Происшествия Особый случай

Украинские правозащитники встали на защиту нигерийца, обвиняемого в покушении на убийство четырех человек

6:30 27 сентября 2012 2554
Украинские правозащитники встали на защиту нигерийца, обвиняемого в покушении на убийство четырех человек

В Луганске начался суд над 26-летним студентом из Нигерии Олаолу Сунками Феми. Адвокаты иностранца уверяют, что он оборонялся от напавших на него расистов

В ноябре прошлого года нигерийца Олаолу Сунками Феми обвинили в покушении на убийство. В милицейских сводках этот случай звучал примерно так: «Около двенадцати часов ночи Олаолу Феми совершил вооруженное нападение на четверых молодых людей, в результате чего потерпевшие получили ранения осколками бутылки и ушибы. Действия подозреваемого были умышленными и заранее спланированными». Нигерийца арестовали, и с тех пор он находится под стражей.

Подробности этой истории журналисты узнали только сейчас благодаря правозащитникам, которые встали на защиту Олаолу. Активисты общественных организаций проводят митинги, требуя отпустить нигерийца на свободу, акции протеста проходят даже в Киеве. Правозащитники уверяют: иностранный студент защищался от напавших на него расистов.

«Теперь все называют нас отморозками. Скоро дойдет до того, что я буду бояться выйти на улицу»

Звонок в дежурную часть Ленинского райотдела милиции Луганска поступил в начале первого ночи. Приехав на место происшествия, правоохранители увидели троих молодых людей и двух девушек. Один из парней держался за рану на шее, из которой хлестала кровь. Молодые люди твердили, что их избил нигериец.

Пострадавшие общаться с прессой сначала отказывались. Многочисленные попытки луганских журналистов добиться от них комментариев успехом не увенчались. Они стали говорить только сейчас, когда начался суд.

— В тот вечер мы с ребятами возвращались с футбола, — рассказывал один из пострадавших, Владимир (имена всех потерпевших изменены). — Встретившись с девочками, решили немного посидеть у подъезда. Мы не были пьяными, только немного выпили. А в начале первого ночи я решил зайти домой, чтобы проверить, как там мой дедушка. Когда подошел к подъезду, возле него стояли двое иностранцев. Они перегородили мне дорогу. Я попытался пройти, но они не пускали. Потом один из них начал меня бить. Выбежав из подъезда, я позвал на помощь ребят. Прибежали Влад и Андрей. Иностранец начал бить и их. Размахивая «розочкой» от бутылки, он ударил меня по шее. У меня пошла кровь, пришлось накладывать несколько швов. Владу этой бутылкой он разбил лицо.

— А где в это время был второй иностранец?

— Не знаю, наверное, где-то в подъезде. На нас нападал только один из них. Как я потом узнал, это был Олаолу Феми. Раньше мы с ним никогда не виделись. Понятия не имею, чем было вызвано такое поведение. Более того, ведь он ударил и нашу подругу Инну! Когда мы уже были на улице, она, думая, что мы еще в доме, побежала в подъезд.

— Там я увидела Феми, — подключается к разговору Инна. — Я взяла его за руку и спросила, где ребята. А он начал меня бить. Ударил бутылкой по губе. Еле смогла остановить кровь. Этот человек пытался нас убить.

— Очень неприятно читать то, что о нас сейчас пишут, — говорит еще одна девушка, Вика. — Нас все называют отморозками, расистами. С чего это взяли? Мы не расисты, у нас нет никаких татуировок. Теперь нигде не можем устроиться на работу, нас все называют отморозками. Скоро дойдет до того, что я буду бояться выйти на улицу.

— Никто не учитывает то, что нигерийцы тоже бывают довольно агрессивными, — говорит пострадавший Андрей. — Например, недавно в кафе иностранцы зарезали украинского парня. Олаолу заявляет, что мы его оскорбляли. Не понимаю, как можно этому верить. Ведь эти люди не знают русского, общаются только с помощью переводчика. Что они вообще могли понять?

— В местной прессе пишут, что мама Володи работает в Ленинском райотделе милиции и именно поэтому Олаолу выдвинули такое серьезное обвинение. Это правда?

— Да, моя мать действительно сотрудник милиции, — немного замявшись, ответил Володя. — Но она в это дело не вмешивается и к обвинению не имеет никакого отношения. Думаю, суд во всем разберется. Очень неприятно, что журналисты сделали из нас виноватых. Никто почему-то не говорит о наших шрамах, ушибах. У Инны вообще сотрясение мозга. После инцидента нас сразу госпитализировали. А последствия ощущаем до сих пор.

«Обезьяна» — едва ли не первое слово, которое я выучил в вашей стране«

Телесные повреждения пострадавших ребят эксперты квалифицировали как легкие. На следующий после ЧП день Олаолу Феми взяли под стражу, предъявив ему обвинение в покушении на убийство. За столь серьезное преступление нигерийцу грозит до 15 лет лишения свободы или же пожизненное заключение.

— Это обвинение удивило всех моих знакомых юристов, — говорит киевский правозащитник Максим Буткевич. — Ведь экспертиза показала, что у пострадавших легкие телесные повреждения. Ни для кого не секрет, что обычно при таких травмах вообще не возбуждают уголовное дело. А если и возбуждают, то по статье «Хулиганство». Здесь же сразу такое серьезное обвинение. Смущали и сами обстоятельства: чтобы трезвый здравомыслящий парень вдруг решил напасть на пьяную компанию? То, что пострадавшие находились под воздействием алкоголя, подтвердила экспертиза. Посмотрите фотографии: Олаолу худой, невысокого роста. Что же он, самоубийца, чтобы в одиночку напасть на целую компанию? Все это выглядело довольно странно. Мне Олаолу не друг и не родственник, но пройти мимо такой ситуации я не мог — захотелось разобраться. И вскоре убедился, что все было совсем не так, как преподносят сотрудники милиции. Начнем с того, что инцидент происходил на глазах у Эниола, приятеля Олаолу. Только его словам почему-то никто не придал значения.

Эниола проходит по делу свидетелем. Корреспондент «ФАКТОВ» общалась с ним с помощью переводчика.

— Был вечер пятницы, — вспоминает Эниола. — Я, Олаолу Феми и еще двое ребят собирались в гости к нашему другу Крису. Мы вызвали такси. Когда подъехали к дому Криса, оказалось, что у нас недостаточно денег. Двое ребят пошли за деньгами, а мы с Олаолу остались ждать возле машины. Феми уже хотел звонить ребятам и поторопить их, как вдруг мы услышали крики на лавочке неподалеку. Там сидела компания: трое ребят и две девушки. Они начали кричать нам: «Обезьяны, убирайтесь!» «Обезьяна» — это едва ли не первое слово, которое я выучил в вашей стране. Еще часто слышу «черный», «урод». Мы хорошо знаем: если начинаются такие высказывания, лучше уходить. Тем более если кричит целая компания нетрезвых людей. Эти к тому же были сильно выпившими. Увидев, что они идут к нам, мы с Олаолу попятились к подъезду. Парни кричали: «Вам здесь не место, обезьяны! Убирайтесь в свою Африку!» «Нам не нужны проблемы», — попытался сказать Феми на русском. Это универсальная фраза, мы запомнили ее так же хорошо, как и слово «обезьяна». Но парни продолжали нас оскорблять и только ускорили шаг.

Я забежал в подъезд, Феми — за мной. Он хотел закрыть двери подъезда, но не успел — пьяные парни налетели сзади и начали нас избивать. Меня первого сбили с ног — я упал, сильно ударившись головой о пол. После этого они стали избивать Феми. Обороняясь, он махал руками и просил их остановиться. Но они повалили его на пол и начали бить ногами. Били по почкам, по голове. Двери подъезда были открыты, я видел, как девушки, которые стояли на улице, бросали в нас камни. Они смеялись и кричали всякие гадости. Когда Феми упал, бутылка виски, которая была у него в руке (мы собирались открыть ее уже у Криса), разбилась. Разъяренных парней это не остановило. Они схватили Феми за куртку, порвали капюшон и начали тянуть на улицу. Феми громко кричал. Сейчас виню себя: почему не помог ему? Но я лежал на полу, оцепенев от страха. Хулиганы волокли Феми за ноги, он хватался за перила. А потом взял осколки бутылки с пола и начал ими размахивать. Куда и кого бьет, не смотрел — он защищался.

Только после того, как Феми ранил одного из парней в шею, хулиганы отпрянули. Феми побежал ко мне. Ничего не говоря, он схватил меня за руки и начал тянуть наверх — наверное, чтобы скрыться от расистов. Собравшись с силами, я встал, и мы поднялись этажом выше. Феми был избит, он часто дышал и уже не мог идти. Он кричал, но никто из жильцов не вышел.

Вскоре приехали сотрудники милиции, за ними — скорая помощь.

— Феми еще долго не мог прийти в себя, — продолжает Эниола. — Незадолго до этого в Луганске расисты убили двух иностранцев. После этого было еще одно нападение на нигерийца, который чудом выжил. И тут на нас нападают пьяные хулиганы. Начало инцидента видел таксист, который ждал деньги. Потом он уехал. Милиция не стала искать таксиста, а сразу задержала Олаолу. Сказали, что он заранее спланировал убийство этих хулиганов и в ту ночь пытался их убить. Я не понимаю одного: почему мои слова в этой истории ничего не значат?

«Олаолу Феми четыре года был старостой группы. Это один из самых добрых и отзывчивых ребят на потоке»

Из обвинительного заключения понятно, что и милиция, и прокуратура придерживаются версии, озвученной пострадавшими. Вот выдержки из обвинения, которое прокурор огласил в зале суда:

«Примерно в 00.05 минут Олаолу Сунками Феми находился в подъезде, где у него по мотивам явного неуважения к обществу возник преступный умысел, направленный на беспричинное причинение смерти двум и более лицам. Реализуя свой преступный умысел, действуя умышленно и противоправно, Олаолу разбил стеклянную бутылку таким образом, что его горлышко с осколками осталось в правой ладони. После чего, осознавая в полной мере, что его действия опасны для жизни гражданина Л., нанес ему удар острой частью бутылки в область левой щеки. После чего, продолжая преступные действия и желая причинить смерть гражданину Л., нанес ему удар в затылочную часть головы...»

— Таксиста следователь не нашел, — говорит Людмила Гавриш, адвокат Олаолу Феми. — Когда мы с коллегой Андреем Минаевым вступили в это дело, то попытались разыскать его сами. Но в службе такси предоставлять информацию отказались. Кстати, Олаолу было предъявлено еще одно обвинение: якобы нигериец, кроме всего прочего, ранил одного из пострадавших из огнестрельного оружия. Но никаких следов огнестрела на одежде парня экспертиза не обнаружила. Не нашли ни пулю, ни пистолет. Сейчас, когда провели экспертизу, пострадавшие об этом моменте уже не вспоминают.

*Олаолу Феми утверждает, что полгода ему не предоставляли переводчика (фото автора)

Потерпевшие подали гражданский иск с требованием к Олаолу Феми возместить каждому из них по сто тысяч гривен морального ущерба. На днях в Ленинском районном суде состоялось первое заседание, на котором допросили двоих пострадавших. На суд приехал консул Нигерии. Луганские журналисты, освещающие это дело, сразу заметили, что показания пострадавших парней сильно отличаются от тех, которые они давали на досудебном следствии.

«Они путались в деталях, — пишет побывавшая на суде журналистка Юлия Красильникова из издания „Поступ“. — Например, пострадавший Андрей заявил, что практически ничего не помнит и не знает, почему у Феми порвалась куртка. Он предположил, что куртку ему могли порвать на улице перед подъездом. Но когда судья огласил его предыдущие показания, оказалось, что милиционерам парни подробно описывали, как, защищаясь от Феми, порвали ему одежду еще в подъезде. Таких нестыковок было очень много. В результате пострадавшие отказались от показаний, которые они давали на досудебном следствии, объяснив это тем, что „были в шоке“. Пострадавший Владимир все время оглядывался на присутствующую в зале суда мать, которая работает в милиции. Один раз она даже отвечала вместо него».

Суд пикетировали правозащитники. Митинг за освобождение нигерийца прошел даже в Киеве. В Луганском национальном университете заявили, что от своего студента не отказываются, а одногруппники Феми, которые уже успели получить дипломы бакалавров, участвуют в пикетах вместе с правозащитниками. На стороне нигерийского парня и руководство Луганского национального университета. На кафедре студенту Олаолу Феми дают прекрасные характеристики.

*Митинги в защиту студента, учившегося в Луганском национальном университете, прошли даже в Киеве

— Олаолу на протяжении четырех лет был старостой группы, — говорит куратор группы Елена Дюго. — Это отзывчивый и ответственный парень, очень спокойный. С ним никогда не было проблем. Его любят одногруппники, они сами выбрали его старостой. Я давно знаю этого человека и могу с уверенностью заявить: Олаолу не мог ни на кого напасть. Он никогда не участвовал в драках, это один из самых добрых студентов на потоке. Иногда он признавался, что в нашей стране ему некомфортно — мол, часто приходится слышать оскорбления. «Но я стараюсь не реагировать на расистов, — говорил он. — Лучше просто уйти».

— Олаолу передает большое спасибо всем, кто его поддерживает, — говорит Эниола. — Ему приятно, что хоть кто-то в этой стране его слышит. Правда, к милиции и прокуратуре это, к сожалению, не относится. Приехав сюда учиться, он был готов столкнуться с расизмом, но никак не ожидал, что сам попадет за решетку. Однажды в 2008 году его здесь уже избили. Приехавший тогда на вызов сотрудник милиции задал ему единственный вопрос: «Почему ты здесь живешь?»

Напомним, что в Луганске это далеко не первый подобный случай с участием иностранцев. В ноябре 2011 года (в тот же месяц, когда произошел инцидент с Олаолу Феми) около полусотни националистов жестоко избили иностранцев и разгромили киоск с шаурмой. «ФАКТЫ» подробно рассказывали об этом случае. Тогда националисты организовали в городе марш. В интернете есть видео, где зафиксировано, как толпа хулиганов в марлевых повязках и с битами в руках шли по центральным улицам города и били всех иностранцев, которые встречались им на пути. Люди в ужасе разбегались по сторонам. Разгромив киоск с шаурмой, хозяином которого был иностранец, хулиганы пришли к зданию общежития педагогического университета, где выбили окна и жестоко избили иностранных студентов. В результате четверо попали в больницу с тяжелыми травмами.

Вскоре зачинщиков погрома арестовали — ими оказались спортсмены, занимавшиеся восточными единоборствами. Возбудили уголовное дело по статье «Хулиганство». Следствие по делу идет до сих пор.

За несколько лет до этого полсотни вооруженных палками и прутьями парней разгромили одно из общежитий Луганского государственного медицинского университета. Тогда удалось спастись лишь тем иностранцам, которые успели забаррикадироваться в своих комнатах. Остальные получили травмы — от синяков до серьезных телесных повреждений.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров