ПОИСК
Життєві історії

Мать 15-ти приемных детей Ирина Федоряк: "Пока дети со мной, я абсолютно счастлива"

7:30 26 вересня 2014
Ровно 15 лет назад герои «ФАКТОВ» — семья Федоряк — усыновили первых ребятишек. Сейчас они воспитывают 15 (!) приемных детей

С этой удивительной семьей мы познакомились в декабре 2012 года, когда в редакцию «ФАКТОВ», проводившую акцию «Письмо Санта-Клаусу», написала девятилетняя Надя из Узина Киевской области. Девочка не просила дорогих подарков, только конфет: «Я знаю, что на всех подарков может не хватить. Нас у мамы с папой аж тринадцать. Когда-то мы были в интернате, но мама нас забрала. Мы все счастливы, потому что нас любят».

Для мамы девочки Ирины Федоряк звонок из газеты стал неожиданностью. Узнав, что 31 декабря ее дети получат подарки от Санта-Клауса, женщина была тронута до слез. Она даже не догадывалась, что Надя написала в газету письмо. Ирина Федоряк пригласила корреспондента «ФАКТОВ» в гости, чтобы мы могли познакомиться со всеми детишками.

«Усыновляя малышей, мы с мужем не задумывались, хватит ли у нас на них времени и сил»

Приехав в Узин, я без проблем нашла нужный мне дом. В городе эту семью знают все. Дом супругов Федоряк одноэтажный, достаточно скромный, но очень уютный. Здесь всегда шумно и пахнет выпечкой. В каждой комнате стоит по несколько двухэтажных кроватей. Муж Ирины Василий был на работе. Наблюдая за женщиной, я удивлялась: и как только она успевает следить за тринадцатью детьми одновременно?

— Весь секрет в том, что я их очень люблю, — улыбнулась Ирина. — Усыновляя малышей, мы с мужем не задумывались, хватит ли у нас на них времени и сил. Я чувствовала, что должна это сделать. Понимаю этих детей, наверное, как никто другой. Я сама выросла в интернате, у меня не было ни папы, ни мамы. Когда дети рассказывают о своей прошлой жизни, сразу вспоминаю свою. Голод, одиночество, рыдания в подушку по ночам… Я всегда загадывала одно и то же желание — чтобы у меня появилась семья. Или просто добрый и заботливый человек, который обнял бы и выслушал. Мне стольким хотелось поделиться! Но этот человек не появлялся.

РЕКЛАМА

Даже когда Ирина выросла, интернат решила не бросать. Став педагогом, начала там работать.

— Многие мои сверстники, создав семьи, говорили, что они в интернат больше ни ногой, — признается Ирина. — Мне же, наоборот, хотелось приходить туда постоянно. Было безумно жаль деток, которые там остались. Я вышла замуж, родила сына и дочку. Наконец поняв, какой может быть семья, еще больше захотела хоть чем-то помочь сиротам. Старалась как могла. Каждый раз шла на работу с полной сумкой — обязательно приносила сало, лук, сладости. Помню, получив свою первую зарплату, побежала в гастроном и накупила конфет. Потратила все до копейки. Но надо было видеть, как обрадовались малыши! Стараясь каждому уделить внимание, я по очереди приглашала деток к себе домой на ночлег. К счастью, муж не возражал.

РЕКЛАМА

Конечно, у меня закрадывались мысли об усыновлении. Но первое время даже боялась их озвучивать: мало ли как отреагирует Вася? Я решилась на разговор только после того, как однажды муж пришел ко мне на работу. Узнав «дядю Васю, с которым познакомились у меня дома», дети налетели на него гурьбой. Один обнимает, другой что-то рассказывает, третий помогает снять куртку. «За что они меня так полюбили?» — спрашивал Вася, еле сдерживая слезы. Рассказывая о своей мечте, я заранее настроилась, что супруг даст ответ не сразу, захочет подумать. Все-таки не каждый день тебе предлагают усыновить детей. Но Вася перебил меня на полуслове: «Ты действительно этого хочешь? Так… давай!»

Создание дома семейного типа — процедура довольно непростая. А тогда чиновники Белоцерковского района о таком только слышали — в районе не было ни одной подобной семьи. Тем не менее благодаря тогдашнему председателю Белоцерковской райадминистрации Сергею Вахнию супруги очень быстро оформили необходимые документы. Детей Ирина с Василием не выбирали. Узнав от знакомых, что в городской больнице лежат маленькие брат и сестра, которым некуда идти, супруги решили их забрать.

РЕКЛАМА

— Отца у ребят не было, мать их бросила, а прабабушка, ранее присматривавшая за ними, была совсем старенькой, — продолжает Ирина Федоряк. — Жалея детей, врачи целый год держали их в больнице. Кстати, четырехлетний Игорек оказался глухонемым. Он оглох в раннем детстве из-за передозировки антибиотиков. Ребята уже давно не верили, что появится семья, которая захочет их забрать. Единственное, о чем они мечтали, — чтобы их не разлучали. И долго не могли поверить, что мы хотим их усыновить. «Не может быть, — глаза маленькой Вали расширились от удивления. — Вы нас совсем не знаете, и мы… все равно вам нужны?!»

«Сразу почувствовала, что она… моя мама»

Уже на второй день восьмилетняя Валя назвала Ирину мамой. Сейчас девочке 21 год. Они с братом с радостью вспоминают о своих первых днях в семье.

— Я действительно сразу назвала Ирину мамой, — признается Валя. — Просто почувствовала, что она… моя мама. Как только мы приехали домой, она крепко меня обняла, показала мою комнату… А потом взяла за руку и повела на базар. Сколько всего мы там накупили! Приходим домой, а там ждет папа с горячим обедом. И брат сидит довольный, улыбается. Я уже и забыла, что он умеет улыбаться.

Через некоторое время супруги Федоряк усыновили и других детишек. История каждого из усыновленных ребят потрясает. Например, Надю, которая написала письмо Санта-Клаусу, родная мать забыла… в лесу. Девочке тогда было два года. Она даже не помнит, сколько времени там провела. К счастью, испуганного и замерзшего ребенка обнаружили грибники и отвезли в больницу. Оттуда ее забрали Ирина с Василием.

А Катюше приходилось заниматься попрошайничеством. Девочка жила на вокзале, где отец-пьяница заставлял ее просить у людей деньги.

— Катя рассказывала, что за день ей удавалось насобирать до тысячи гривен, — вспоминает Ирина. — «Если приносила мало, папа бил, — рассказывала Катя. — Бил очень сильно, пока не начинала идти кровь… На следующий день я, вся в синяках, опять шла просить. Людям становилось меня жалко, и они давали больше». Катя не знала, что такое полноценный обед, — отец все время кидал ей какие-то объедки. «Единственное лакомство — это беляш, — признавалась она. — Когда у меня совсем не оставалось сил от голода, я брала заработанные деньги и шла в киоск. Беляш — это самая вкусная еда на свете!» Помню, как мы познакомились с Катей. Худая, грязная, в рваной одежде, на голове короткие спутанные космы, которые когда-то были волосами… В свои девять лет она не умела ни читать, ни писать. Мы взяли ее в сентябре и сразу отправили в первый класс.

О плохом Ирина старается не вспоминать. Хотя бывало всякое. Помня, чему ее учил отец, Катя могла даже что-то украсть. А однажды, когда ей подарили куклу, она взяла ее на руки, запеленала и начала ходить по двору с причитаниями: «Подайте, пожалуйста, на пропитание».

Еще трое детишек, на глазах у которых повесилась родная мать, практически не разговаривали.

— Но ничего, мы это прошли, — говорит Ирина. — Посмотрите, какими стали эти дети: красивые, общительные, преуспевают в учебе. Игорек увлекся спортом. Ему не удалось вернуть слух, но это не помешало занять третье место на чемпионате Украины по лыжным гонкам. Кроме того, он увлекается плаванием и настольным теннисом. А Мишу мы взяли из приюта с диагнозом перинатальная энцефалопатия — это патология мозга. У Миши была сильно увеличена голова. Мы начали лечиться, объездили едва ли не все столичные клиники. И сейчас патология вообще не заметна. Более того, Миша учится в обычном классе, ему хорошо дается учеба. Он — объект обожания всех девочек в классе (смеется). Врачи говорят, что произошло маленькое чудо.

Пока Ирина рассказывала о каждом своем воспитаннике, дети собрались в комнате и внимательно ее слушали. Некоторые делились своими первыми впечатлениями. По словам Ирины, это их любимое занятие — садиться рядом с мамой и «вспоминать, как все было». Другие в это время наряжали елку — подготовка к Новому году была в самом разгаре. Но дети еще не знали, что 31 декабря каждый из них получит посылку с подарком от Санта-Клауса. Утром 1 января мне перезвонила Ирина: «Такого сюрприза мы даже не ожидали! Дети до сих пор распаковывают подарки. Спасибо вам огромное». Ирина говорила что-то еще, но ее было плохо слышно из-за восторженных криков ребят.

«Я правда твой сын? И ты не отдашь меня назад в интернат?»

С тех пор мы с Ириной время от времени созванивались. Женщина рассказывала о малышах, о том, что они с мужем усыновили 13-летнюю Любу, страдающую детским церебральным параличом. А на днях Ирина позвонила опять: «Нашей семье исполняется пятнадцать лет! Хотим пригласить вас на праздник». Оказывается, ровно 15 лет назад супруги Федоряк усыновили Валю и Игорька.

В связи с последними событиями в стране дом семьи Федоряк немного изменился. Во дворе появился украинский флаг, а забор ребята выкрасили в сине-желтый цвет. Когда мы приехали, в доме громко играла музыка, по двору бегали дети в национальных костюмах.

— А я вас помню!— бросилась ко мне Надюша. Сейчас девочке уже одиннадцать. За два года она сильно изменилась, отрастила длинные локоны. — Вы приезжали к нам от Санта-Клауса. У нас произошло так много нового! Я начала петь и теперь хожу на хор. Вот бы стать певицей! А еще в нашей семье появились Люба и Коля.

Услышав слова Нади, во двор вышла симпатичная девочка с короткими черными волосами.

— Здравствуйте, — улыбнулась она. — Меня зовут Люба. Уже два месяца здесь живу. Моя родная мама болела и умерла. Я оказалась в интернате. Было страшно, одиноко… Но потом пришла мама Ира и сказала, что теперь я — член ее семьи. Я даже не мечтала, что у меня будет столько братиков и сестричек! А вы проходите в дом, мама вас уже ждет.

— Пока что Любе тяжело ходить, у нее искривлены ножки, — объясняет Ирина. — Но мы лечимся. А совсем недавно взяли к себе Колю. Как и всем сиротам, ему нужно было самое главное — семья. Когда я первый раз назвала его сыном, он пришел в восторг: «Я правда твой сын? А ты моя мама? И ты меня не отдашь назад в интернат?» «Куда же я тебя отдам, — смеюсь. — Ты теперь мой». «Скажи это еще раз, — просиял мальчишка. — Назови меня своим сыном!»

В конце прошлого года в семье Федоряк случилось горе — 23-летний Дима попал в аварию. Парень получил тяжелую черепно-мозговую травму, ему буквально раздробило череп. Даже врачи не верили, что он выживет.

— Приезжаем в больницу, а Дима в операционной, — на глаза Ирины наворачиваются слезы. — Врачи вышли оттуда уставшие и очень мрачные. «Крепитесь, — сказали они. — Мы сделали все, что могли. Но прогноз неутешителен». Муж уговаривал меня пойти домой и поспать, а я не могла отойти от палаты. Мне казалось, что, пока я рядом, сын борется за свою жизнь. Дима неделю был в коме. Вместе с детьми мы молились за его здоровье, ребята рисовали для него картинки… «Мама, он выживет! — успокаивали меня ребятишки. — Он очень хороший, никому не сделал ничего плохого. А значит, будет жить». Случилось чудо — Дима пришел в себя.

К счастью, парень не потерял память — он помнит своих родных, хочет продолжать учиться. Но теперь ему нужна пластическая операция — правая сторона лица изувечена.

— Ему будут вживлять пластину, которая заменит раздробленные кости черепа, — говорит Ирина. — Главное, что Дима остался жив. Но есть и другие события. Например, наша Катя собралась замуж. Ей уже 24. Дочка влюбилась в испанца, он сделал ей предложение и хочет забрать с собой. «Конечно, я хочу поехать, — призналась Катя. — Но только как я без вас?» И сама пока не представляю, как это будет. Уже по ней скучаю (улыбается).

— Мам, пап, куда вы пропали?— в комнату забежала Надюша. — Там уже гости пришли. И у нас с сестричками есть для тебя сюрприз!

И действительно, пока мы разговаривали, во дворе собрались несколько десятков человек. Пришли соседи, друзья, чиновники. И две семьи, которые в свое время тоже создали дом семейного типа. Когда гости расположились на скамейках во дворе, дети представили обещанный Надюшей сюрприз — песню, посвященную маме. А после этого Надя с Лерой устроили для родителей целый концерт.

— Смотрю на этих детишек и чуть не плачу, — призналась сидевшая рядом со мной женщина лет сорока. — Мы с Ирочкой Федоряк вместе росли в интернате. Обе знаем, что такое голод, холод и одиночество. Поэтому Ира и заботиться об этих детках как о родных.

Когда трогательное представление закончилось, мы преподнесли Ирине свой сюрприз — торт от главного редактора газеты «ФАКТЫ» Александра Швеца с надписью «15». «Мама! Торт! — мгновенно отреагировали ребятишки. — Посмотри, какой большой!»


— Еще один сюрприз от «ФАКТОВ», — обняв мужа, Ирина расплакалась от счастья. — Дети говорят, что ваша газета волшебная. Ведь именно благодаря «ФАКТАМ» они получили столько подарков от Санта-Клауса. Все ребята хотят познакомиться с Анечкой Швец, которая ездила в Лапландию. Нет, ну вы посмотрите! — Ирина всплеснула руками. — Они уже торт едят!

Глядя на то, как ребятишки с нескрываемым удовольствием уплетают куски торта, Ирина сказала:

— Знаете, сейчас многие нарекают на жизнь. И, наверное, это справедливо. Нам тоже приходится непросто. Но я не устаю повторять, что чувствую себя счастливым человеком. И это чистая правда. Пока дети со мной, я абсолютно счастлива. Они — вся моя жизнь. Ребята часто говорят: «Как же нам повезло, что мы вас встретили!» «Нет, — отвечаем. — Прежде всего повезло нам».


*Ирина и Василий Федоряк с детьми. «Все они для нас родные», — говорят супруги

Фото автора

6010

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів