ПОИСК
Події

Одессит владислав терзыул -- единственный из альпинистов всего снг покорил десять из четырнадцати высочайших вершин планеты

0:00 8 червня 2001
На днях спецавиарейсом из далекого Непала в Одессу вернулись участники национальной экспедиции «Украина-Гималаи-2001», посвященной 10-й годовщине независимости нашей державы.

Пройдя по ранее никем не проложенному маршруту на одну из самых высоких вершин планеты -- Манаслу (8163 м), альпинисты покорили также безымянный пик Р-2 (6251 м). На обеих вершинах водружены государственные флаги Украины. Отныне безымянный пик будет носить имя «Украина». Это прецедент в мировой практике: ранее ни одной гималайской вершине не присваивалось название государства.

Феноменальный успех отечественных скалолазов подтвердил личным рекордом мастер спорта международного класса из альпклуба «Одесса» Владислав Терзыул, участвовавший в этой экспедиции, -- он поднялся на свою десятую из четырнадцати высочайших горных вершин Земли. Такого никто из спортсменов-высотников СНГ не добивался: в активе лучших альпинистов -- по шесть «восьмитысячников».

«На таких высотах себя хорошо чувствуют лишь облака да реактивные самолеты»

-- Владислав родился в одном из горных селений в Киргизии -- на высоте 2000 метров над уровнем моря, -- говорит заместитель руководителя экспедиции, ее главный тренер, заслуженный тренер Украины Мстислав Горбенко. -- «Высотное» рождение, очевидно, повлияло на его феноменальные способности. Терзыул -- самобытный альпинист, самородок -- чувство высоты у него от Бога.

Директор альпклуба «Одесса» Мстислав Мстиславович Горбенко -- один из опытнейших отечественных альпинистов, заслуженный мастер спорта. 33 года «скалолазного» стажа, более полутора сотен серьезных восхождений. Одним из первых в Украине Горбенко покорил самую высокую вершину мира -- Эверест (8848 м).

РЕКЛАМА

-- На таких высотах хорошо себя чувствуют лишь облака да реактивные самолеты, -- улыбается старейшина одесских альпинистов. -- Впрочем, еще 48-летний Слава Терзыул, который в Одессе живет уже более 20 лет.

-- Когда был молод, ходил в геологические экспедиции, -- рассказал «ФАКТАМ» Владислав Терзыул. -- Профессионально заниматься альпинизмом начал, к сожалению, поздно: своими ранними походами в горы Тянь-Шаня «закрыл» только второй, затем первый спортивный разряды. Понял: хлюпики в горы не ходят, горы человека закаляют, делают крепче.

РЕКЛАМА

В 1987-м в «высотку» -- экспедицию на пик Ленина -- брали в основном кандидатов в мастера. Однако работоспособность и рвение Терзыула взяли свое: диспетчера порта Южный включили в состав экспедиции. Восхождение ни на один «семитысячник» бывшего Союза не требовало таких затрат времени и не было столь изматывающим. Преодолев два ледника и два перевала выше 5 тысяч метров над уровнем моря, одесситы все же поднялись. Для новичка Терзыула это стало хорошей школой.

-- Все девять дней восхождения он, как и остальные, тропил наст, возводил защитные ветровые стенки из снежных кирпичей, разбивал лагеря, -- вспоминает Мстислав Горбенко. -- Однако у Славу всегда присутствовал дух авантюризма. Накануне восхождения он отправился вниз -- к пастухам-киргизам. Как водится, загулял и к ночи в базовый лагерь не вернулся. Явился поутру, на лошади, в сопровождении невозмутимых киргизов, которые пытались объяснить его столь долгое отсутствие законами восточного гостеприимства.

РЕКЛАМА

Тогда руководители экспедиции хотели по возвращению в Одессу лишить «авантюриста» всех званий и регалий. Благо, на осеннем тренировочном совете об этом инциденте как-то забыли.

«На вершину вышли практически наощупь -- снег, сорванный ветром со скал, висел непроницаемой пеленой»

-- Несколькими годами спустя Слава участвовал в экспедиции сразу на два «семитысячника» — пик Коммунизма, высшую точку СССР (7495), и пик Корженевской, -- продолжает Мстислав Горбенко. -- Причем наш герой явился в базовый лагерь, дислоцировавшийся на поляне Москвина (4200 м) на… вертолете российской команды! Короче говоря, свалился всем прямо на голову, отправить его вниз было невозможно, да и желания такого ни у кого не возникло.

Как вспоминает историограф альпклуба «Одесса» Валерий Бодылев, Терзыул сразу включился в работу по обустройству базового лагеря, чего всячески избегали другие альпинисты, утверждая, что «находятся в профсоюзном отпуске». Владислав занялся сооружением бань-каменок, которые всегда были гордостью одесситов и вызывали зависть у других команд.

1991-й остался в памяти Владислава гималайским восхождением на Нанда-Деви -- одну из высочайших вершин Индии (7434 м). Одесская команда, усиленная четырьмя индийскими альпинистами, вписала тогда ярчайшую страницу в историю клубного альпинизма: Терзыул в связке с Горбенко «распечатали» священную гору после многолетнего запрета восхождения на нее.

Участники экспедиции вспоминают, что в день штурма вершины был сильнейший ветер. Однако Владислав, казалось, не обращал на него внимания. Заметив в стороне от подъема предмет явно искусственного происхождения, он -- против всех правил -- устремился к нему. Огромный газовый баллон, как выяснилось позже, оставили японцы. Терзыул доставил емкость в базовый лагерь, откуда ее забрали носильщики.

В следующем сезоне он участвовал в восхождении на самый северный и, соответственно, самый суровый «семитысячник» планеты -- пик Победы (7439 м).

-- На вершину вышли практически наощупь -- снег, сорванный ветром со скал, висел непроницаемой пеленой, -- говорит Валерий Бодылев. -- К этой круговерти прибавился густой снегопад. Восходители ориентировались только по узкому зазубренному обледенелому скальному гребню, который и вывел их к вершине.

«Терзыул прихватил с собой наверх лыжи -- решил на них спуститься с «восьмитысячника»

Для Владислава это восхождение стало генеральной репетицией перед «восьмитысячниками». Первой «пала» Канченджангу (Пять Сокровищ Великих Снегов — 8586 м ), третья вершина мира. Индия только-только сняла запрет на восхождение со своей территории на эту священную гору. Туда сразу же попытались подняться японцы -- безуспешно. Одесская «семерка», в возможностях которой сомневались многие, прошла по новому маршруту.

Владислав был тогда единственным, кто не пользовался на высоте кислородным аппаратом. Что поделаешь, для него главное, принципиальное условие — чистота эксперимента. Есть на счету Владислав Терзыула и Чогори (8611 м) -- самая труднодоступная вершина среди высотных гигантов. Это печально известная К-2 -- гора-убийца, откуда не возвращается каждый пятый альпинист.

-- Но вторично туда не пошел бы, хотя коллеги приглашали многократно, -- улыбается Терзыул. -- Психологически и физически очень тяжелая вершина: в 94-м здесь произошла трагедия -- украинская команда потеряла трех классных альпинистов.

Следующие вершины он покоряет опять же в Каракоруме -- горной системе, примыкающей к Гималаям с севера. Удается взойти на Гашербрум (8035 м) и Броуд-Пик (8047 м). Затем — Аннапурна (8091 м), на которую вместе с польскими коллегами проложил новый маршрут. В 1997 году Терзыул поднялся на Нанга-Парбат (8125 м) -- «голую гору», открытую всем ветрам. Однако в этом же сезоне подстерегла его и неудача -- единственная за все время восхождений.

-- Поднявшись на Дхаулагири до 7-километровой отметки, он вынужденно отступил из-за серьезнейшей опасности -- схода лавин, -- вспоминает Мстислав Горбенко. -- Тогда ни один альпинист не смог закончить восхождение, отступила даже знаменитая Модит Шанталь, сильнейшая французская альпинистка.

Седьмым в списке «восьмитысячников» стал для Владислава Терзыула Эверест. Состав украинской национальной экспедиции был весьма представительным. В передовую группу отбирали самых-самых, в их число попал и Владислав. Штурмовой лагерь разбили на довольно большом расстоянии от вершины. Десять часов занимает подъем на «Крышу мира» — невероятно много для пребывания на разряженных высотах.

Минувшей осенью рекордсмену покорились еще два «восьмитысячника» на Тибетском нагорье: Шиша-Пангму (8046 м) и Чо-Ойя (8201 м). На Чо-Ойя Терзыул поднялся в одиночку -- по альпийской тактике -- непрерывный подъем без спусков на отдых. Спустя двое суток Владислав был уже на вершине, а там -- ветер и минус сорок…

-- Но к этому я был готов и морально и физически, -- вспоминает Владислав. -- Раздумывать ведь времени не оставалось -- зима начиналась, после меня уже никто не поднялся.

Однако и риска, и восхождения без кислородного аппарата ему показалось мало. Готовясь к штурму высочайших гор, альпинисты обычно максимально разгружаются -- экономят силы. Терзыул, напротив, прихватил с собой наверх кроме необходимого снаряжения, достаточно увесистые лыжи -- решил на них съехать с «восьмитысячника». Подниматься поэтому пришлось в лыжных ботинках.

«На высоте думал о хорошем -- цветущих акациях родной Одессы… »

2000-й стал годом признания побед украинского альпиниста. Православная церковь наградила Владислава Терзыула орденом Святого Владимира 3-й степени, ему присвоили титул «Одессит года».

Десятый, свой юбилейный «восьмитысячник» -- Манаслу -- Владислав «взял» 22 мая нынешнего года, водрузив государственный флаг Украины на высоте 8163 метра. Восхождению предшествовала двухмесячная изнурительная работа всех участников национальной экспедиции «Украина-Гималаи-2001». 10-й «восьмитысячник» Терзыула стал подарком национальной сборной к 10-й годовщине независимости Украины.

-- Владислав, из 14 самых высоких вершин мира вы покорили 10. Остались четыре. Собираетесь на них восходить?

-- Безусловно. Это Лхоцзе, Макалу, Хиден-пик и старая знакомая — Дхаулагири. Я люблю горы.

- А «внизу» кого любите?

-- Прежде всего, свою семью, жену Любу, с которой скоро отпразднуем серебряную свадьбу. Дочерей -- старшую, Юлию, младшенькую, 13-летнюю Олю. По несколько раз в год я со своими дамами выбираюсь в горы -- Карпаты, на Кавказ. Катаемся на лыжах.

Кроме того, люблю свою работу -- я инструктор по спорту Одесского припортового завода. Однако, что греха таить, зарплаты на жизнь не хватает. Организовал фирму «Высотник», сотрудники которой специализируются на промышленном альпинизме.

-- Нашли «земное» применение навыкам скалолазания?

-- Да, очень-очень пригодились. Занимаемся подготовкой крупнотоннажных океанских судов к погрузке -- зачищаем трюмы, танкеры в труднодоступных местах. Ведь в так называемые «мертвые пространства» никакая техника не дотянется. Работаем на трубах, клотиках, на оконечностях высотных сооружений.

-- А отдохнуть не хочется?

- У меня нет таких понятий: «отдыхать», «выходные». С женой на дачу позволю себе съездить и снова за работу. Единственное, о чем мечтаю, -- отоспаться. На большой высоте заснуть сложно, сны приходится придумывать. Естественно, думал о хорошем: цветущих акациях родной Одессы, запахом которых могу, наконец, надышаться…

 


722

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів