БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Чтобы помнили

Вдова Анатолия Литвинова Анастасия: «Первого сентября Толик собирался проводить внука в первый класс и подарить ему ноутбук»

7:30 8 августа 2012   1736
Анатолий Литвинов
Владимир ГРОМОВ, «ФАКТЫ»

Минуло девять дней, как ушел из жизни известный сатирик, артист разговорного жанра и прекрасный исполнитель юморесок

Народный артист Украины Анатолий Литвинов посвятил сцене почти полвека. Его называли лучшим украинским исполнителем юморесок. Литвинов собирал полные концертные залы, месяцами пропадая на гастролях. Но в последнее время артиста подзабыли. Он часто болел, все реже выходил из своей квартиры, что на Соломенке в Киеве. Надежной опорой Анатолия Васильевича оставалась семья. С супругой Анастасией Литвинов прожил 32 года, вырастил дочь Марию, воспитывал внука Даню. Родные до сих пор не могут прийти в себя после смерти артиста. Вдова Анатолия Васильевича не сразу согласилась на интервью. Переживает, винит себя, что в последнюю минуту жизни супруга не смогла быть рядом. До 75-летнего юбилея Анатолий Литвинов не дожил всего три месяца.

*Надежной опорой Анатолия Васильевича всегда была семья. С супругой Анастасией Литвинов прожил 32 года душа в душу

— Мы сошлись с Толиком, хотя оба Скорпионы по знаку Зодиака,- рассказывает Анастасия. — Муж родился 3 ноября, я — 7-го, только с разницей в 20 лет. Толик 1937 года рождения, а я 1957-го. Мы даже дни рождения праздновали одновременно. Надеялись, что и в этом году отгуляем наши юбилеи вместе. Думали, кафе возле дома снимем, соберем родных и друзей. Кстати, Толик был всего на четыре года моложе моей мамы Прасковьи Даниловны, которую просто обожал.

— Родители не были против ваших отношений?

— Нет, видели бы вы Толю, когда мы женились. Худенький (46 килограммов всего), симпатичный, энергичный, смешной, веселый. Он в 42 года выглядел, как мальчик. Между нами разница в возрасте вообще не была заметна. Я выходила замуж, когда у меня было всего 8 классов образования. Переехав в Киев, пошла в вечернюю школу, получила аттестат зрелости. Потом заочно окончила финансовый техникум.

— Анастасия, когда вы познакомились, знали, что Литвинов популярный артист?

— Понятия не имела. Вообще не представляла, чем занимается. Он мне просто понравился как человек. Я ведь сама с Кавказа, работала в бухгалтерии в известной на весь Союз здравнице «Известия». Толя прилетел туда на отдых со своей дочкой Мариной. Я как раз из отпуска вышла. Смотрю, стоит красивая пара — я их сперва за супругов приняла, а оказалось, это папа и дочь. Марина такая интересная была, она тогда на третий курс эстрадно-циркового училища перешла. Да и Толик парень хоть куда.

— Влюбились с первого взгляда?

— Да. Потом они у меня в кассе бухгалтерии покупали талоны на питание. После мы пересекались во время обеда, в парке. Литвинов юморил, балагурил. Видно было, что пытался искать встреч со мной. Потом я пригласила его к себе домой в гости. Когда после отпуска Толик улетел, я через две недели приехала в Киев к нему. А в сентябре позвала его к себе на юг. Он остановился у меня дома. Курортный сезон уже закончился, пляжи опустели, море тихое, Толик ходил по берегу и репетировал свои тексты. Он очень понравился моим родителям. Пять дней погостил у нас, и я проводила его на гастроли по Уралу. Мы созванивались, по пять писем друг другу успели написать. А затем он сказал: «Увольняйся, собирайся и приезжай в Киев».

— Красиво ухаживал, предложение делал?

— Все было: свидания под луной, цветы. Ну и предложение руки и сердца, конечно. По-другому я никогда не согласилась бы — воспитывалась в строгости. Для меня никого, кроме Толика, не существовало.

— Серьезный поступок — все бросить и поехать за любимым.

— Я не сомневалась в своем решении, хотя многие отговаривали. Но, видимо, от судьбы не уйдешь. Со свадьбой мы долго не тянули. Поженились в 1980 году, 23 октября. Гуляли в Киеве. Была полная квартира друзей, моя мама прилетела.

— Кто был главным в вашей семье?

— До болезни, конечно, Толя. Он всем руководил — семья была полностью на нем. Я за ним как за каменной стеной. Никаких проблем не имела. Правда, сам сделать что-то по хозяйству он не мог. Мы вызывали сантехника, электрика. Зато муж решал по телефону любой вопрос. Говорить умел с чиновниками всех рангов.

— А поесть любил? Чем баловали супруга?

— Покушать любил, но в последнее время у него очень изменились вкусы. В основном ел каши, творог со сметаной, борщ, супы. Любил селедочку. Часто покупала ему семгу соленую, которую он любил закусить лимончиком.

— Рюмочку мог опрокинуть?

— Ему даже врачи разрешили перед ужином рюмочку выпивать. А вот курить никак не мог бросить. Эта привычка у него еще с армейских лет. Все переживал: «Боже, вот лягу в больницу, что я буду делать, там же курить нельзя?» И я, собирая его, купила сигарет и водки. Знала, что на десять дней ему как раз хватит.

— Как Анатолий Васильевич относился к нынешним юмористам: Евгению Петросяну, Геннадию Хазанову, Владимиру Винокуру?

— Всех очень уважал. По телевизору Толя в основном смотрел новости, 5-й канал, фильмы — только военные, чемпионат Европы по футболу. Он был заядлым болельщиком, близко дружил с Лобановским.

— От первого брака у мужа две дочери?

— Старшая дочь Ирина живет в Киеве. Ее сын Андрей — студент. А младшая Марина вышла замуж за американца, воспитывает сына и дочь. Слава Богу, успела прилететь на похороны. Толик после смерти первой жены сам поднимал дочерей. Они благодарны отцу, что выучил их и в люди вывел. Ему на небесах хорошо должно быть за его самоотверженную жизнь, любовь, трудолюбие. А как он любил нашу дочь Машеньку и внука Данечку!

— Баловал внука?

— В меру, без излишеств. У нас даже компьютера нет дома. Толик отложил деньги, чтобы к сентябрю сделать Данечке подарок от дедушки — компьютер. Толик собирался 1 сентября проводить внука в первый класс.

— У Анатолия Васильевича были плохие предчувствия?

— Он старался не вести такие разговоры, боялся ранить меня. Да и я пресекала эту тему, не разрешала даже думать о смерти. Толя был верующий, знал много молитв. Особенно в последние годы, когда сильно стал болеть, молился дома. И свечки у нас всегда были, и в церковь я его по праздникам возила. Для этого выучилась водить автомобиль.

— А муж водил машину?

— До болезни садился за руль.

— Анатолий Васильевич давно болел?

— С 2006 года. В последнее время даже по квартире передвигался с трудом. Я видела, что ему тяжело. В мае он проходил лечение в стационаре. Когда в этот раз сам решил лечь в «Феофанию», мы очень удивились. Не любил он больницы, говорил: кто туда ложится, того ногами вперед выносят. Так оно и случилось!

— Вы о смерти мужа узнали в Крыму?

— Да. Мы заранее планировали эту поездку. Взяли билеты до Евпатории — выкупили целое купе. Всегда так делаем, куда бы ни ехали. Всей семьей решили вывезти шестилетнего внука покупаться в море. В Киеве, видите, какая жара, во дворе пекло. Но врач категорически запретила Толику выезжать. На что он сказал: «Сдавай мой билет, езжайте сами...» У нас уже договоренность была с пансионатом, места забронированы. "Я подлечусь, вы меня заберете«,- решил Толя.

— Накануне смерти мужа созванивались?

— Конечно. Последний звонок был после обеда. Голос у Толика звучал ровно, спокойно. Рассказывал: «У меня давление 150 на 80, уже сделали две капельнички». В основном спрашивал, как мы, довольны или нет отдыхом.

— А о трагедии от кого узнали?

— Это вообще кошмар. Нет чтобы меня позвать (я как раз на улице с внуком сидела), так сотрудники пансионата пошли в номер стучаться, где была Маша. Узнав страшную новость, дочь потеряла сознание. Я смотрю, ее на руках несут, ничего не могу понять, подумала, может, ногу подвернула. Очнувшись, Маша говорит: «Папа умер»... Мы с дочерью до сих пор не можем прийти в себя.

— У вас тревоги перед этим не было?

— Камень лег на душу, когда в мае начала возить его в больницу. Вижу, что уже не помогает лечение. В предыдущие годы пройдет курс — и бодрый такой, двигается легко. А тут никакого результата. Я теперь начинаю понимать, что Толя предчувствовал свой уход. Мы до последнего надеялись, что все обойдется. Что при квалифицированной медицинской помощи и хорошем уходе все будет нормально. И зачем он только лег в больницу?

— Муж не любил лечиться?

— Врачей и больниц боялся. Во время госпитализации попросил, чтобы его положили в кардиологию, но его отправили в терапевтическое отделение. Мы уезжали в воскресенье, а он лег в пятницу. Во вторник, 24 июля, похоронили Богдана Ступку, с которым муж дружил с молодости. Он эти похороны смотрел, расстроился страшно, а в четверг, 26-го, его и самого не стало.

— Какой диагноз поставили врачи?

— Обширный инфаркт. У Толи были проблемы с сосудами и сердцем.

— На каком кладбище похоронили Анатолия Васильевича?

— На Зверинецком. Он хотел быть похороненным именно там.

— Снится вам муж?

— Я видела вещий сон в ночь, когда он умер. Видимо, так он простился со мной. Толик скончался в 4.20, а в половине шестого утра я увидела его во сне — будто он на больничной койке с закрытыми глазами. Когда я с лечащим врачом разговаривала, он рассказал, что Толя звал нас перед смертью: «Настя! Маша! Данечка!»...

Фото из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-1

Ветер: 2 м/с  В
Давление: 757 мм

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!