Происшествия

«я пробежал пять тысяч километров, похудев при этом всего на пять килограммов»

0:00 28 августа 2008   700
«я пробежал пять тысяч километров, похудев при этом всего на пять килограммов»
Игорь ОСИПЧУК «ФАКТЫ»

Во время самого протяженного в мире ультрамарафона, завершившегося в Нью-Йорке, киевлянин Олег Лебедев наматывал круги 50 дней подряд по 18 часов в сутки, ел и пил на ходу

38-летний киевлянин Олег Лебедев был в числе 11 спортсменов, которым удалось в этом году преодолеть всю дистанцию самого протяженного в мире ультрамарафона в Нью-Йорке — 3100 миль, или 5000 километров! Стартовал бегун в июне, финишировал через 50 суток в августе. Ежедневно он выходил на дистанцию (круг протяженностью 883 метра) ровно в шесть часов утра, а завершал бег в полночь. Затем — пятичасовой сон на полу, точнее, на тонком надувном матрасе. Ноги при этом Олег забрасывал на возвышение. Для ультрамарафонца это самое приемлемое (обычное же положение тела в постели вызывало сильные боли). Спортсмен не устроил себе ни одного выходного! В таком беспощадном ритме пришлось жить и его верным помощницам — жене Ирине и 17-летней дочери Насте. «Практически на каждом круге мне что-либо было нужно, — говорит Олег.  — Так что моим девчатам выпала еще та нагрузочка!»

«Бежать в Нью-Йорке в 30-градусную жару — все равно что находиться в парной»

С Олегом Лебедевым мы встретились после его возвращения в Киев.

 — В первые дни ультрамарафона из меня выходила «химия», накопившаяся из пищи, — рассказывает Олег Лебедев.  — Чувствовал себя скверно: бежал медленно (занимал последнее место, уступал даже единственной женщине -участнице суперзабега), страдал от аллергии на солнце. Но когда втянулся, стал пробегать по 107 километров в день и догнал лидирующую группу.

Кстати, у спортсмена из Словакии из-за солнечной аллергии руки и ноги обсыпало ужасными волдырями. Их удаляли в больнице. К счастью, ему подсказали, как продолжить бег. Спортсмен заказал по каталогу уникальный костюм, не пропускающий ультрафиолетовые лучи. Он ослепительно белый. Куртка с длинными рукавами и штаны обычного кроя. Казалось бы, в 30-градусную жару в полностью закрытой экипировке будет невероятно жарко. Ан нет! Первое ощущение человека, облачившегося в этот костюм, — что ты голый. Чувствуешь кожей малейшее движение воздуха. Это одно из свойств уникального материала, разработанного для бегунов, участвующих в марафонах (дистанция 42 километра) в пустыне Сахара и в Мертвой долине (США) в 50-градусную жару. Любопытна конструкция шапочки, входящей в комплект этой одежды. При движении потоком воздуха приоткрываются особые клапаны. Несколько спортсменов также заказали себе подобные костюмы (стоимость — 200 долларов). Я приобрету его для нью-йоркского ультрамарафона в следующем году.

Интересно, что организм, по крайней мере мой, защищает себя от солнца увеличением густоты растительного покрова на руках и ногах. Так что к концу забега волос на конечностях стало так много, что я даже отказался от солнцезащитного крема. К шапочке крепил накидку из тонкой ткани, прикрывающую шею. Надевал очень легкие солнцезащитные очки. Обязательно облачался в футболку. Только не хлопковую. Ведь она быстро становится тяжелой от пота. Поэтому взял с собой комплект футболок из специального синтетического материала. Жара свыше 30 градусов стояла примерно неделю. Это были для нас очень трудные дни, ведь в Нью-Йорке стопроцентная влажность. Было такое ощущение, что ты находишься в парной.

 — Наверное, тяжело было просыпаться в пять утра, после того как накануне бежал 18 часов кряду?

 — Как ни удивительно, первые две недели мучился бессонницей. Причем не только я, но и другие участники. Спрашиваешь любого из них: «Как спалось?» «Ты знаешь, ужасно!» — следовал стандартный ответ. Оставалось только диву даваться, откуда брались силы бежать. Со временем организм перестроился, и я спал нормально. Просыпался без проблем и в хорошем настроении. А вот когда ультрамарафон завершился, не то что ходить — думать тяжело. Сегодня утром пробежал каких-то три километра и почувствовал, что устал.

 — А сколько вам понадобилось пар кроссовок?

 — На этот раз — 17. Снашивал пару за два с половиной-три дня. Хуже всего было в дождь. Хотя и бежал с зонтиком в руках, обувь все равно быстро намокала — дополнительная нагрузка для ног.

Вообще уход за ногами во время ультрамарафона — целая наука. Например, пальцы ног обматывал специальным бумажным пластырем, пропускающим воздух. На толчковые подушечки пальцев, где легко могут образовываться мозоли, наносил так называемую «вторую кожу». Это специальная пленка, похожая на гель. А чтобы кроссовки лучше проветривались и не натирали ноги, обрезал на обуви носки и пятки.

«Стоило задремать — и я уносился на какие-то сказочно красивые облака»

- Неужели вы бежали по 18 часов, не останавливаясь?

 — Почему же? Переходить на шаг и делать небольшие передышки не возбраняется. Первая передышка — в два часа дня, затем — около семи вечера и последняя — примерно в 21. 30. Укладывался в вагончике на матрас и погружался минут на 15 в дрему. Зачастую успевал видеть сны, в которых путешествовал по каким-то сказочно красивым островам или летал по звездному небу. Проснувшись по звонку будильника, зачастую не мог сообразить, где нахожусь. Затем спохватывался: «О Господи, я же бегу ультрамарафон!»

На трассе тоже порой мысленно уносился за тысячи километров от Нью-Йорка. Представлялась моя любимая живописная поляна в Голосеевском лесу (парковая зона Киева.  — Авт. ), где растут вековые дубы. В эти минуты я видел себя как бы со стороны.

 — Вы, наверное, сильно похудели?

 — Сбросил всего пять килограммов, причем за первые две недели потерял четыре, а за остальные 36 суток — лишь один. Интересно, что некоторые участники к концу соревнований даже начинали набирать вес!

 — Альпинисты рассказывали, что при экстремальных нагрузках в горах на ура идут сало и черный хлеб с чесноком. А вы чем питались?

 — Все 14 участников ультрамарафона (трое из них, правда, сошли с дистанции досрочно) — вегетарианцы, последователи индийского гуру Шри Чинмоя, основавшего этот пробег в 1997 году и проповедовавшего путь полного раскрытия духовных и физических возможностей человека. У нас была исключительно растительная пища. Кстати, я не ем мяса уже 18 лет. В связи с этим у меня возникают сомнения в утверждении врачей, что в пище животного происхождения содержатся незаменимые для человека аминокислоты. Отлично обхожусь без них, даже когда переношу огромные физические нагрузки!

Рацион состоял из салатов, фруктов, различных каш, картофельного пюре, супов, мороженого. Трижды в день нам доставляли горячую пищу. Получалось так, что ели на каждом круге (его протяженность — 883 метра). Ведь, скажем, небольшую порцию овощного салата жена и дочь раскладывали по стаканчикам на три-четыре микропорции. Съел такую на ходу, запил водой или зеленым чаем — и продолжаешь бег. Вот и получалось, что с салатом управлялся за несколько кругов. А это минут 40-45. Кроме того, через каждые два-четыре часа пьешь разные витамины и минералы. Ведь нужно поддерживать иммунитет, сердечно-сосудистую систему, помочь организму вывести молочную кислоту, образующуюся в избытке при больших физических нагрузках. Важно также пополнять потери кальция, чтобы не повторить печальный опыт одного участника прошлогоднего ультрамарафона, потерявшего несколько зубов.

«Самой старшей участнице ультрамарафона — 52 года»

 — Основную часть энергии спортсмен на таком пробеге получает от жиров, — продолжает Олег Лебедев.  — Поэтому в блюда добавляют оливковое масло, дают орехи кешью, авокадо. Однако наступает момент, когда организм перестает справляться с расщеплением жиров. Приходиться ему помогать — пить пищевые добавки. Под конец ультрамарафона мне посоветовали употреблять обработанное особым образом кокосовое масло. Организм его усваивает очень быстро, примерно как сахар. Жена и дочь стали добавлять это масло в мою пищу. Съев ее, я сразу же чувствовал прилив сил.

 — Сколько приходилось выпивать воды?

 — Пять-семь литров. Лучше всего шел зеленый чай. Но в один из дней захотелось чего-то вкусного. Выпил апельсиновый сок из бутылки. И отравился. На улице — плюс тридцать, а я не могу согреться под двумя одеялами. Бросает в озноб, температура тела — 38 градусов. Наверняка сок, вызвавший отравление, был нормальный, но когда бежишь по 18 часов в сутки, организм особо чувствителен.

 — В какую сумму вам обошлось участие в марафоне?

 — Пять тысяч долларов на одного. Это вместе с авиабилетами в оба конца. Расходы взял на себя директор фирмы, в которой я работаю в Киеве, — Оливер Хагенбрух, гражданин Германии. Он говорил: «Ты должен пробежать ультрамарафон». Предоставил мне два месяца оплачиваемого отпуска.

 — Кто был самым старшим участником этих соревнований?

 — 52-летняя Шупраба — единственная женщина, пробежавшая с 1997 года все 12 пробегов на 5000 километров. Мне 38 лет. Для бегуна на сверхдальние дистанции это возраст расцвета сил. Я, кстати, единственный спортсмен из стран СНГ, участвовавший в нью-йоркском суперзабеге.

 — Как получилось, что вы стали ультрамарафонцем?

 — С раннего детства к спорту меня приучили родители. Занимался фигурным катанием, плаванием, выполнил норму кандидата в мастера спорта по лыжным гонкам. На большие дистанции стал бегать по примеру отца. Кстати, недавно он занял третье место в своей возрастной группе (отцу 67 лет) на международном марафоне в Македонии.

А у меня вышло так: на соревнованиях в Москве пробежал 105 километров. И в 2004 году получил приглашение на ультрамарафон в 5000 километров. Я сразу почувствовал: это то, чего я давно хотел — принять вызов самой длинной дистанции в мире. С тех пор пробегаю это огромное расстояние, из года в год улучшая свой результат. На этот раз он составил 50 дней 11 часов 49 минут 46 секунд.

P. S. О своем пробеге и о том, как удалось вынести огромные физические нагрузки, Олег Лебедев расскажет всем желающим на встрече, которая состоится в киевском Доме актера 19 сентября в 19 часов.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Как говорила тетя Циля, женщина была создана для того, чтобы мужик не умер от счастья.