ПОИСК
Події

Краснодонскую мать-героиню, убившую двух приемных дочерей, осудили на 15 лет лишения свободы

7:00 5 квітня 2013
Інф. «ФАКТІВ»

Жестокое убийство усыновленных малышей, совершенное матерью одиннадцати детей, всколыхнуло всю страну (преступление раскрыли летом прошлого года). После шокирующего разоблачения матери-героини государственные мужи заговорили о том, что нужно ужесточить контроль над приемными семьями. Если бы не вопиющая халатность сотрудников местного отдела по делам детей, трагедию можно было бы предотвратить. Два чиновника, недосмотревших за приемной семьей, уже понесли наказание. Их осудили на три года лишения свободы условно.

В августе 2012 года супругов-усыновителей заключили под стражу. В ноябре уголовное дело против них было направлено в Краснодонский горрайсуд. В прошлом месяце «ФАКТЫ» рассказывали, какие жуткие подробности открылись в ходе судебных слушаний. У многих участников процесса сдавали нервы: не все могли спокойно выслушивать показания свидетелей. Даже бывший адвокат подсудимой не сдержался и рассказал местной прессе, что он на самом деле думает о своей подзащитной. Разумеется, адвоката тут же отстранили от судебного процесса, а обвиняемой назначили нового защитника.

«К нам должна была прийти комиссия с проверкой насчет детей... Надо было как-то выкручиваться»

В жаркий июльский полдень жительница поселка Семейкино Луганской области Светлана Боброва вышла со двора, чтобы проследить за старшей внучкой. Двухлетняя Кристина играла с детьми на противоположной стороне улицы. В ту же минуту к детям подъехал мотоцикл с коляской. Из него выскочила женщина в темном халате, схватила Кристину за ручку, приподняла ее и забросила в коляску мотоцикла. Похитительница заскочила на место позади водителя, и мотоцикл сорвался в сторону лесопосадки, оставив за собой облако пыли.

— Вначале я оцепенела, а потом начала кричать: «У нас воруют Кристину!» — вспоминает бабушка похищенной малышки Светлана Боброва. — Тут же прибежали дочка с зятем, соседи, вызвали милицию. Я хорошо запомнила цвет мотоцикла — черный — и во что были одеты похитители. Их было трое: женщина в халате, мужчина в черном мотоциклетном шлеме и мальчик лет двенадцати. Подросток сидел в коляске, его голова почему-то была повязана черным платком.

РЕКЛАМА

— Не знаю, как я прожила сутки, пока искали мою доченьку, — не сдерживает эмоций мама Кристины 22-летняя Анастасия. — Мы с мамой от горя буквально рвали на себе волосы. Младшую дочь Ксюшу (девочке полтора годика. — Авт.) я вообще с рук не спускала и плакала-плакала...

— Раньше я никогда не видела своего зятя в слезах, — продолжает Светлана Витальевна. — А тут Женя плакал вместе с нами. Что говорить? У нас украли самое святое, самое дорогое — ребенка.

РЕКЛАМА

Тем временем на поиски девочки были брошены все силы луганской милиции. На следующий день на мобильный телефон мамы Кристины позвонил милиционер: «Срочно приезжайте в поселок Краснодон. Ваша дочь здесь». Настя закричала в трубку: «Она живая?! Здоровая?!» — и, получив положительный ответ, разрыдалась. Родители Кристины примчались в соседний поселок, где нашли их дочь, и забрали ребенка домой.

— Мы были на эмоциях, поэтому не сразу заметили на дочке следы побоев, — говорит отец девочки Евгений. — Когда Кристинка уснула, на ее личике отчетливо проявился отпечаток пощечины: три пальца (явно взрослого человека). На следующий день, увидев по телевизору мальчика примерно шести лет, дочка стала показывать на него ручкой: «Тетя... Била... Больно». Мы поняли, что на глазах у Кристинки женщина-похитительница избивала своего младшего сына.

РЕКЛАМА

Как потом выяснится, двухлетняя девочка говорила чистую правду. Кристину похитила известная на всю Луганскую область семья усыновителей. У супругов Смирновых (имена всех членов семьи, кроме приемных детей, изменены) было восемь родных и трое приемных детей. Зачем им еще один, чужой ребенок? «Вы похитили девочку, привезли ее на дачу, раздели догола и спрятали под кроватью. С какой целью?» — допытывались у супругов милиционеры. Мать-героиня Валентина Смирнова молчала, а ее муж вдруг выпалил: «Мы убили двух неродных детей. А тут комиссия должна была прийти с проверкой... Надо было как-то выкручиваться».

«Когда Валентина убила вторую дочь, она велела мужу и старшей дочери избавиться от тела»

Семью Смирновых называли гордостью Краснодона. В 2007 году 43-летней Валентине присвоили почетное звание «Мать-героиня». В том же году семье выделили пятикомнатную квартиру. В декабре 2010 года Смирновы усыновили троих малышей из детского дома: шестилетнего Илью и его младших сестричек Лизу и Катю (родители малышей злоупотребляют алкоголем, поэтому их лишили родительских прав).

— Кто мог подумать, что мать-героиня окажется убийцей?! — недоумевал Александр Квитка, в то время начальник отдела по делам детей при исполкоме Краснодонского горсовета. — Мы до сих пор не можем поверить, что все это правда... Валентина писала трогательные сказки для детей, стихи. Она часто приходила в нашу службу, оставляла здесь свои новые изданные книги. Слышали бы вы, как она отзывалась о приемных малышах! Показывала нам фотографии, соловьем заливалась. Казалось, это святая женщина. Смирнова создала семейный ансамбль «Радуга», вместе с детьми пела на праздниках.

— Валентина отказалась от дачи показаний, — сообщил «ФАКТАМ» старший следователь следственного управления милиции Луганской области Сергей Тихонов. — Однако ее муж и старшая дочь рассказали, как было дело. По словам родных, первый раз Валентина Смирнова «перегнула палку» в воспитании неродной дочери в декабре 2010 года. Она так жестоко избила четырехлетнюю Лизу, что девочка умерла от полученных побоев. Ее сестричку, трехлетнюю Катю, приемная мамаша замучила до смерти в феврале 2011 года.

В первый раз Валентина попросила мужа помочь ей избавиться от тела. Они вдвоем вывезли труп Лизы на дачу в поселок Краснодон. Там детское тельце поместили в металлический чан и жгли его на протяжении пяти часов, пока от убитого ребенка не осталась лишь горстка пепла. Никто, кроме супругов, не знал о первом совершенном убийстве. Когда Валентина убила вторую дочь, она велела мужу и старшей дочери избавиться от тела. Дмитрий вместе с 22-летней Анной погрузили тело в мотоцикл, отвезли его в лесопосадку и там закопали.

*Здесь, на даче в поселке Краснодон, супруги-усыновители в течение пяти часов жгли тело убитой дочери

Если бы Дмитрий не указал место, где находится тело, вряд ли мы смогли бы его найти. Я спрашивал Дмитрия и Анну: «Как вы жили с этим? Совесть не мучила? Дети не снились?» Отец и дочь заплакали, признались: мол, да, мучила, им постоянно снились девочки. Однако обращаться в милицию они боялись, опасаясь гнева Валентины. Она была главной в семье, ее слушались беспрекословно.

По закону чиновники должны наведываться в приемные семьи и проверять, как там живется усыновленным малышам. В июле 2012 года сотрудница отдела по делам детей встретила Валентину Смирнову на улице и предупредила: «Со дня на день ждите комиссию». Валентина засуетилась: что делать? И с ходу придумала, как обмануть чиновников. А что если... предъявить им похожих детей! Вместе с мужем и старшей дочерью мать-героиня несколько дней колесили на мотоцикле по близлежащим поселкам, пока не увидели Кристину, внешне очень похожую на покойную Лизу.

Валентине предъявили обвинение в умышленном убийстве двух приемных дочерей, причинении легких телесных повреждений приемному сыну Илье, мошенничестве (после смерти детей женщина продолжала получать от государства выплаты) и похищении двухлетней Кристины Кабаковой. Ее муж Дмитрий и старшая дочь Анна проходили по делу как соучастники преступлений.

Судебное следствие установило: Валентина Смирнова издевалась только над приемными детьми. Родных она любила и жалела.

— Суд выслушал показания четырех старших дочерей Смирновых, — говорит старший прокурор Краснодонской прокуратуры Светлана Шалимова. — 22-летние Анна и Марина, 20-летняя Наталья и 17-летняя Алена детально описывают, как их мать измывалась над приемными детьми. По словам близких Валентины, женщина задалась целью «сделать приемных детей послушными». За любой каприз или баловство Илья, Лиза и Катя подвергались жесточайшему наказанию.

«Самое вкусное, что я кушал, — борщ. Сладкое мама нам никогда не давала»

«Если Катя говорила, что не хочет кушать, мама засовывала ей ложку с едой глубоко в горло, — рассказала суду старшая дочь Смирновых Анна. — Однажды мама выбила Кате чашкой зубы. Потом мама пробила Кате нижнюю челюсть насквозь, и, когда я ее кормила, у нее из подбородка вытекали... слюна и еда. Там была сквозная дырка через рот. Когда мама укладывала Катю спать, она иногда била ее раз пять кулаком в живот. Чтобы та лежала, как солдатик, не шевелясь. Иногда Катя теряла сознание.

На пороге балконной двери была трещина с заостренными краями. Мама ставила на трещину в бетоне малышей голыми коленками. Наверное, чтобы им было еще больнее. Колени у детей были опухшие, в ранах. Но мама опять и опять ставила их в угол. Я видела, как мама со всей силы била детей ладошками по ушам. Когда папа приходил с работы и видел, что дети снова избиты, он пытался поговорить с мамой. Но она отвечала, чтобы он не вмешивался в ее методы воспитания».

— Когда против нее дают показания ее же дети, Валентина сохраняет спокойствие, — удивляется гособвинитель Светлана Шалимова. — На ее лице не дрогнет ни один мускул! «Я не убивала малышей», — твердит подсудимая. В ходе судебного расследования женщина придумала такую версию: дескать, ее приемных дочерей похитили неизвестные. А она не обращалась в милицию, потому что... муж поил ее галлюциногенными препаратами!

Валентина даже написала письмо в местную газету. Женщина утверждает: это не она, а ее муж Дмитрий жестоко избивал детей. А их старшая дочь Анна оговаривает мать в суде, потому что была любовницей отца. Однако никто не воспринял это письмо всерьез. Было ясно, что Валентина пыталась выгородить себя любой ценой. Все доказательства говорили о вине женщины. Эксперты изучили останки Кати. У девочки действительно были выбиты два передних зуба. Вряд ли Анна смогла бы придумать такую деталь.

— Меня потрясли также показания приемного сына Смирновых Ильи, — говорит гособвинитель Светлана Шалимова. — Шестилетнего мальчика допросили в присутствии психолога сразу же после ареста его приемных родителей. На теле ребенка врачи обнаружили множество рубцов, шрамов и ссадин.

«Я не знаю, когда у меня день рождения: его никогда не отмечали, — рассказал Илюша следователю. — Самое вкусное, что я кушал, — борщ. Сладкое мама нам никогда не давала. Маму не люблю: она меня била. Часто. Помню своих младших сестричек. Когда мама била Катю и Лизу, мне было их очень жаль. Я хотел заступиться за сестричек, но мама ударила меня по лицу... Потом мама сказала, что Катю и Лизу куда-то забрали.

Когда мама меня била, старшие сестры заступались за меня. Я не хочу возвращаться домой. Здесь (сейчас мальчик находится в детском доме. — Авт.) мне больше нравится. Тут вкусно кормят и не обижают. Я не скучаю за мамой. Она злая».

— По словам Анны и Дмитрия Смирновых, они неоднократно спасали Илюшу от издевательств матери, — продолжает Светлана Шалимова. — Валентина иногда запиралась с Илюшей в своей комнате, где истязала мальчика. По словам Дмитрия, он всего-то несколько раз и видел, как жена наказывала малышей. «Я работал шахтером и почти не бывал дома», — оправдывался мужчина.

Я спросила Дмитрия: почему он согласился участвовать в похищении Кристины Кабаковой? И зачем позволил втянуть в преступление старшую дочь? Мужчина не смог ответить на этот вопрос. Как я поняла, Анна должна была наблюдать за обстановкой и в случае опасности предупредить родителей. Девушка справилась с возложенной на нее задачей. Когда Валентина увидела в поселке Семейкино гуляющую Кристину, она сказала мужу и дочери: «Вот нужный ребенок!» — и затащила девочку в коляску мотоцикла. В это время на улицу выбежала бабушка Кристины. Анна крикнула: «Мама, быстрее!» — и похитители успели скрыться.

Перед вынесением приговора подсудимым предоставили последнее слово. «Я не виновна», — повторила Валентина. В тот день она явилась в суд не в ярко-красной куртке, как обычно, а в черном пальто, и вела себя менее вызывающе. Дмитрий Смирнов полностью признал свою вину. Старшая дочь Смирновых Анна тоже раскаялась и попросила суд о снисхождении. Девушка находится на последних сроках беременности.

*Валентина так и не раскаялась и не признала себя виновной

Краснодонский горрайсуд признал Валентину Смирнову виновной. Умышленное убийство малолетних детей с особой жестокостью карается пожизненным лишением свободы. Однако в Уголовном кодексе Украины сказано: если на момент совершения преступления подсудимая была беременна (а Валентина носила под сердцем восьмого ребенка), к ней не может быть применена самая строгая мера наказания, то есть пожизненное заключение. Поэтому Смирнову приговорили к 15 годам лишения свободы. Кроме того, суд обязал Валентину вернуть государству 6 тысяч 820 гривен. Это выплаты на приемных детей, которые Смирнова продолжала получать после убийства Кати и Лизы.

Дмитрия Смирнова, обвиняемого в незаконном похищении ребенка и уклонении от выполнения родительских обязанностей (по мнению досудебного и судебного следствия, мужчина мог остановить жену и спасти девочек, однако не сделал это), приговорили к четырем годам лишения свободы.

Анне Смирновой было предъявлено обвинение в похищении ребенка. Ведь девушка добровольно согласилась помочь матери скрыть преступление. Для участия в похищении Анна переоделась в мальчика-подростка, чтобы случайные свидетели не смогли опознать ее. Анну осудили на четыре с половиной года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора ввиду беременности. Люди судачат: Анна специально забеременела, чтобы не сидеть в тюрьме.

4279

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів