ПОИСК
Культура та мистецтво

Сестра Анны Самохиной Маргарита: «Даже в хосписе мы с Аней не говорили на тему болезни и смерти»

14:34 7 лютого 2011
Ровно год назад ушла из жизни популярная российская актриса

За год до смерти Анна Самохина увидела сон — она взирает на землю с небес и диву дается, как вокруг все прекрасно. «Я хочу здесь остаться… » — проснувшись, Анна четко помнила, что произнесла именно эти слова. А потом она приснилась себе в шляпке с черной вуалью. Не на шутку обеспокоившись, позвонила старшей сестре Маргарите в поисках ответа. Но страшных толкований так и не услышала…

Одна из самых красивых российских актрис Анна Самохина ушла из жизни в 47 лет. Ее актерская карьера только-только снова пошла на взлет. После блистательной роли Мерседес в «Узнике замка Иф», ролей в «Ворах в законе», «Царской охоте» и «Китайском сервизе» был долгий период простоя. Самохина открыла два ресторана в Питере, строила загородный дом и мечтала о новых ролях. Она «сгорела» за месяц. Страшный диагноз — рак желудка четвертой степени — был поставлен врачами в Питере. Анна боролась до последнего, использовав все возможные методы. «Наверное, все, что происходит со мной, — это судьба… » — признавалась Самохина сестре Рите незадолго до смерти…

«Аня была очень сильной женщиной. Даже не представляю, как ее болезнь «взяла»

 — В последний год жизни Анюте часто снились какие-то странные, тяжелые сны, — рассказывает сестра актрисы Маргарита Подгорная (на фото справа).  — Бывало, позвонит мне, расскажет, что видела, и… молчит. Мы-то с ней в снах немного разбирались, понимали, что ничего хорошего это не предвещает. Так и случилось… Помню, когда Аня последний раз была у меня дома в Гжели, она практически все время молчала. И хотела спать. Говорила: «Ты, Рита, меня не тревожь, я пойду отдыхать… » Или вдруг на нее накатывал какой-то порыв любви. Она подходила ко мне, обнимала, говорила, что роднее меня у нее нет никого. А я почему-то начинала плакать… Знаете, до сих пор корю себя за то, что не спросила тогда, что же так сильно мучило Аню. Кстати, она однажды вспомнила: «Рита, наши бабушка и прабабушка по отцовской линии ведь долгожительницы. Как думаешь, и мы пойдем в их род?»

- Это было задолго до смерти?

РЕКЛАМА

 — Буквально за месяц. Я совершенно ничего не подозревала! Аня жаловалась, что у нее болит бок, но все равно к врачам не обращалась. Когда я провожала ее домой, то велела сразу сходить к врачу. Мы как раз накануне решили съездить с ней на Гоа. Это был Анин подарок мне к 52-летию. Говорит: «Рита, я уже весь мир посмотрела, а ты сидишь в своей деревне и ничего не видишь!» Первый раз в жизни собрались куда-то поехать вместе…

- Анна сразу перезвонила вам, узнав страшный диагноз?

РЕКЛАМА

 — В тот день, когда она пошла отдавать деньги за путевки, у нее случился сильный приступ. Рядом находилась медицинская военная академия, и ей сразу сделали обследование. Помню, после него Анюта позвонила и сказала: «Рита, ты только не переживай, у меня нашли небольшую опухоль в печени. Но ты знаешь, сейчас медицина на грани фантастики. Деньги есть, мне там вырежут что надо, и мы еще отдохнем… » Врачи неделю скрывали от нее правду. Только дочь ее, Александра, знала сразу обо всем. И спустя, наверное, дней десять позвонила мне и просто выпалила диагноз в трубку. Я так и села возле телефона, не в силах ничего произнести. Мой сын как раз был дома. Увидев, что я просто схожу с ума, он купил мне билет в Питер, посадил на поезд и сказал: «Вы должны быть вместе… »

- Анна уже лежала в больнице?

РЕКЛАМА

 — Да, но, когда я приехала, все еще было не так страшно. Болезнь стала сжирать ее прямо на моих глазах. Она теряла силы с каждым днем. Боли страшные. Особенно сильно болели ноги. Мне сказали, что если реакция пошла на ноги, то помочь уже нельзя. Сестра держалась только на наркотиках. Врачи посоветовали поместить ее в хоспис, где могли на законных основаниях делать ей такие обезболивающие уколы. Когда мы привезли Аню в хоспис, то ее было уже не узнать. Доктора пришли в шок от ее состояния…

- Сестра находилась в сознании?

 — До последней минуты. Знаете, мы даже не говорили на тему болезни и смерти. Мы с ней все время… разгадывали кроссворды. Анюта просила: «Рит, давай не будем о болячках. Лучше доставай газету, чего там пишут?» Она была очень сильной женщиной. Даже не представляю, как ее болезнь «взяла». Анюта всю жизнь возила за собой просто ворохи таблеток. Чуть что у нее кольнет, она сразу же — пилюлю в рот. Заглушала постоянно боль. А на врачей, как водится, времени не оставалось. Ведь вся жизнь у нее прошла на колесах, в поездках. В последние дни она мне как-то призналась: «Рит, я думала, со мной что угодно может произойти, только не это… »

«Каждому из ее мужей хотелось, чтобы она сидела дома, готовила борщи и чтобы ее никто не видел»

- Говорят, последний год жизни у Самохиной был очень тяжелым — она взяла большой кредит в банке и не могла отдать, личная жизнь не складывалась…

 — Да, кредит этот висел над ней. Помню, как-то говорю: «Анюта, у меня тут долг в 100 тысяч рублей, я в шоке!» Она лишь посмеялась: «Рита, ты даже не представляешь, какой У МЕНЯ долг, и то я не волнуюсь». Аня наняла хорошего адвоката и знала, что деньги, вложенные в строительство, ей все равно вернут. А вот личная жизнь у нее действительно не складывалась. Она была очень одиноким человеком.

- Хотя удивительно — такая красивая, умная, талантливая…

 — Не всякий мужчина мог это выдержать. Каждому из ее мужей хотелось, чтобы она сидела дома и готовила борщи, чтобы ее никто не видел, а принадлежала она ему одному… Но с Аней это было просто невозможно. Она терпеть не могла, чтобы кто-то над ней довлел.

- Слишком любила свободу?

 — Ей нравился такой образ жизни. Единственное, о чем она всегда жалела, что так и не построила свой дом. Я ей говорила: «Анютка, не переживай, мой дом в Гжели — и твой тоже. Приезжай, отдыхай, твоя комната всегда ждет… » В последний ее приезд ко мне мы даже обсудили, как вместе будем встречать старость, читать книги, писать мемуары. Говорю сестре: «Ты будешь отвечать за литературную часть, а я — за художественную… » Я ведь художник.

- Вы были близки с детства?

 — Мы просто боготворили друг друга. Анюта младше меня на четыре с лишним года. И, признаюсь, была единственной моей радостью после сына. Когда я оканчивала школу, то мечтала стать археологом или художником-монументалистом. Потом осталась в Гжели, стала ведущим художником на фабрике. А Аня с детства хотела стать актрисой. В семь лет мама отдала ее в музыкальную школу, и после этого ни о чем, кроме творчества, Аня и слышать не могла. Как-то вечером мы втроем с мамой сели в гостиной и стали думать, куда Ане поступать после школы. В консерваторию она не хотела, мол, там никакой перспективы. Я, говорит, в актрисы пойду. И так она это твердо заявила, что мы с мамой и не нашли что возразить. В театральное училище в Ярославле сестра поступила с первого раза. Потом так получилось, что у меня была первая персональная выставка, а у Анюты первый фильм — картина Юнгвальда-Хилькевича «Узник замка Иф», где она играла Мерседес. Увы, наша мама не дожила до этих событий всего два месяца…

- Помните время, когда Анна чувствовала себя по-настоящему счастливой?

 — У Ани было три официальных мужа, но больше всего, мне кажется, она была счастлива со вторым мужем Дмитрием. Даже несмотря на то что у них часто вспыхивали скандалы и разногласия. С Димой она прожила восемь лет и признавалась, что это единственный мужчина, с которым ей действительно интересно. Именно благодаря Диме Аня увлеклась строительством, открыла два ресторана в Питере. Это было время застоя в кино, сестра практически не снималась и подумывала вообще «завязать» с творчеством. Знаете, единственный раз, когда Анечка уже в больнице заплакала, — это тогда, когда она вдруг призналась: «Если выкарабкаюсь, то больше не буду актрисой… »

- Обиделась на актерскую профессию?

 — Думаю, да. Хотя я и не приставала к ней с расспросами. Однажды, правда, спросила что-то о ее новой роли в кино. Аня лишь отмахнулась: «Рита, я же у тебя не спрашиваю, как там на работе, и ты ко мне не лезь».

- Чем вы баловали сестру, когда она приезжала к вам в гости?

 — Что касается кухни, то Аня и сама прекрасно готовила. Еще и кормила всю мою семью. Она была очень домашним человеком. Фирменным блюдом у нее служили котлетки. Аня шутила, что знает один секрет их приготовления и никому его не откроет. Бывало, приезжает ко мне. Я предупреждаю: «У меня в холодильнике пусто». Прихожу с работы — стол ломится от блюд. «А ты говорила, что нечего есть!» — смеется Аня, совершенно счастливая от того, что смогла нас удивить.

- Вы похожи внешне с сестрой?

 — Анюта у нас более миловидная, у нее все черты какие-то изящные. А я покрупнее. Мы с ней обе на маму похожи. Хотя и отец у нас красавец! Мы страшно любили ходить с ним на прогулки. Папа был почти два метра ростом, а мы, две девчушки, с двух сторон держали его за руки. Все девушки на нас оглядывались. А мы гордо заявляли: «Это наш папа». Он был чистокровный хохол, с Украины. А мама из Краснодарского края. Отец умер очень рано, в 34 года. Мне было 13, а Анюте 8 лет. Мама говорила: «Это его красота сгубила… »

- Мама больше не вступала в брак?

 — Когда Ане было лет десять, мама хотела снова выйти замуж. Но сестричка категорически заявила: «Нам никого не надо»… Уже когда мы выросли и у самих были дети, Аня призналась: «Господи, какую же большую глупость я тогда совершила. Может, мама бы дольше прожила… »

«Племяннице Сашке довольно трудно выносить постоянные сравнения с матерью»

- Анна с дочерью Александрой похожи, словно две капли воды.

 — Это точно. Саша у нее родилась в первом браке от актера Александра Самохина. Его фамилию Аня и носила всю жизнь. В последние годы Аня и Саша сильно сблизились. Хотя по молодости племянница часто устраивала истерики, что ее воспитывает бабушка, а мама все время в разъездах. Папа ею не сильно занимался, актерская карьера у него не сложилась, и сейчас он продает средства одной косметической компании. А вот Аня всю жизнь зарабатывала деньги. Но собственного жилья так и не имела. Долго жила с дочерью в Питере, а потом съехала и стала снимать квартиру. Надо признать, что дочери Сашке тоже досталось от жизни. Она, как и мама, стала актрисой, но ей довольно трудно выносить постоянные сравнения с матерью. Кстати, недавно Саша вышла замуж. 29 января мы отгуляли ее свадьбу в Питере. Избранник Александры — бывший военный, сейчас работает официантом в ресторане. Спокойный, уравновешенный мальчик, как раз такой и нужен Саше. Господи, пусть будут счастливы. Думаю, Анечка радовалась за них, глядя с небес…

- За четыре дня до смерти Самохиной присудили звание заслуженной артистки России.

 — Она уже так себя чувствовала, что, честно говоря, ей было все равно… Только, помню, сказала: «Боже, но я сейчас даже платье красивое не могу надеть!» Представляете? У нас речи о смерти вообще не шло! Она не допускала даже такой мысли, боролась до последнего… Единственное, чего не могу себе простить, что в ночь, когда она умерла, меня не было рядом. Должна была дежурить Саша, но тоже не смогла. Правда, врачи мне потом признались, что, может, это и к лучшему. Смерть ее была ужасной…

- Анна снится вам?

 — Все время. Меня не покидает чувство, что сестра находится рядом. У нас с ней так было всегда — когда мне плохо и я не знаю, кому поплакаться, включаю телевизор и смотрю ее фильмы. Тогда начинаю реветь, жаловаться и разговаривать с телевизором. А на днях мне Аня приснилась. Как будто она у меня в доме стоит на кухне и моет посуду. Причем до такой степени реально, что я даже просыпаться не хотела. Аня выглядела веселой, красивой и молодой. Она, кстати, последнее время часто говорила: «Хочу, чтобы меня помнили лишь такой… »

23674

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів