ПОИСК
Культура та мистецтво

Александр калягин: «секс-символов у нас в стране и без меня хватает»

0:00 5 березня 2009
Народный артист России приехал в Киев с тремя своими спектаклями

Александр Калягин, прославившийся женской ролью в популярном фильме «Здравствуйте, я ваша тетя», человек ироничный и категоричный. Он не любит рассказывать о своей личной жизни, а предпочитает раздумывать о вечном. Дочь Ксения и сын Денис не пошли по стопам отца.

Калягин редко снимается в кино, а в сериалах — вообще отказывается. Предмет его любви — созданный им театр «Et Cetera». В Киеве, на сцене Театра русской драмы имени Леси Украинки, Александр Александрович выступил с тремя спектаклями. Калягин говорит, что мечтает о больших гастролях в столице Украины, но пока на них нет денег. Кризис. Калягин прекрасно выглядит, любит острить и терпеть не может фотографироваться…

«Два года как перестал сниматься, но сценарии получаю регулярно»

- Вас называют заслуженным Чичиковым страны.

- Правда? Не слышал. На самом деле, чичиковых и в наше время предостаточно. Своеобразное свойство российской жизни — чичиковщина. Да и не только российской, наверное. Думаю, в каждом из нас есть немного от этого героя. Это не плохо и не хорошо, просто данность…

- Как наступивший кризис.

- Что-то вроде этого. Каждый справляется с ним по-своему. Российские театры, например, форумы устраивают, советуются, как выжить. Многим сокращают финансирование. Задача Союза театральных деятелей России, председателем которого я являюсь, сделать все, чтобы кризис мы прошли без потерь. Потому что он приходит и уходит, а если исчезнет театр, его уже не восстановить. Правда, государственные умы это, по-моему, не особо волнует. Почему-то культура у нас считается досугом. А я все время говорю: это способ жизни! Не надо смотреть на театр как на сферу услуг, ставить его в один ряд с парикмахерскими и прачечными. Это неразумно!

- И что, к вам прислушиваются?

- Я очень надеюсь, иначе пропадает весь смысл моей работы.

- Еще Антон Павлович Чехов учил: нечего в России искать нравственный идеал.

- Наверное, в чем-то он был прав. Кстати, я ставил Чехова во Франции и Канаде. Там Антон Павлович сложно воспринимается! Мне кажется, его пьесы должны играть только русские актеры. Даже гениальный режиссер Роберт Стуруа опасается ставить в грузинском театре Чехова. Это очень национальный писатель, российский…

- Роберт Стуруа — ваш давний друг — после конфликта России с Грузией перестал ездить в Москву.

- Мы все переживаем эту ситуацию. Очень больно за то, что произошло. Но Робика мы не потеряли, он с нами, надеюсь еще вместе поработать. В сентябре у нас будут гастроли в Ереване, возможно, там мы и встретимся со Стуруа. Я давно не разговаривал с Робертом. Выйти с ним на связь, к сожалению, не удавалось — то он был в Батуми, то за границей. В такой информационной блокаде, в какой оказалась Грузия, даже к мудрецам и великим режиссерам приходят грустные мысли. Но для нас Роберт по-прежнему близкий, любимый человек.

- Сколько лет вы уже не снимаетесь в кино?

- Два года как перестал сниматься. Но сценарии получаю регулярно — раз в месяц. Последний пришел буквально на днях. Фамилия автора вам известна, но я не буду ее называть. Отказался в силу разных причин. Но в основном из-за занятости. Это нормальный процесс, и ничего тут трагического нет.

«Понятия не имею, каким должен быть современный герой»

- Говорят, вы сами собираетесь снимать кино.

- Да, у меня есть отличный сценарий и я хочу приступить к съемкам фильма. Половина денег уже найдена. Если появится и вторая, то в начале лета начну.

- Фильм о современном герое?

- Да бросьте, я даже не знаю, каким он должен быть. Более того, ничего не могу ответить, когда меня о таком герое спрашивают. Я тупой, ничего в этом не понимаю. Я — практик и теоретизировать по этому поводу могу только среди людей, понимающих кино настолько, насколько понимаю его я. Хотя, по большому счету, такие глобальные вопросы меня пугают, смущают и напоминают гадание на кофейной гуще. Есть вечные темы и истины. Все остальное преходяще.

- Как роли в кино. Сколько вы их сыграли?

- 48. В этом смысле я ничего не забываю. Конечно, склероз сказывается, но не до такой степени. Все роли помню, особенно то, как они снимались. Потому что каждая — открытие самого себя и ничего больше. В моей творческой биографии случалось, что не было ни хорошей драматургии, ни режиссуры, тогда приходилось «вынимать» все это из самого себя. Поэтому многие из своих ролей помню очень живо.

- Не жалеете, что так и не сыграли героя-любовника?

- Разве это так важно? Дело в твоем отношении к роли и к жизни вообще. Я с юмором отношусь ко всему происходящему и к себе в том числе. Переживать по такому незначительному поводу было бы просто глупо! Вы просто плохо меня знаете…

- Популярным актером вы стали достаточно поздно.

- Только в 36 лет я познал славу. В это время многие актеры находились уже в ее зените. Вот если бы признание обрушилось на меня в двадцать лет, может, оно бы и сломало мою психику. Но в 36, закаленный жизненными сложностями, я был готов ко всему. И к славе тоже. Я достаточно мудро отношусь к тому, что играю. А секс-символов у нас в стране и без меня хватает…

433

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів