ПОИСК
Культура та мистецтво

Ведущий «эпицентра» вячеслав пиховшек: «к отцовству я пока не готов. Но к самому процессу -- всегда! »

0:00 5 листопада 1999

Сегодня Вячеслав Пиховшек собирается уже выйти на работу. Его трудовому рвению можно только позавидовать, потому что слово «жалость» совсем с ним не вяжется. Даже когда видишь Славу в больничной палате, лежащим под капельницей, жалующимся, что страшно затекает рука, почти пропал аппетит и хочется кофе. Для справки: до болезни Слава выпивал в сутки до одного литра кофе и выкуривал две пачки сигарет. Правда, в последнем он себе и в больничной палате не отказывает, хотя уже не в таких количествах -- одну сигарету в два часа. Каюсь, сама ему пепельницу подносила. А что делать? Попробуйте вы отказать Пиховшеку…

«Первый гипертонический криз у меня был в августе»

-- Давай сразу расставим все точки над «i»: тебя так подкосил «Эпицентр» с действующим Президентом Украины?

-- Версий по поводу того, что произошло, немало, но я не вижу смысла их как-то комментировать, дабы не делать рекламу людям, которые их озвучивали. Что же до программы с Леонидом Даниловичем, то мы ее записывали в субботу, а в эфир вышли в воскресенье. Ни одного кусочка из нее не было вырезано. По-моему, в том «Эпицентре» был представлен весь спектр украинской журналистики, и программа получилась адекватной Кучме, также как адекватной она была Морозу, Ткаченко, Витренко и остальным кандидатом в президенты. Так что причина, по которой я оказался в больнице, отнюдь не связана с «Эпицентром», она более простая. Сказалось напряжение последних месяцев.

-- Когда ты в первый раз почувствовал, что твое здоровье дает сбой?

-- Первый «звонок» был в августе. Тогда я уже готовил «Дебаты». Меня «дернуло», но приехал «Борис», диагностировал «гипертонический криз» и быстро поставил меня на ноги. Я полежал пару дней и снова взялся за работу. Еще одна ситуация была во Львове, во время тура «1+1» по городам Украины. В зале, где мы встречались со зрителями, было очень много людей. По правде говоря, я раньше не верил рассказам звезд, что зал выкачивает из тебя энергию. Теперь же на собственном опыте убедился, что это правда. Когда я в конце раздавал автографы, то физическим почувствовал, как у меня начала пропадать энергия. Мне захотелось побыстрее дотянуть свои «ватные» ноги до кулис. Мне было так плохо, меня просто трясло. Но ничего, на следующий день мы уже были в Тернополе.

-- И стоило так над собой издеваться?

-- Эта акция была очень важна для «1+1». Я убедился в сумасшедшей популярности Анны Безулик, Оли Герасимьюк, Сергея Полховского, других ведущих канала. Но мне было приятно, что лишь 25% вопросов касались политики. Это признак здорового общества. Мы даже шутили, что я уже смело могу отвечать на вопросы по поводу сериалов и спорта.

-- В минувшую пятницу все готовились ко второму выпуску «Эпицентр-дебатов», но его так и не было. Кто принял решение о невыходе программы?

-- Я. В тот день, часа в три, мне опять стало плохо. Слава Богу, я находился здесь, в клинике и, понятное дело, ехать в студию уже не было смысла.

-- Ты ожидал, что первый выпуск «Дебатов» окажется столь непредсказуемым и недружелюбным по отношению к тебе?

-- Я бы не сказал, что первый эфир был очень тяжелым. Просто в тот день, видимо, суммировалась вся негативная энергия. Меня немного вывел из себя Габер, применивший старый политический трюк, когда начинают атаковать не оппонентов, а ведущего. (Экс-кандидат в президенты Украины стал упрекать Вячеслава Пиховшека в том, что он якобы получает тысячи долларов и судьба народа его не волнует. -- Т. Б. ) В общем, напряжение накапливалось исподволь. Хотя, мне кажется, политические дуэли я выигрывал или сводил к нулю, как в случае с Натальей Витренко. Кстати, Габер мне потом звонил, извинялся.

-- Когда ты почувствовал, что уже не можешь вести программу?

-- Где-то во второй половине эфира я почувствовал, что мне становится все хуже и хуже. Было что-то с давлением, но я все-таки верил, что доведу программу до конца. К сожалению, мне даже не удалось попрощаться со зрителями. Приехала «скорая», ночь я провел дома, а утром оказался в клинике Института Стражеско.

-- Когда заболеваешь, начинаешь вдруг понимать, что на самом деле нет ничего важнее собственного здоровья…

-- Несмотря на проблемы со здоровьем, я хотел своей работой доказать, что в Украине прошли ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ выборы. Это сыграет решающую роль тогда, когда речь пойдет о кредитах для нашей страны. К сожалению, некоторые так и не смогли принять мою точку зрения, что нельзя примыкать к какому-то одному лагерю, нужно находиться посередине. Я знал, что это очень важно. Да, многое было на грани, но мне не стыдно за свою работу. Я мог бы сделать и больше, но…

-- Посмотри, до чего ты себя довел, куда же больше?

-- На самом деле я ведь не приносил каких-то жертв. Но речь-то шла о пяти годах будущего моей страны, в которой я хочу жить и из которой не собираюсь уезжать.

«Моя сестра меня переплюнула»

-- Да, но поехать отдохнуть можно?

-- О-о-о! До этого еще далековато. Сначала мне нужно дойти до конца с выборами. В пятницу, когда выйдет это интервью, я, надеюсь, уже буду на работе. До второго тура планирую выйти в эфир с «Дебатами», куда будут приглашены Леонид Кучма и Петр Симоненко. Потом проведу вторую «Ночь выборов». После чего планирую перейти на регулярный еженедельный «Эпицентр», каким он был с самого начала: тема недели, герой недели и журналисты. Что же до отдыха, то мои десятилетние наблюдения политического журналиста показали, что в стране с 20 декабря текущего года по 20 февраля следующего года политики нет. А есть Рождество, Новый год, каникулы… В это время я хочу поехать в Карловы Вары или куда-нибудь к теплому морю.

-- А в маленький чешский городок, где живет самое большое количество Пиховшеков на квадратный метр?

-- Только по-чешски эта фамилия звучит немного иначе. Городок Локет-на-Отжи расположен в 70 км от Карловых Вар. На кладбище в этом городке похоронены все Пиховшеки. Когда это видишь, начинаешь понимать, как быстро человек перегорает. Я ведь на четверть чех, мой дед был стопроцентным чехом. Тогда на Волыни было много чехов, которые потом переехали в Винницкую и Черкасскую области. В Черкассы уже переехал мой отец, там я и родился. Давно уже не был дома…

-- Недавно прочитала в одной из столичных газет материал, подписанный Антониной Пиховшек.

-- Это моя сестра.

-- Так это у вас семейное?

-- Журналистика? Да нет. Наши родители были учителями. Мама -- младших классов, отец -- учитель истории. Кстати, сестра поначалу закончила медучилище, но потом потянуло на журналистику. Теперь учится в Киеве, в Институте журналистики и пишет неплохие репортажи.

-- Еще бы, при таком брате!

-- Ничего подобного, я ей нисколько не помогал ни при поступлении, ни теперь. Сестра меня на десять лет младше. Но, например, в семейной жизни уже переплюнула. Она замужем, и у нее, в отличие от меня, есть дочь. Правда, я считаю, что у меня еще все впереди. И потом, я еще не готов…

-- К отцовству?

-- Ну, к самому-то процессу я готов всегда. Разве что под капельницей ничего не смогу. Просто при моей работе практически нет времени на личную жизнь.

-- А если любовь?

-- Не знаю… Я не очень увлекающийся человек.

-- И что, никогда в жизни с тобой ЭТОГО не случалось?

-- Хм-м-м… Наверное, нет, раз я не могу вспомнить. Ведь что такое работа политического журналиста? Сначала ты прикладываешь массу усилий, чтобы выкарабкаться на вершину «столба», а потом еще больше сил, чтобы с него не упасть. Например, в этом году впервые в жизни я почувствовал давление двух молодых конкурентов. Они моложе меня на десять лет и чем-то даже похожи на меня, когда я был в их возрасте. Это подстегивает, держит в тонусе. Ты понимаешь, что должен быть лучшим, а иначе…

-- Иначе -- конец карьере?

-- На самом деле я не считаю себя карьеристом. Хотя понимаю, что многие истолковывают мое поведение именно так. Возьми хотя бы то, что ради дела я жертвую здоровьем, личной жизнью. Но будем считать, что я просто ставлю своеобразный эксперимент -- сколько смогу протянуть в такой ситуации. При этом я не настаиваю, что мой образ жизни правильный. Даже более того, я его не рекомендую. Хотя и могу поделиться секретом успеха.

-- Не боишься, что кто-то им воспользуется?

-- На здоровье. Однако не всем он покажется «сладким». Нужно полностью отказаться от личной жизни и заниматься журналистикой 24 часа в сутки. Читать абсолютно все и находить не ежеминутные, а длительные источники финансирования твоего дела. Всегда быть неудовлетворенным своим уровнем знаний и знать о политике гораздо больше самих политиков. Набраться терпения и понять, что опыт придет лишь после работы с тремя парламентами. Именно там находится эпицентр политической жизни.

-- А если нет сил выдерживать такой график, если тяжело на душе?

-- Когда мне тяжело, я злюсь. И пытаюсь разложить проблему по полочкам, устранить первопричину и противодействовать ей. Это называется быстрым реагированием. А вообще в политической журналистике эмоции противопоказаны. Не забывай -- я сам себе выбрал такую жизнь.

11959

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів