ПОИСК
Культура та мистецтво

В Украину с гастролями приехал ансамбль Игоря Моисеева, которого ждали 36 лет

13:53 26 листопада 2010
Ансамблю народных танцев Игоря Моисеева рукоплещет весь мир. После многолетнего перерыва легендарный коллектив приехал с гастролями и в Украину. На киевских концертах публика стоя аплодировала артистам, подолгу не отпуская со сцены.

Их шоу завораживает и поражает масштабностью. Создатель балета легендарный танцор и хореограф Игорь Моисеев еще при жизни попал в историю. В настоящее время ансамбль состоит из 85-ти артистов балета, 30-ти музыкантов, специалистов технических служб. Вот уже 16 лет директором коллектива является очаровательная женщина народная артистка России Елена Щербакова.

«Игорю Александровичу 18 раз предлагали стать членом КПСС»

- Елена Александровна, помните вашу первую встречу с Моисеевым?

 — Я училась в училище Большого театра, а Игорь Александрович пришел к нам в класс накануне экзамена. Подозвал меня, еще одну девочку и мальчика и спросил, хотим ли мы работать в его ансамбле. О таком предложении можно только мечтать. В 1969-м, когда мне было 16 с половиной лет, я пришла в ансамбль. Через несколько лет стала солисткой, а через 23 года вышла на творческую пенсию. Игорь Александрович пригласил меня преподавать в школе при балете Моисеева, а в 1994-м сделал еще более неожиданное предложение: стать директором.

Впервые ансамбль Моисеева я увидела в 1967 году. Мама — балерина Большого театра — привела меня на концерт. Увиденное совершенно потрясло! Тогда показывали программу «Назад к обезьяне: рок-н-ролл». Игорь Александрович очень умный человек. Поскольку рок-н-ролл не разрешали танцевать в то время, Моисеев показал пародию на него. Игорь Александрович сделал народный танец профессиональным видом искусства. После первых же гастролей за рубеж ансамбль стал налаживать культурные связи на всех континентах.  

РЕКЛАМА

- Вы с трепетом вспоминаете о своем учителе. Скажите, а как называли его за глаза подопечные?

 — «Хозяин» — больше никак. «Идет хозяин!» — и все сразу становились по стойке смирно. Мы его боялись до смерти! Очень уважали, скорее обожали. Он был строгий на репетициях, но я никогда не слышала, чтобы Моисеев ругался или нецензурное слово использовал. Это был интеллигентнейший человек — гены дают о себе знать. Он каждый концерт смотрел, стоя в центральном проходе. В последнее время ему ставили кресло. Очень не любил, когда приходилось повторять замечание.

РЕКЛАМА

- Моисеев ведь родом с Украины?

 — Он родился в 1906 году в Киеве — тогда это была Российская империя. Отец Моисеева был выходцем из мелкопоместных дворян, служил адвокатом. Мать — модистка, из французско-румынской семьи. Несколько лет Игорь жил во Франции, родители отдали его в пансион в Париже. По возвращении в Россию жил у своих тетушек в Полтаве. Они были учительницами, преподавали по станицам, деревням, хуторам. С ними мальчик объездил всю Украину, где и приобщился к народному творчеству: видел ярмарки в Сорочинцах, Диканьке. С 14 лет Моисеев брал в Москве частные уроки классического танца, затем три года учился в Хореографическом техникуме.

РЕКЛАМА

На фото: Ансамбль Игоря Моисеева славится украинскими танцами, ведь великий хореограф родился в Киеве

- Как же выходцу из дворян партийные деятели доверили государственный ансамбль?

 — Игорь Александрович был беспартийным, хотя ему 18 раз предлагали стать членом КПСС. В 24 года он уже был балетмейстером Большого театра — беспрецедентный случай. Поставил балеты «Саламбо», «Футболист», «Три толстяка». А Сталин, как известно, очень любил Большой и бывал там каждую неделю. В 1936 году в Москве проходил фестиваль народного творчества, на котором Игорь Александрович отвечал за хореографию. Перед этим он проехал по всем республикам СССР и отобрал местных самородков. Профессиональных исполнителей народных танцев тогда ведь не было, и Моисеев написал письмо Молотову, чтобы ему разрешили и помогли создать первый профессиональный ансамбль народного танца. Естественно, без Сталина эти вопросы не решались.

Кстати, в то время у Моисеева были проблемы с Большим театром, там поменялось руководство. Пришли люди из Ленинграда — очень консервативные, а он всегда был авангардистом. Его на целый год вообще убрали из Большого. Поэтому, когда власти пошли навстречу Моисееву, думаю, это просто совпало с политикой партии. Он ничего никогда не делал по госзаказу, тем не менее балет Игоря Моисеева стал любимым ансамблем Сталина.

- Он водил дружбу с сильными мира сего?

 — Никогда, всегда оставался в стороне от политики. Правда, об одной встрече со Сталиным часто вспоминал. На одном из банкетов  в Кремле вдруг кто-то положил Моисееву руку на плечо. Он повернулся и увидел Сталина. «Ну что, товарищ Моисеев, — сказал вождь всех времен и народов.  — У вас есть проблемы?» Наверное, на свете не было человека, который бы при этом не вздрогнул, но Игорь Александрович говорил, что в первый момент растерялся, а потом чувствовал себя совершенно нормально. Более того, Моисеев набрался смелости и пожаловался: «Да, большие проблемы — у нас нет помещения». Ансамбль ютился по каким-то студиям, отовсюду их выгоняли, потому что это были старинные особняки, с красивым паркетом, а танцовщики, отбивая дробушки, портили пол.

Уже на следующий день Игоря Александровича вызвали, показали карту Москвы и сказали: «Выбирайте место». В центре города стояло недостроенное здание (ныне Концертный зал имени Чайковского), где должен был быть Театр Мейерхольда. Когда режиссера не стало, стройку законсервировали. В это же время сдавали станцию метро «Маяковская», и Моисеев предложил: «Давайте достроим этот театр. А сделать это смогут строители метрополитена». В новое помещение в 1940 году въехали четыре уникальных коллектива: ансамбль Моисеева, хор имени Пятницкого, оркестр народных инструментов имени Осипова и хор имени Свешникова. Филармония оказалась там уже во время войны, когда все коллективы отправились на гастроли — выступать в тылу и на военных заводах.

- Коллектив не развалился и в самые тяжелые для страны годы?

 — В 1941 году ансамбль уехал на Урал, затем — в Монголию. Вернулся лишь в 1943-м. Моисеев вывез коллектив и спас его. Если бы балет разбился на группы и поехал обслуживать военные бригады, ансамбля не было бы. Он очень гордился, что не пострадал ни один артист. Уехали в трех товарных вагонах, взяв лишь костюмы, без копейки денег. Кстати, артисты собрали деньги для того, чтобы построить танк, который назвали «ГАНТ» — Государственный ансамбль народного танца. Он дошел до Берлина. Модель этого танка стоит у Игоря Александровича в кабинете. Там все осталось так, как было при жизни руководителя. Множество картин, кукол из разных стран.

- Артисты балета Игоря Моисеева выступают в совершенно потрясающих костюмах разных народов мира.

 — Прежде чем ставить какой-либо танец, Игорь Александрович ехал в ту или иную страну, изучал ее культуру, историю. Сейчас один репетиционный зал у нас наполовину перегорожен, потому что там стоят кофры с костюмами. За все время было поставлено около 300 танцев и столько программ, что собралось несколько тысяч костюмов. Стоимость каждого из них сотни долларов. Игорь Александрович был минималистом. Сейчас народные костюмы становятся гламурными. Это чудовищно, когда кокошники украшают камнями, стразами, перьями. Моисеев сам принимал участие в создании костюмов. Вкус у него был великолепный. Он всегда элегантно одевался, но это не было броско.

«Утром Моисеев выпивал стакан воды с медом и полтора часа делал гимнастику»

- Последние годы Моисеев появлялся в беретах.

 — Сначала стеснялся немножко: «Могу я так ходить?» На что мы отвечали: «Вы можете все, Игорь Александрович!» Береты стал надевать, отпраздновав 90-летие. А еще у Игоря Александровича были мягкие, чаще замшевые, ботинки на мягкой подошве. В них было удобно репетировать, он ведь все сам показывал артистам.

- В чем секрет долголетия Моисеева?

 — Он прожил 101 год. Это действительно уникальный случай. В чем секрет, не скажу. Но он никогда в жизни не курил и ненавидел, когда курит женщина. Никто никогда при нем не смел курить! Игорь Александрович рассказывал, что ему один лишь раз в жизни пришлось во время войны выпить стакан водки за компанию с каким-то полковником, чтобы тот ему не то дрова, не то провизию выдал. «Когда я увидел, как полковник выпил залпом стакан водки, сделал то же самое. Не мог дышать, казалось, водка застряла у меня в горле», — вспоминал Игорь Александрович.

А еще Моисеев не ел мяса — лет 40. Питание было очень простое: яичница, шпинат, баклажаны тушеные. После шести вечера мог только чай выпить с маленькой булочкой. Он очень дисциплинированный. Всегда вставал рано, выпивал стакан воды с ложкой меда и полтора часа делал гимнастику — с элементами йоги. Последние два года был прикован к постели, практически провел все это время в больнице, но все равно делал какие-то упражнения. Всегда поднимался пешком на четвертый этаж, на лифте только спускался. К своему 90-летию вместе с Владимиром Васильевым придумал танцевальный номер. У нас есть вьетнамский танец с бамбуком — с палочками, так они через них прыгали. Очень здорово! В жизни был простой, совсем не такой, как на репетиции.

- Расскажите, каким он был в жизни.

 — Лучший друг Моисеева — его жена Ирина Алексеевна, наша солистка в прошлом. А женился Игорь Александрович на ней, когда ему было почти 70 лет. Ирине Алексеевне в этом году исполнилось 85, у них разница в возрасте 20 лет. Ирина Алексеевна пришла в ансамбль в 1941-м, как раз перед войной. Потом она вышла замуж за сына маршала Конева, причем Моисеев сам способствовал этой свадьбе. Конев был против, узнав, что его сын хочет жениться на балерине, поэтому наводил справки о девушке у Игоря Александровича. Ирина Алексеевна — мудрая, красивая женщина. Было так трогательно на них смотреть. Он называл ее «моя Ириша». Она и сейчас работает в ансамбле, педагог-репетитор. Через нее сохраняется невидимая связь с Моисеевым.

- Его дело продолжили дети и внуки?

 — Дочь от второго брака работает у нас в ансамбле педагогом-репетитором. Единственный внук Моисеева Владимир был солистом Большого театра, а буквально год назад стал художественным руководителем ансамбля «Танцы Сибири». Правнук не пошел по стопам предков. Он уехал с мамой в Канаду, где учится в университете.

- Игорь Александрович что-то коллекционировал?

 — В середине 1960-х увлекся филателией. Потом его любимым занятием стали шахматы, помимо литературы, конечно: у Моисеева дома была потрясающая библиотека. Артисты очень любили, когда во время концертов у него находился партнер для игры, и он в этот момент не смотрел на сцену. Всю жизнь занимался своим самообразованием.

- Компьютером овладел?

 — Нет, он не мог понять, что это такое. В 1986 году мы впервые после «холодной войны» приехали в Америку, где дети играли в компьютерные игры. Моисеев на все это смотрел с большим интересом, хотя к технике относился спокойно. У него и мобильного телефона не было. Игорь Александрович вообще не любил говорить по телефону. Повторял, что краткость — сестра таланта.

- А авто водил?

 — Сперва у него был «Вольво», потом ему подарили «Мерседес», но в последнее время Игорь Александрович не ездил за рулем. Зато, сидя рядом, любил давать советы. У меня руки тряслись, когда он говорил: «Так, сейчас направо».  — «Туда нельзя, там знак запрещающий», — упиралась я. Или приказывал: «Давай быстрее». Я говорю: «Не успеем, желтый свет уже». Но он настаивал: «Успеешь проехать! Давай». Конечно, его очень не хватает. Нам всем казалось, что он будет жить вечно…

2478

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів