БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура

Генеральный продюсер «студии «1+1» александр роднянский: «мы просто проели деньги, которые были нам выделены на строительство студийного комплекса»

0:00 8 сентября 2000   553
Таисия БАХАРЕВА «ФАКТЫ»

3 сентября 1995 года «Студия «1+1» впервые вышла в эфир

«Студия «1+1» решила отметить свое пятилетие без помпезности. Скромный ужин в ночном клубе только для приближенных, творческие дискуссии, художественная выставка в галерее «Лавра», гала-концерт в Национальной филармонии и эфирные новшества… По мнению генерального продюсера «Студии» Александра Роднянского (для друзей просто Леши), в этом году его «подопечный» набирает силы, как никогда. Особую гордость вызывают несколько художественных сериалов, которые «1+1» делает вместе с российскими коллегами, мультфильм для ОРТ про российскую политику вроде наших «Перегонiв», а также собственный дизайн, производящий компьютерные штучки-дрючки для «ВИДа» и ОРТ. Сейчас на «Студии» трудится более 500 человек, а 3 сентября 1995 года их было всего 45. Хотя за несколько месяцев до этого и того меньше…

«Мы снимали двухкомнатную квартиру с разбитым паркетом»

-- Частенько вспоминаете те времена?

-- А как же! Я вам скажу, сказочное было время! Мы снимали двухкомнатную квартиру с маленьким холльчиком и разбитым паркетом на улице Саксаганского. Сначала нас было человек пять и один на всех старенький «Жигуленок». Мы не хотели тратить много денег на офис, машину и бегали…

-- И вы тоже бегали?

-- Я и сейчас бегаю. А почему нет? Кстати, эта двухкомнатная квартире до нас была офисным помещением, в котором начиналось УТ-3. Наш главный бухгалтер когда-то там работала, и благодаря ей мы и оказались в этой квартире. Когда нас было уже человек 40 и в двух комнатах стало тесновато, начали думать, как жить дальше. К этому времени мы уже снимали несколько помещений на АСК, откуда выходит Первый национальный. И, к сожалению, до сих пор у нас нет своего аппаратно-студийного комплекса. Это наша самая серьезная проблема. Собственно, в сентябре 1995 года и началась наша жизнь на несколько домов.

-- Ведь именно тогда разгорелся скандал вокруг «Укртелефильма», на площади которого вы якобы претендовали?

-- На самом деле, скандал разгорелся на ровном месте, хотя идея была замечательная. Сейчас все участники тех событий понимают, что для нас и для «Укртелефильма» выделение его площадей для «1+1» было бы самым лучшим решением. Но пять лет назад там был непрофессиональный директор, который, собственно, и «заварил эту кашу». Год спустя нас уже уговаривали перейти на «Укртелефильм», но было поздно. Кстати, недавно я вспоминал эту ситуацию, это был какой-то идиотизм -- собрания, пикеты… Но мы решили: нет так нет, и не стали конфликтовать. Моя позиция -- не способствовать агонии государственных предприятий.

-- Тогда как минимум два года назад вы уже должны были вещать из собственного студийного комплекса. Я даже помню его планы-схемы, они висели на стене кабинета вашего исполнительного продюсера…

-- Нам помешал кризис 1998 года. И мы просто проели деньги, которые были нам выделены на строительство студийного комплекса. Понятно, это было сделано по рекомендации СМЕ. Сейчас мы потихонечку выходим из этой ситуации и уже работаем над новым финансовым планом.

-- 1998 год был самым тяжелым за все время существования «Студии»?

-- Пожалуй, да. Уже прошла эйфория первых месяцев, когда мы все понимали, что в украинском телевидении что-то стало меняться. К 1998 году у нас шла нормальная работа, и вдруг в один момент над нами нависла угроза. Ведь от кризиса в экономике напрямую зависел и кризис творческий. Все это стало сказываться на качестве программ. Но мы выжили, и люди, с которыми мы проработали эти тяжелые месяцы, и составляют костяк «1+1».

-- Была угроза закрытия «Студии»?

-- Вряд ли такое бы случилось. Для нас важнее всего было сохранить лицо канала. А оно складывается из сбалансированности новостей, объема собственного производства и качественного кинопоказа.

«Мы с женой катаемся только по черным трассам»

-- Вы-то сами как пережили тяжелые времена?

-- Да как -- работал. Каждый день решал сотни проблем. У меня никогда не хватало времени для отдыха, не было ни суббот, ни воскресений. Да и параллельной с «1+1» жизни -- семейной, профессиональной или хобби -- тоже нет. Как правило, в 9. 00 я уже на работе и возвращаюсь домой за полночь. Сплю всего четыре часа в сутки. Но так было всегда, поэтому никакого подвига в этом нет.

-- Что, и отпуск себе позволить не можете?

-- Нет, это святое -- вырваться на пару недель летом и зимой. Я стараюсь поддерживать спортивную форму, поэтому летом занимаюсь подводным плаванием, а зимой -- обязательно лыжи. Правда, я -- начинающий дайвер, поэтому на экзотические острова, как делает это, скажем, Андрей Макаревич, не езжу. Зато могу себя назвать лыжником со стажем. Мы с женой ездим зимой в горы уже лет 20. Катаемся по черным трассам…

-- Это что еще такое?

-- На специальных картах для лыжников все спуски имеют свой цвет. Черные -- самые сложные. Правда, есть еще трассы, которые так и называются -- «вне спуска». Это уже для экстремалов, хотя мой сын однажды по такому спуску съезжал. Я -- нет, очень уж рискованное дело. Так что, по правде, я очень завишу от лыж.

-- От чего еще вы так же зависите?

-- Наверное, только от музыки. Джаза, этноджаза. По молодости часто ездил в Москву на рок-фестивали…

-- При такой любви к музыке почему же тогда на «1+1» нет музыкальных программ?

-- Честно говоря, я не знаю, что это такое, -- музыкальные программы. Если продвигать украинский шоу-бизнес на телевидении, то не думаю, что это сейчас -- самая перспективная отрасль. Если это просто программа про музыку, то нужна, в первую очередь, личность ведущего. Если бы появился такой человек на нашем канале, с «нашей группой крови», то почему бы и не делать музыкальную программу? Но, увы…

-- Подождите, давайте уточним с группой крови. У вас что, она какая-то особенная?

-- Да нет, просто есть нечто, что объединяет всех сотрудников «1+1». Общность вкусов, профессиональных критериев… Просто прийти к нам с улицы без багажа, жуткого желания учиться и развиваться невозможно. Безусловно, деньги имеют значение, но нужен еще и внутренний стержень, который мы называем творческим подходом к делу.

«Мы нашли миллион гривен для нашей версии программы «О, счастливчик!»

-- То есть, надо полагать, с творческими планами в новом телевизионном сезоне у вас все в порядке…

-- А как же! С 10 сентября в эфир «1+1» начнут выходить наши новые проекты, новый дизайн. Не все сразу, потихоньку. Один из главных новых проектов -- «Без табу» с Вереснем и Герасимьюк. Это сложнейший телевизионный проект, напоминающий документальную пьесу, которая развивается прямо в студии. При этом остаются и «Версии» Герасимьюк и «Табу» Вересня. Просто в новом сезоне все будут работать гораздо больше.

-- Интересно, за счет чего, ведь вам не прибавили эфирного времени?

-- Просто мы хотим постепенно заменить кинопоказ программами собственного производства. Как минимум раз в неделю у нас будет идти документальный фильм. Скоро начнет выходить в эфир новое «СВ-шоу», которое станет игрой, пародией… Уходит из эфира программа «Как стать звездой» с Сергеем Сивохо -- у всех телевизионных проектов есть свой срок жизни, и три года -- не так уж мало. Появится новое шоу «Скрытая камера». «Мамаду» делает совместный проект с «Каламбуром». В октябре появится еще целый ряд новых проектов, в том числе один чудовищно большой и сложный. Такая программа выходит во многих странах мира, на НТВ она называется «О, счастливчик!» Уже подписан контракт на ее производство, заплачены деньги за формат, работает команда под руководством Даниила Яневского. Технологически это уровень современного западного телевидения. Мы должны делать свой проект так же, как НТВ. С такой же музыкой, цветом, декорациями, видением…

-- И миллион гривен уже нашли?

-- Это была огромная проблема. Но мы включили спонсоров, и деньги нашлись. Представьте себе, это в пять раз больше, чем миллион российских рублей. Посмотрим, кто их сможет выиграть. Так что, как видите, проектов у нас множество.

-- Было бы странно, если накануне пятилетия вы вдруг стали рассказывать о том, что вам что-то не удалось или что нечего ставить в эфир…

-- Ну, а если я действительно доволен тем, что происходит на «Студии»? Все движется, и это главное. Время от времени у меня возникает ощущение, что мы востребованы, интересны, важны для зрителей.

-- Вы уже научились умерять свои творческие потребности в угоду административной работе?

-- На самом деле, у меня условно административная работа. Я себя чувствую адекватно, потому что вовлечен в творческий процесс. Я продюсер, который считает деньги с учетом того, насколько они соответствуют творческому замыслу той или иной программы, а не наоборот. Продюсер -- это соавтор любого процесса, и в этом смысле свои личные творческие амбиции я давно привел в соответствие с потребностями телевидения. А киношные… Это нечто другое. Сейчас я придумал некий проект, в котором продюсером буду не я. В этом случае я, как режиссер, буду подчиняться. Иначе организоваться сам не смогу. Мне сложно вырвать себя из себя…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...