Культура

Леонид ярмольник: «когда моя маленькая дочка видела на телеэкране горбачева, она всегда спрашивала: «а почему он к нам не приходит? »

0:00 27 июля 2001   425
Владимир ГРОМОВ специально для «ТелеФАКТОВ»

Совсем скоро на наших телевизионных экранах появится полюбившаяся многим передача «L-клуб». Зрелище на сей раз снимается в Украине, и уже готовы к эфиру первые несколько программ, однако ее постоянного ведущего и автора Леонида Ярмольника мы не увидим: в украинской версии будет новый ведущий.

«Золотую лихорадку» сняли с эфира по… моральным соображениям»

-- Леонид, почему в программе «L-клуб» другой ведущий?

-- Не могу разорваться между Россией и Украиной. А «L-клуб» действительно отправился в Украину: в Киев уехали все декорации, реквизит программы. Я рад, что сегодня мое первое детище получит вторую жизнь именно в Украине, с которой меня многое связывает (в 60-е годы семья Ярмольников обосновалась во Львове, и маленький Леня учился в музыкальной школе, занимался в театральной студии при львовском Народном театре. -- Авт. ).

-- Почему в России «L-клуб» приказал долго жить?

-- Эта программа шла на РТР. А на ОРТ мне предложили сделать новый проект -- «Золотая лихорадка». По неписаному закону один и тот же ведущий не может работать на два канала. Поэтому я закрыл программу «L-клуб», она существовала почти 6 лет, что для телепроекта -- срок немалый.

-- Вы постоянно придумываете новые программы, а их снимают с эфира…

-- Да, «Золотую лихорадку» сняли с эфира по… моральным соображениям. В нашей стране многие не получают зарплату. А «этот пижон Ярмольник» разбрасывается золотыми и серебряными унциями, килограммами золота. Люди не понимают, что деньги, которые им не платят, не имеют никакого отношения к средствам, на которые приобретается это золото.

-- Кстати, говорили, что никаких золотых слитков вы победителям не давали, так как за это нужно было платить огромный налог…

-- Чтобы игрок получил унцию золота, я должен был заплатить госналог. А когда человек получал этот приз, уже он по закону обязан отдать такую же сумму. Полный идиотизм! Мы сделали проще: показывали слиток, а человек получал приз деньгами. Мы играли по правилам, чтобы никто не думал, что мы воруем. Когда закрывали «Лихорадку», меня попросили придумать новый формат. Так появился «Отель». Такое лайт-найт-шоу. Руководство очень хотело, чтобы только я вел эту программу. Но я не продлил контракт: как и «Золотая лихорадка», программа скакала по сетке, выходила в разное время. Я с дикими скандалами вновь ставил ее в эфир. Не говоря уже о том, что несколько раз менялась концепция программы: то нужно встречаться с Жириновским и Немцовым, то не нужно… К тому же приходилось приглашать музыкантов, которые не всегда были мне интересны.

-- Вам навязывали темы?

-- Что-либо навязать мне очень трудно. Если я чего-то не хочу, то этого и не будет. Может, это и наивно, но мой уход на РТР связан с тем, что я хочу работать на государственном ТВ. Не хочу больше связываться с каналом, где все крутится вокруг политических интриг, где много заказного и грязного.

-- Что нового вы придумали на сей раз?

-- На РТР дебютировала четвертая моя программа под названием «Гараж». Суперприз -- «Мерседес». Однако поклонников «Поля чудес» прошу не беспокоиться: мы не конкуренты.

-- Вам не обидно, что теперь вас чаще называют не актером, а шоуменом?

-- Шоумен я только на ТВ. Это лишь часть меня. Когда Влад Листьев позвал меня в «Останкино», коллеги меня предупреждали, что с актерской профессией можно попрощаться. Но ничего -- за эти годы у меня были и «Московские каникулы», и «Перекресток», и «Барак» — наверное, лучшие мои работы. (Кстати, за последний фильм актер получил Госпремию России. -- Авт. ).

«Когда мы попали в автомобильную катастрофу, страшно стало, когда приземлились»

-- Сейчас телевидение имеет огромную власть…

-- Знаете, еще лет 5--7 назад это было действительно так. Сегодня же телевидение утратило свою силу. В искусстве, а телевидение это искусство, всегда должны быть неожиданность, внезапность. Сейчас же на ТВ нет ничего нового: ни открытий, ни ноу-хау, ни новых ракурсов.

-- Вы неплохо сумели подстроиться под нынешнее нелегкое время -- преуспеваете. В чем секрет?

-- Можно красиво ответить цитатой из Макаревича: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас… » Конечно, я подстраиваюсь. Но сейчас я делаю только то, что мне интересно и что меня волнует, и делаю все, как в первый раз.

-- Я знаю, что вы человек рисковый. Часто попадали в экстремальные ситуации?

-- Не часто, но бывало. Несколько лет назад мы путешествовали с Якубовичем, Макаревичем и Сенкевичем… Летели из Лимы. Хейердал нашел пирамиды в Южной Америке и хотел нам показать свои раскопки. Вылетели вечером. Слева -- темнота (океан), справа -- берег (огоньки). Я любознательный человек: «Это что? Это что?» Через какое-то время вижу: огоньки слева, а темнота справа. Я опять к Юрию Санычу: «Как же так? Почему наоборот?» Через три минуты командир экипажа сообщил, что мы вынуждены вернуться в аэропорт Лимы, так как у нас неисправен левый двигатель. Смотрим, а из него брызжет топливо. Садились мы, как в американском боевике. Параллельно с нами ехали 8 пожарных машин с мигалками. Нам повезло -- не загорелись.

-- Страшно было?

-- Самое интересное, что страшно стало потом, а когда приземлились, я сильно напился.

-- Слышал, что и виды спорта вы предпочитаете экстремальные?

-- Мое главное увлечение -- лыжи. Кстати, я и Леню Якубовича с сыном Артемом приобщил к этому занятию, теперь иногда вместе катаемся. Особая моя гордость -- классная экипировка. Лыжи Salomon. Первыми моими ботинками были жесткие спортивные Dachstein, которые мне подарили ребята из нашей сборной. Я им очень благодарен, потому что сразу почувствовал лыжи как продолжение ног. Сейчас у меня Rossignol. Еще могу похвастаться замечательным комбинезоном Killy из каких-то сверхновых материалов (в нем никогда не мерзнешь) и очками, которые купил в Филадельфии, страшно даже сказать, за сколько… Еще одно из моих хобби -- снежный мотоцикл «Yamaha», выписанный из Финляндии. Обожаю гонять на нем со скоростью 200 км в час -- и по заснеженным полям, по сугробам! Если составлять рейтинг моих любимых игрушек, почетное третье место (после лыж и снегохода) занимает бильярд! Вот еще одна страсть и отдушина!

Родился Ярмольник в 1954 году в городе Гродеково Приморского края в семье офицера Советской Армии, поэтому в свое время, как и положено в семьях военных, объездил с родителями полстраны.

-- Вы были спокойным ребенком?

-- Вы что?! Конечно же, нет. В школе я любил носить круглые очки и длинные волосы, как у Джона Леннона, за что меня часто ругали учителя.

-- А чем увлекались?

-- Физикой. Математика меня раздражала, так как я не видел в ней смысла. И лишь став старше, понял, что она нужна. А физика мне очень нравилась. Возможно, влюбился я в нее благодаря нашему учителю Петру Никифоровичу. Он ставил мне одни пятерки, а двойки -- за пропущенные уроки. Притом, для него было не важно -- болею я или здоров. Все равно два балла. Петр Никифорович был уверен, что я пойду на физмат. А когда узнал, что у меня и в мыслях этого не было, обиделся и не разговаривал со мной много лет. Ведь он вложил в меня часть своей души… Лет через восемь он меня простил, сказав: «Физиков полно, а таких артистов мало». В школе у меня была кличка Леннон -- из-за поклонения «Битлз» я подолгу не стригся. В 9-м классе директор школы, стоя на крыльце, не пускал меня в школу: «Путь в нашу школу, дорогой Леонид, лежит через парикмахерскую».

«После дефолта 1998 года я готов был заняться даже извозом»

Известность пришла к актеру в самом конце 70-х годов -- он появился в телевизионной передаче «Вокруг смеха», показав многомиллионной аудитории своего «цыпленка табака». Давний друг Александр Абдулов привел его к Марку Захарову на съемочную площадку телефильма «Тот самый Мюнхгаузен» (1979). В последнее время Ярмольник рванул в бизнес -- у него свой стоматологический центр, телекомпания, фирма «L-клуб».

-- Я категорически не приемлю по отношению к себе слова «бизнесмен», ведь бизнесмен, этот тот, кто из денег делает деньги. Я же ничего не покупал и не перепродавал, не играл на акциях, а просто производил своими руками товар. Я «пахал, как вол» на многочисленных концертах и осуществил свою мечту жить нормально. В какой-то момент, после печально знаменитого дефолта 1998 года, я готов даже был сесть за руль и заняться частным извозом, чтобы заработать на кусок хлеба себе, жене и дочери.

-- Вы всегда довольны тем, что делаете?

-- Я сыграл приблизительно в 70 фильмах, из них 50 можно вычеркнуть как неудавшиеся. Об остальных работах приятно вспоминать.

-- А какой из ваших телепроектов вам больше нравится?

-- «Золотая лихорадка». Она настолько остра по форме, что, по-моему, ее время на ТВ еще не пришло. Там я играл Дьявола, и это было клево.

Похоже, и в личной жизни у актера, шоумена, продюсера и бизнесмена все слава Богу. Растет дочь, жена умница-красавица вот уже много лет рядом и является его лучшим другом. Кстати, со своей второй половиной Леонид Исаакович познакомился довольно необычным способом. Самая что ни на есть судьба!

-- С Ксенией мы познакомились случайно. В театре на Таганке. Она просто стояла в кассу за билетами. А в театре -- стеклянные двери между кассовым залом и зрительским фойе. Дело было днем. Мы с Леней Филатовым вышли с репетиции покурить. И через стекло я заметил ее в очереди. Она держала в руках черную сигарету (очень модную, тогда их только в валютных магазинах продавали) и что-то искала в сумочке. Я показал ей зажигалку. Под дверью была щель. Она нагнулась в своей короткой юбочке (чем привела всю очередь в шок) и прикурила под этой дверью. Потом я вышел со служебного хода и… По сути, поженились мы вечером. А расписались чуть позже. А через 9 месяцев родилась Саша. Все очень просто. До предела. Ах, да, пришлось еще разводиться -- я был женат. Но это неважно.

-- Чем жена сегодня занимается?

-- Она тоже творческий человек, занимается дизайном, конкретнее, она -- художник по костюмам: создает наряды для театра и телевидения, у нее много постановок в Москве.

-- Если ваша дочь решит стать актрисой, вы ее поддержите?

-- Слава Богу, у нее другие наклонности. Она скорее пойдет по стопам жены. Одно время я очень боялся, что дочка захочет стать актрисой. У актрис короткий век. Эта профессия слишком тяжела для женщин. У моей дочки особое отношение к артистам. Появление в доме, скажем, Саши Абдулова, Олега Янковского, Коли Караченцова или Миши Боярского она воспринимает буднично, словно приход слесаря. Маленькой Саша любила смотреть телевизор. Под его аккомпанемент ей впихивали еду. Она привыкла к тому, что те, кого она видит по ТВ, бывают у нас дома. Во времена Горбачева (а ей тогда было года три) его показывали довольно часто. Саша смотрела-смотрела на Михаила Сергеевича по ТВ и недоуменно спросила: «А чего он к нам не приходит?» В свое время я рассказал это Михаилу Сергеевичу, он долго смеялся.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Девушка звонит коллеге по работе и говорит шепотом: — Я сегодня на работу не приду... — Почему? — Муж потерял три тысячи гривен, ищет... — А ты тут при чем? — Так я на них стою...