удовольствие от метания. Куда там! Но в Рио моя воспитанница сумела собраться и сделать все на высшем уровне. Может быть, помогло и то, что соперницы дразнили ее за маленький рост. Зоя разозлилась и доказала всем, на что способна.

«После успеха в Рио-де- Жанейро впервые увидела в Зоиных глазах слезы»

— Ощущения перед стартом никогда не забуду, — улыбается спортсменка. — Я ругала себя последними словами, кричала: «Соберись, тряпка!» Так хотелось сделать все красиво… Потом, когда уже была на пьедестале, когда надевали медаль, а Марина Алексеевна, обнимая меня, плакала от счастья, казалось, что все это происходит не со мной. В голове стучало: «Неужели это правда? Неужели мы сделали это?»

— Я тогда впервые увидела в Зоиных глазах слезы, — говорит Марина Максимова. — После успеха в Рио она очень изменилась. Стала спокойнее, поверила в себя. Теперь с удовольствием выезжает на улицу, в кафе, общается с людьми, может попросить о помощи. Уверенность в себе помогла ей выиграть чемпионат мира по легкой атлетике в Великобритании. Зоя с легкостью обошла опытных американских и английских спортсменок и не только стала чемпионкой, но и установила рекорд соревнований в метании клаба в своей классификации — 23 метра 74 сантиметра.

— Телеканал СТБ пригласил меня на шоу «Сюрприз, сюрприз!», — рассказывает Зоя. — Благодаря этому проекту в моем подъезде теперь есть пандусы. Да и других сюрпризов в программе было много: новый профессиональный клаб, приезд моей лучшей подруги Иванки, с которой я не виделась шесть лет. А еще — флаг Украины, подписанный для меня выдающимися украинскими спортсменами: серебряным призером Олимпийских игр в Рио по греко-римской борьбе Жаном Беленюком, гимнастом Игорем Радивиловым, боксером Вячеславом Узелковым и знаменитым стронгменом Василием Вирастюком. Каждый из них сказал на камеру трогательные пожелания и теплые слова для меня, а Вирастюк с флагом вышел в студию и вручил мне его. Именно с этим флагом я ездила на чемпионат мира в Лондон и с ним же была на награждении. Слушая гимн Украины, была очень горда — и за себя, и за страну.


*Василий Вирастюк вручил Зое Овсий флаг, подписанный выдающимися украинскими спортсменами. С этим флагом она ездила на чемпионат мира в Лондон

— Благодаря проекту «Сюрприз, сюрприз!» на площадке, где мы тренируемся, построили специальный домик, в нем есть раздевалка и хранится спортивный инвентарь, — говорит Марина Максимова. — А еще появилась дорожка, по которой Зоя и другие инвалиды-колясочники могут самостоятельно подъезжать к месту тренировки. Раньше их приходилось везти по песку, а это очень трудно. В общем, теперь у нас есть дополнительные возможности для побед и свершений. А их, я надеюсь, у Зои будет еще очень много.

— Как минимум пять-шесть Паралимпиад, — говорит чемпионка. — Дал бы только Бог здоровья. А желания и терпения у меня хватит, уж поверьте. Спорт — это вся моя жизнь.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».

Версии