Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Виктор бойко: «когда в 1998 году я задекларировал 30 миллионов гривен, коллеги-депутаты чуть в обморок не упали, некоторые пальцем у виска крутили»

Виктор бойко: «когда в 1998 году я задекларировал 30 миллионов гривен, коллеги-депутаты чуть в обморок не упали, некоторые пальцем у виска крутили»

Александр ГАЛУХ «ФАКТЫ»

06.09.2005

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Глава Госкомрезерва признался «ФАКТАМ» во время рыбалки на пруду в своем загородном имении, что продавать его не собирается: «Или подарю, или сожгу»

Традиция приглашать на чай известных людей, сложившаяся в МВД с легкой руки министра Юрия Луценко, прижилась и среди политиков, чувствующих себя сегодня уверенно. Правда, традицию они несколько переиначили. И заглянуть на огонек приглашают журналистов, которые, образно говоря, на собственной шкуре должны убедиться в открытости и прозрачности публичных людей. Новые веяния открыли новые дороги и «ФАКТАМ» — они побывали уже на даче Президента Виктора Ющенко и в загородном доме лидера «Трудовой Украины» Валерия Коновалюка, который, кстати, призвал всех политиков последовать его примеру: открыть двери своих жилищ представителям СМИ и показать им свои декларации о доходах. А председатель Госкомрезерва Виктор Бойко внес и свою лепту в ноу-хау. Он пригласил журналистов порыбачить на его даче…

На даче у Бойко стоит статуя медведя, которую подарила народному депутату администрация тюрьмы

Загородный дом Виктора Бойко находится в 30 километрах от Киева в селе Княжичи. По дороге на дачу хозяина закромов Родины (так в народе окрестили главу Госкомрезерва) журналисты гадали: какая, мол, к черту, рыбалка в час дня? Ведь рыба клюет охотнее рано утром или вечером. Но по прибытии в имение Виктора Бойко они все уразумели. У председателя Госкомрезерва — собственный зарыбленный прудик, равный по площади двум-трем соткам и глубиной в три метра. Так что назвать рыбной ловлей ужение в кишащем карпами озерце было сложно.

Впрочем, Виктора Бойко это обстоятельство нисколько не смущало. Приступая к делу, он ловко насадил на крючок кукурузу (лучшая насадка при ловле карпа), забросил удочку и стал ждать поклевки. Фотографы и телеоператоры расположись рядом в ожидании потрясающего эксклюзива — председатель Госкомрезерва тащит карпа. Но хитрая рыба напрочь отказалась позировать перед камерами: карп даже в маленьком водоеме ведет себя очень осторожно. К тому же беспощадно палило солнце. Виктор Бойко решил отложить рыбалку «до лучших времен» и предложил журналистам прогуляться по дачному участку площадью в один гектар. Предложение показалось заманчивым в свете ближайшей перспективы — гостей повели в кирпичную беседку, внутри которой сооружен гриль. Следовательно, рыбу можно жарить, «не отходя от кассы», то есть от озера. Кроме рыбы, на даче главы Госрезерва живут собака по кличке Жан породы алабай и два ротвейлера.

Загородный дом Виктора Бойко выполнен в английском стиле, с мансардой и встроенным гаражом. Рядом бассейн площадью 30 квадратных метров. В нем любят купаться супруга Ирина и две дочери.

В центре большой лужайки с аккуратно подстриженным газоном стоит летняя беседка, обвитая растениями. Возле нее — метровая статуя одетой в древнегреческий хитон женщины с кувшином. Виктор Алексеевич щелкает выключателем — и из кувшина струится вода. Есть еще

скульптура медведя с кружкой в лапах и бочонком. Медведь — подарок от администрации тюрьмы, расположенной на территории избирательного округа Виктора Бойко в Кировоградской области. В свое время он снабжал это пенитенциарное заведение углем…

На территории имения есть еще громадный недостроенный трехэтажный дом площадью в полторы тысячи квадратных метров. Как пояснил Виктор Бойко, когда-то его строили соседи, которые потом разорились. Этот дом председатель Госкомрезерва выкупил у банка за 35 тысяч долларов. «Такая громадина мне не нужна, буду сносить», — говорит Виктор Алексеевич. Прогуливаясь по дачному участку, председатель Госкомрезерва остановился перед небольшой грушей. По-хозяйски пересчитав плоды, констатировал: «Двух не хватает». Супруга с младшей дочкой загадочно улыбались при этом.

Виктор Бойко возглавляет Госкомрезерв с марта нынешнего года. Он — народный депутат двух созывов. До своего избрания в парламент руководил Украинским производственным объединением «Агромаш». «Когда я в 1998 году задекларировал 30 миллионов гривен, депутаты чуть в обморок не упали, некоторые пальцами у виска крутили», — говорит Виктор Алексеевич.

«Тем, кто заказывает дом строителям, дача обойдется в миллион долларов, а если стройкой потихоньку заниматься самому, то можно вложиться в 30 тысяч»

Карпа Виктор Алексеевич все же поймал. Впрочем, больше всего повезло корреспондентам «ФАКТОВ», в течение получаса выудившим из пруда четыре рыбины, до двух килограммов каждая. Не поддавшись на уговоры приветливой хозяйки дома забрать карпов с собой в Киев, рыбу выпустили в плавание. А разговор с главой Госрезерва «ФАКТЫ» начали с провокационного вопроса.

- Виктор Алексеевич, говорят, у вас в доме комод Людовика XIV стоит…

- Честно говоря, не знаю, может, без меня купили. (Походив по дому, комода мы, конечно же, не обнаружили. Обстановка в комнатах простая и неброская. Исключение составляет разве что гостиная с бильярдным столом, камином, кожаными диванами и медвежьей шкурой на полу.  — Авт. )

- А как вы познакомились со своей женой?

- Мы вместе учились в сельскохозяйственной академии в Киеве, сейчас это Национальный аграрный университет. Сблизило нас увлечение спортом. Правда, я занимался легкой атлетикой, а

Ира-лыжными гонками. Я, как мастер спорта, ез-

дил на сборы в Туркменистан, Алжир, а она на Север — в Воркуту, Мурманск. И так где-то на полгода. И нормально! Так закалялась любовь.

- Дом кто проектировал?

- Я сам, поскольку знаю, что такое регеля, перемычки, балки, швеллер. А строили дом хлопцы из Западной Украины. Я вам так скажу. Тому, кто говорит строителям: вот вам задача, через год я должен въехать в уже готовый дом, — дача обойдется в миллион долларов. Если будешь сам постепенно строить, можно вложиться в 30 тысяч.

- А сегодня ваш дом, наверное, тысяч 100 стоит?

- Не знаю. Я ничего не продаю. Или подарю, или сожгу. Моей первой машиной был УАЗик, который я собрал своими руками. Это была самая дорогая моя машина, которую я очень любил. Вместо тента — цельнометаллический кузов, а оббивка в салоне была «жигулевской». Прекрасная машина, на которой я везде ездил. Класс! Но я ее подарил товарищу. Потом у меня была «Таврия», ее отдал жене, а она, в свою очередь, тоже кому-то подарила.

- А сейчас ваша супруга на чем ездит?

- На «Мерседесе».

- Это на нем вы на дачу приехали?

- Вы так спрашиваете, будто он у меня один. У меня три «Мерседеса», один из них — 600-й. Нравятся мне автомобили этой марки.

- На охоту, несмотря на запреты, продолжаете ездить?

- Очень редко. Мне нравится общение, а не жертвоприношение. Люблю ездить на охоту с Шалимовым. Но не люблю стоять на номере и ждать кабана. Предпочитаю гнать дичь. Идешь себе по лесу, палкой по деревьям стучишь. Пришел, вытер пот со лба, опрокинул стопарь водки — и хорошо.

«Мне стыдно признаться, но в Турции был один раз. Правда, не просто так, а с гольф-клубом»

- Давно рыбалкой увлекаетесь?

- С детства бредил рыбной ловлей. В моем родном селе на Кировоградщине пруд пролегал между улицами. Вот туда я и бегал постоянно рыбачить. Поднимался в 5 часов утра. А чтобы не проспать, заводил будильник и клал его в железное ведро или тазик, чтобы громче бренчал. На обычную удочку за полтора часа можно было поймать пять больших карпов. Отца за это штрафовали: ведь это был колхозный пруд, в котором рыбу ловить запрещалось. Но я все равно ловил. Сторож приходил, смотрел, сколько у меня рыбы. Если пять штук, то две всегда забирал себе.

- А в Крыму есть домик?

- Нет. Скажу откровенно, не лежит у меня душа к морю. За всю свою жизнь в Крыму был раз пять, не больше. Я езжу отдыхать не для того, чтобы загорать, а подлечиться, попить минеральной водички. Не подумайте, что я больной человек, просто иногда нужно в профилактических целях съездить в санаторий. Люблю Моршин, Трускавец. Был несколько раз в Карловых Варах в Чехии. Мне стыдно признаться, но в Турции был один раз. Правда, не просто так, а с гольф-клубом.

Вообще, если еду отдыхать, обязательно ищу гостиницу, в которой есть тренажерный зал. Чтобы держать себя в тонусе, мне необходима физическая нагрузка. У меня и дома есть три тренажера. Хотя, откровенно говоря, в выходные дни мне тоскливо. Люблю динамику. В Госкомрезерве работаю с восьми утра до часу ночи и не устаю. Мне это, что называется, в кайф. А в Верховной Раде скучал.

- Депутатский мандат сдавать собираетесь?

- А зачем?

- По закону положено.

- По какому закону? Статус депутата-мажоритарщика не предусматривает досрочного сложения им полномочий. Ну, сдам я мандат, а люди, которые проживают в моем избирательном округе, останутся без своего представителя в парламенте. Ведь довыборы в парламент там уже не проведут, поскольку до новых выборов осталось полгода. У нас же как? Понаписывают сначала законов, подсунут Президенту на подпись, а потом сидят «репу чешут». В конце концов, мне дали мандат избиратели. Спросите в моем округе (народный депутат прошел в Верховную Раду по 102-му округу в Кировоградской области.  — Авт. ), кто недоволен моей работой в парламенте?

Ни один мой приезд в округ не обходится без Таисии Повалий, Павла Зиброва, остальных моих друзей. Я и спортивные праздники провожу на должном уровне. Если государственное финансирование по той или иной программе находится на уровне двух миллионов, то я могу сделать так, чтобы было 15 миллионов гривен. Для этого нужно заходить в Кабмин и решать вопрос.

- Пчеловодством не занимаетесь?

- Мой отец всю жизнь занимался пчелами. Когда я был маленьким — их ненавидел. Отец в пять утра шел на работу в колхоз, а я должен был вощить рамки. У нас было до 40 ульев. Меня часто пчелы кусали. В общем, я их невзлюбил страшно. Сейчас, конечно, я изменил свое отношение к этому трудолюбивому насекомому, но пчеловодством не занимаюсь.

Кстати, отец у меня был очень строгий. Я ходил в школу, которая была в трех километрах от нашего двора. Как-то зимой, когда было очень холодно, занятия отменили. Я пришел домой: так, мол, и так, всех отпустили. Отец не поверил: «Брехун, ты где-то гулял». Сейчас он меня жалеет, говорит: «Зачем тебе эта политика, сынок?» Еще отец, когда обрезает рамки, насобирает вощины два ведра и делает из нее самогонку. Мне пару банок самогона всегда передает. Это такая вещь! Чистый натуральный продукт.

- А мед любите?

- Могу съесть немного. Вот что ненавижу, так это сахар. Особенно когда пришел работать в Госкомрезерв. Но, как говорится, нет худа без добра. Я уже, как заправский бакалейщик, могу отличить одну крупу от другой, тростниковый сахар от свекловичного. Уже можно на премьера идти (смеется.  — Авт. ).

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

— Ну все! Осталось нырнуть в прорубь, поесть блинов, подарить любимому пену для бритья, получить цветы, испечь кулич — и... лето-о-о!!!

Загрузка...