Культура

Актер николай яковченко перед выходом на сцену хлопал себя по физиономии и повторял: «кормилица моя»

0:00 2 июня 2000   5411
Сергей ПАНКРАТЬЕВ, Людмила ГРАБЕНКО специально для «ФАКТОВ»

К 100-летию со дня рождения народного артиста Украины в Киеве возле Театра им. И. Франко был открыт памятник

Выдающийся мастер смеха создал незабываемые образы в фильмах «За двумя зайцами», «Вечера на хуторе близ Диканьки», в спектаклях «В степах України», «Фараони»… С его именем связано бесчисленное количество анекдотов, причем год от года их становится все больше. На внешности нашего любимого актера будто оставил свой автограф Николай Васильевич Гоголь. Смешной он был и на сцене, и в быту. Имя Яковченко еще при жизни обросло легендами, хотя личная его жизнь была совсем не похожа на комедию.

Если вы внимательно присмотритесь к новому памятнику, вы заметите, что скульптор изобразил Николая Яковченко с маленькой собачкой. Этот пес по имени Фан-Фан был постоянным спутником актера в последние годы жизни. Говорят, хозяин водил собачку на очень длинном поводке и на язвительные вопросы по этому поводу отвечал: «Фан-Фан не выносит запаха спиртного».

Дочь прятала брюки артиста

У Николая Яковченко не было специального актерского образования. Его творческий путь начинался в аматорских коллективах в родных Прилуках, что на Черниговщине. Затем он работал в театрах Симферополя, Черкасс, Чернигова, Днепропертровска, Харькова. С 1927 года и до последнего дня Николай Федорович был актером прославленного Театра им. И. Франко.

Одно имя его вызывало улыбку. Он как-то говорил: «Мне мои коллеги очень завидуют. Они целый вечер играют главные роли, мучаются, потеют и не имеют такого успеха, как я. А мне достаточно выйти на сцену, и сразу все кричат: «Браво!»

Каждый сыгранный Яковченко образ шел от природы, от правды, от Бога. И его уникальная внешность всегда была подчинена внутреннему состоянию персонажа.

Николай Федорович Яковченко очень дружил с Юрием Васильевичем Шумским. Не могли жить друг без друга выдающиеся актеры! Но и ревновали друг друга тоже. Например, готовится Яковченко к выходу в образе своего знаменитого Довгоносика в спектакле «В степах України» А. Корнийчука. К нему подходит Шумский, играющий Галушку, и предупреждает:

-- Первым выйду я!

-- Как вы? Я должен, -- заспорил Яковченко. -- Корнийчук так написал!

-- Ну и пусть себе пишет. Я тебя знаю, выйдешь, рот до ушей -- разбалуешь публику. Нет, первым выйду я. После спектакля с меня чекушка!

Жизнь не баловала Мастера. У него рано умерла жена, актриса Татьяна Яковченко, и оставила ему двух маленьких дочек -- Ирину и Юнону. Ирина тоже рано ушла. Юнона (актриса Театра им. И. Франко) очень заботилась об отце. Он всегда был ухожен, аккуратно одет. Дочь очень беспокоило, что отец злоупотребляет спиртным, и она, уходя из дома, прятала его брюки. Иногда находчивый Яковченко выходил из положения, попросив брюки у соседей.

Беспокоило это и администрацию театра, и актера несколько раз чуть не уволили. Однажды за него просил Дмитрий Гнатюк, который очень любил Яковченко и до сих пор талантливо его пародирует. Как-то, увидев Дмитрия Михайловича и подбежав к нему, Яковченко выпалил:

-- Все! Завязал! Не пью! Амба!.. Но с тобой выпью с большим удовольствием.

Но даже подвыпивши, Николай Федорович никогда не был агрессивным. «Последний из могикан» украинской сцены был человеком добрым, спокойным и сердечным.

Владимир Михайлович Дальский рассказывал: «Выпивоха он был тяжелый. Перед тем как выпить, закрывал глаза, дважды подносил рюмку ко рту, кряхтел, отворачивался, лицо краснело. Наконец, выпивал, и лицо его превращалось во что-то неописуемое, вроде смолы горячей выпил».

-- Зачем же вы пьете, если так тяжело? -- спрашиваю.

-- Что вы мне такие аматорские вопросы задаете? Я же профессионал! Наливайте, -- отвечает.

-- Давайте закусим.

-- Какой вы невоспитанный человек. Разве после первой закусывают?

И пошел разговор. А рассказчиком он был великолепным».

Перед смертью он сказал: «Клоун идет на манеж»

Из рассказа Николая Яковченко: «Выступали мы как-то актерской бригадой в одной из воинских частей. После концерта нас пригласил к себе командующий. «В чем испытываете нужду, товарищи артисты?» -- спрашивает нас. Меня толкает локтем Юрий Васильевич Шумский: «Придумай что-нибудь… » Гнат Петрович Юра догадался о нашем «задуме» и показывает мне кулак. Но я все-таки осмелился и сделал шаг вперед: «Товарищ командующий! У меня сегодня день рождения!» «Сколько вас будет?» -- спрашивает он. «Десять человек», -- отвечаю. «Выдать им десять бутылок водки, -- приказал он ординарцу. -- А женщины будут?» «Так точно, тоже десять», -- отвечаю. «И десять вина», -- добавил командующий. Мы попрощались и -- быстро уходить. А Гнат Петрович шепчет нам: «Подождите меня». Ну да! Будем мы его ждать».

Если нужны были деньги, Николай Федорович брал свою гитару и шел на концерт. Перед выходом на сцену смотрел на себя в зеркало, хлопал по физиономии и повторял: «Кормилица моя».

И хотя Николай Яковченко играл в основном комедийные роли, он мечтал сыграть Отелло и даже читал своим друзьям монологи. В кино Яковченко все же сыграл драматическую роль в фильме «Дед левого крайнего». Это была, пожалуй, единственная серьезная роль классического комика. И кто знает, если бы не его уход из жизни, а умер он в 1974 году от перитонита, может быть, и раскрылся бы еще больше драматический талант актера. Он и умер достойно, как настоящий артист. Когда его вели на операцию, Николай Яковченко сказал: «Клоун идет на манеж» -- и пошел на смерть.

Николай Федорович Яковченко отличался уникальным чувством юмора -- это утверждают все, кому посчастливилось с ним общаться. Вероятно, поэтому и сама жизнь преподносила ему ситуации, дающие возможность так или иначе проявить столь щедро отпущенное ему природой остроумие. Яковченко доводилось играть не только комедийные роли, однако в любой образ он привносил свою неповторимую индивидуальность и колоритный юмор. В одном из спектаклей 50-х годов Николаю Федоровичу досталась роль… негра. Можно только представить себе типично украинское лицо, «приукрашенное» ваксой и мелкими негритянскими кудряшками. А о находчивости Николая Федоровича в жизни ходят настоящие легенды. Рассказы о его шутках всегда входили в подборки театральных баек под названием «Театральнi бувальщини» или «Франкiвцi смiються». Примеров таких множество…

Ходил за водкой в домашних тапочках и халате

Однажды Николай Яковченко вышел зимой в магазин за бутылкой (из песни слова не выкинешь) в… домашних тапочках и халате. А навстречу ему коллега по театру, одетый более традиционно для холодного времени года -- в шубе и шапке. Увидел он Яковченко и улыбается: «Миколо, як справи?» Яковченко не остановился, а только, стуча зубами от холода, бросил через плечо: «Влiтку, влiтку поговоримо».

В гримерной Театра им. И. Франко актер Юрий Шумский давал интервью радиожурналистам. Яковченко ходил тут же, в коридоре, ожидая после окончания интервью привычного приглашения Шумского: «Ну то шо, Коля, йдемо?» Через приоткрытые двери он слышал, как Шумский на вопрос корреспондента, есть ли у него своя творческая лаборатория, ответил, что его лаборатория -- это библиотека и кабинет.

Закончилось интервью. Юрий Васильевич и Николай Федорович пришли в дом к Шумскому, зашли в кабинет, и, по традиции, хозяин велел жене поставить на стол «графинчик». Яковченко за стол садиться не стал, а все ходил по кабинету и заглядывал на полочки с книгами, за шкафы. Шумский говорит: «Садитесь к столу, что вы там ищете, простак (так называлось театральное амплуа Яковченко)?» А «простак» только этого вопроса и ждал: «Я, -- говорит, -- у вашiй творчiй лабораторiї… пробiрки шукаю».

На съемках художественного фильма «Вечера на хуторе близ Диканьки», где Яковченко играл Пацюка, с актером происходили странные вещи. Зная его пристрастие к спиртным напиткам, во избежание срыва съемок пить что-либо горячительное, кроме чая, Николаю Федоровичу не разрешали и очень строго за этим следили. Однако, несмотря на все предосторожности, до обеда актер был трезвым, после обеда -- пьяным в стельку. Ну не мог же он, в самом деле, опьянеть от супа или котлет? Так продолжалось достаточно долгое время, до тех пор, пока кто-то не обратил внимание на наличие в ежедневном рационе Николая Федоровича сырых яиц, которые он пил, якобы, для голоса. Как оказалось, находчивый Яковченко с помощью шприца накачивал в яйца… водку.

Снимаясь как-то в кино, Яковченко задумал приклеить себе усы -- для пущей яркости и выразительности образа. Но режиссер, увидев это, возмутился и даже руками замахал: «Та ви що? Вам Господь дав таку чудову парсуну, а ви хочете її вусами замаскувати!»

На 70-летний юбилей Николая Федоровича актеры Театра им. И. Франко написали песню, которую и исполнили на мотив народной «Їхав козак за Дунай»:

На екранi завжди моднi

Персонажi благороднi.

А коли вже щось не той,

То говорять: «Не герой!»

Вiн не грав героїв дивних,

Вiн -- все бiльше в негативних,

Й хоч не грав Фан-Фан-Тюльпана

Але й вiн -- герой екрана!

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-3

Ветер: 1 м/с  Ю
Давление: 740 мм

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...