Украина Особый случай

Боец АТО - брату-боевику: "Братишка, звони. Будем вместе освобождать от террористов наш Донбасс"

8:30 20 сентября 2014 15138
Алексей Марцинюк
Валентина СЫТНИК «ФАКТЫ», (Донецк — Киев)

Харьковчанин Алексей Марцинюк, защищающий независимость Украины в добровольческом батальоне, надеется, что его старший брат, воюющий по ту сторону фронта, поймет, какую допустил ошибку

Когда 39-летний боец добровольческого батальона «Донбасс» Алексей Марцинюк позвонил старшему брату Владимиру и сообщил, что приехал освобождать от боевиков Донецк — город, в котором прошло их детство, в ответ получил фото, свидетельствующее о том, что брат воюет на стороне сепаратистов…


*Этот снимок Владимир прислал брату, заявив, что борется против «бандеровских фашистов». И отключил телефон

— Посмотрите на снимок: какой из брата воин, он даже пулемет держит неправильно! — показывает Алексей Марцинюк. — Еще Володя заявил, что я — «каратель, который приехал убивать наших детей». Как он мог такое сказать? Получается, что я приехал убивать его дочку-школьницу, свою родную племянницу, которую носил на руках, когда бывал у брата в гостях? Я пытался донести до него абсурдность таких обвинений. Однако Володя выключил телефон, перестал отвечать на мои звонки и сам не звонит. Хотя я не думаю, что по телефону у нас получится беседа по душам. Вот если бы в глаза друг другу посмотреть, если бы я мог его обнять… Хочу найти брата.

*"Я надеюсь найти брата раньше, чем случится непоправимое", — говорит Алексей Марцинюк

— Вы надеетесь переубедить брата, воющего в рядах сепаратистов, перейти на вашу сторону?

— Надеюсь. Вова легковнушаемый и доверчивый, как ребенок (из-за травмы, полученной в детстве, школу он закончил по облегченной программе), — объясняет Алексей Марцинюк. — Брат мог стать жертвой агрессивной российской пропаганды, внушающей, что никакого государства Украина нет, что земли восточной части страны — всего лишь окраина России, а те, кто живут в Киеве и западных регионах — это враги, от которых надо защищаться. Не исключаю, что Вова взял в руки оружие для того, чтобы самоутвердиться. Однако не думаю, что он способен кого-то убить. Амнистия — это как раз для таких запутавшихся, как он. Не хочу верить в то, что в меня и моих побратимов по оружию станет стрелять родной человек, который моему маленькому сыну пальчики целовал. Володя мог оказаться в войсках сепаратистов под давлением обстоятельств. Может быть, его заставили взять в руки оружие — например, в обмен на то, что позволят его семье выехать в безопасное место. Он жену с дочкой эвакуировал.

— Вы с Володей были дружны, поддерживали отношения?

— Мы всегда находили общий язык. И очень тесно общались до начала этих событий. Традиционно встречая Новый год у друзей в Донецке, я обязательно навещал Володю и других наших родственников. В детстве мы с ним были неразлучны. И очень похожи. В школьном дворе я старался почаще появляться в сопровождении брата, который старше на три года, чтобы задиристые сверстники видели: за меня есть кому заступиться. Мы могли часами играть в войнушку, налепив солдатиков из пластилина.

*В детстве Вова (справа) и Леша были неразлучны (фото из семейного альбома)

Собеседник не видит ничего «пророческого» в том, что Вова воевал фигурками фашистов, а он — советских солдат. Просто у Алексея лучше получались каски красноармейцев, а у Вовы — немецкие. Когда же оба повзрослели, уже младший, бывало, защищал старшего от обидчиков.

Классической для гражданской войны историей «брат — на брата» не преминуло воспользоваться российское телевидение.

— В Интернете легко найти видео, озаглавленное «Мой брат террорист», снятое украинскими телевизионщиками, — говорит собеседник. — Его использовал и ведущий российской телепрограммы «Вести» Дмитрий Киселев. Картинно разводя ручонками, он вопрошает: «Что думает об этом их мать?!» Подлец! Наша мама умерла десять лет назад (кстати, похоронена она в Донецке). Отца давно нет в живых. По канонам «рашистской» пропаганды, террорист, разумеется, я, а брат — освободитель, защитник «Новороссии».

Фотография Владимира, находящегося «по ту сторону фронта», расстроила и 18-летнего сына Алексея.

— Наш сын Саша сейчас находится в Эквадоре, — объясняет собеседник. — В Южную Америку он был приглашен по контракту как чемпион Европы по спортивным бальным танцам. А теперь они с партнершей уже стали чемпионами мира в молодежной любительской категории. Саша сделал себе татуировку в виде герба Украины, подчеркнув, что не забывает о своей родине. Мы с женой богатства не нажили. Главное, есть крыша над головой и вот такой сынок.

— Чем Владимир занимался до войны? И где сейчас его семья?

— Володя последнее время работал на шахте. Его жена и дочь эвакуировались из Донецка в центральные области Украины. Нам лишь раз удалось дозвониться до племянницы, но ее мама тут же перехватила трубку, кратко сообщив, что у них все в порядке, и отключила телефон. Она еще с зимы начала говорить о том, что Донецку придется воевать с «бандеровцами» за… Россию. А поскольку моя семья за единую Украину, то и мы для них теперь бандеровцы, враги! Хотя живем в Харькове, общаемся в основном на русском языке. К слову, большинство бойцов в добровольческом батальоне «Донбасс» — русскоязычные уроженцы восточных регионов, а не наемники-западенцы. Жена брата просто зомбирована «рашистской» пропагандой, как и многие жители Донецка. Неспроста же там еще в апреле стали отключать отечественные телеканалы.

Последние несколько месяцев Алексей, живя в полевых условиях и не имея возможности, как раньше, регулярно смотреть теленовости, посвящает свободное время чтению статей современных аналитиков, исследователей истории Украины и… писем. Волонтеры привозят на передовую пачки посланий — и от взрослых, и от малышей, детские рисунки.

— Я ими жил, — говорит боец. — Читая выведенные детской рукой строчки, я понимал, что нельзя сдаваться, потому что на кону будущее этого поколения,

Собеседник признается: он долго не интересовался политикой, считая, что голос рядового избирателя ничего не решает.

— Я не сразу понял, почему осенью прошлого года люди вышли на Майдан, — говорит он. — Но затем подсчитал, насколько хуже я стал жить за время правления президента Януковича, и уразумел: никакого «покращення» в семьях подавляющего большинства моих соотечественников, пытающихся прожить честным трудом, не наступило. И не предвидится, если не начать срочно за это бороться. Я двадцать лет не ходил на выборы, но на эти президентские выборы пришел в… вышиванке!

В свое время, говорит Алексей, он и сам находился под влиянием продуманной пропагандистской кампании русского шовинизма:

— Я долго наивно верил тому, что в 2008 году Грузия напала на Россию. Но потом заинтересовался историей этой кавказской страны и выяснил, что численность населения там меньше, чем в Донецкой области. Как люди верят в такую откровенную ложь?

То, что в Крыму Россия проводит аннексию нашей территории, я понял сразу. А вот в то, что на Донбассе Путин пытается повторить крымский сценарий, верить не хотелось. У меня в голове не укладывалось, что Россия могла ввести свои войска в бывшую братскую республику, где как минимум треть населения говорит на том же языке, где у многих россиян проживают родственники! Наша с Володей сводная сестра, кстати, тоже живет в России.

Весной нынешнего года, услышав по телефону от родственников, что в Донецке строят баррикады под флагами чужого государства, ожидая нашествия «фашистов» с Западной Украины, Алексей понял: «русская весна», читай — аннексия, угрожает всем восточным регионам. А возможно, и всей стране. И противодействовать этому надо начинать уже сейчас.

— Лучше бороться с чужими флагами на площадях, чем потом прятаться в подвалах, как теперь делают жители Донбасса, — считает он.

За эти полгода Алексею не раз пришлось столкнуться с теми, кто исповедует идеи сепаратизма, утверждая, что если правительство будет не киевское, а московское, то в стране наступит благоденствие.

Как только в марте был принят закон о создании Нацгвардии Украины, Алексей Марцинюк одним из первых пришел в военкомат. И тут услышал от постового на пропускном пункте: «Куда вы претесь? Мы уже на 90 процентов сдались». Неудивительно, что повестку в армию Марцинюк безуспешно прождал до конца мая. Затем пошел записываться в добровольческий батальон «Донбасс».

— Когда ваш батальон приехал в Донецкую область, не было ощущения, что вам там не рады?

— Подавляющее большинство мирных жителей только укрепили мою веру в то, что Донбасс — это Украина. И что население Донецкой и Луганской областей хочет жить в неделимом независимом государстве. Вы не представляете, с какой радостью люди встречали нашу роту в той же Карловке, на подступах к Донецку, — с гордостью говорит собеседник. — Я никогда в жизни не ел такой вкуснятины, какую несли бойцам местные жители. А нашу поврежденную машину жители поселка, в котором из-за разрушений не было ни света, ни воды, починили за одну ночь! В освобожденных населенных пунктах люди, настрадавшиеся от обстрелов и набегов мародеров, умоляли нас не уходить. Вот ради них после отпуска я снова вернусь на войну.

— В Харькове вам довелось беседовать с беженцами из Крыма и Донбасса?

— Люди подходят и просят освободить их города от российских оккупантов. Буквально на днях на рынке, увидев на моем камуфляже нашивку батальона «Донбасс», ко мне обратилась женщина-беженка: «Вы освободите Донецк? Без вас я никогда не смогу вернуться домой». Я дал ей такое обещание.

— Не боитесь, что пуля побратима по оружию, а то и выпущенная из вашего автомата, достанется родному брату?

— Опасаюсь, конечно, ведь когда террористы стреляют по нам, мы открываем ответный огонь. Хотя, как мне кажется, я не убил ни единого ополченца «ДНР». Как только мы их окружаем, они сразу сдаются и бросают оружие. Русских диверсантов тоже не убивал — их же, по версии Путина, нет на территории Украины. Я надеюсь найти брата раньше, чем случится непоправимое… Братишка, телефон знаешь, звони, жду. Будем вместе воевать за наш Донбасс, — сказал Алексей Марцинюк напоследок, обращаясь через газету к брату.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров