Наука и технологии До чего дошел прогресс

Астроном Клим Чурюмов: "Место, выбранное для посадки зонда на комету, я предлагал назвать "Киев"

2:00 14 ноября 2014
Астроном Ким Чурюмов

Открытая украинскими учеными комета Чурюмова-Герасименко стала первой в истории изучения Солнечной системы, на которую сел исследовательский аппарат. Бюджет этого проекта — полтора миллиарда евро

В среду, 12 ноября, вечером в 510 миллионах километров от Земли (это в три с лишним раза дальше, чем от нашей планеты до Солнца) произошло без преувеличения эпохальное событие — впервые в истории космический зонд сел на комету. Ее 45 лет назад открыли астрономы Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Клим Чурюмов (на фото в заголовке) и Светлана Герасименко.

Десять лет назад Европейское космическое агентство направило корабль «Розетта» к комете Чурюмова-Герасименко. В августе нынешнего года «Розетта» подлетела к этому космическому объекту, по сути, представляющему собой глыбу льда размером пять на три километра, и стала его спутником. А два дня назад от корабля отделился зонд «Филы», посадка которого на поверхность кометы продолжалась семь часов. Это была одна из самых сложных операций проекта.

— Операция прошла не совсем так, как планировали: возникли проблемы с работой двигателя, которые, к счастью, не привели к срыву посадки, — заявил «ФАКТАМ» заместитель директора Астрономической обсерватории Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Игорь Лукьяник. — Коснувшись грунта, аппарат должен был выстрелить бурами, чтобы надежно закрепиться на месте. Однако это выполнено не было. Впрочем, такой поворот событий не должен стать роковым, ведь буры не единственная возможность зонда зацепиться за комету — его «лапы» оснащены системами, которые позволяют ввинтиться в грунт. Кстати, команда проекта полагала, что место, куда сядет зонд, твердое, но поверхность там оказалась рыхлая, как песок.

Как сообщил британской газете «Дейли мейл» задействованный в проекте «Розетта» ученый Марк Бентли, судя по первым фото, переданным зондом на Землю, «Филы» мог упасть на бок или застрять в расщелине кометы. Однако хорошая связь с ним позволяет надеяться, что с аппаратом все благополучно.


* От космического корабля «Розетта» отделился модуль «Филы», чтобы совершить посадку на поверхности кометы Фото с сайта Европейского космического агентства

— Науке известны порядка семисот периодических (появляющихся в небе через определенные промежутки времени) комет, и надо же было обстоятельствам сложиться так, что космическую станцию «Розетта» отправили именно на ту, которую открыли мы с коллегой Светланой Герасименко, — говорит профессор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, член-корреспондент НАН Украины Клим Чурюмов. — Многие специалисты приравнивают по сложности и значимости проект «Розетта» (его бюджет — полтора миллиарда евро) с первой высадкой в 1969 году человека на Луну.

Автоматическая станция Европейского космического агентства «Розетта» летела на встречу с кометой десять лет. В одном из интервью «ФАКТАМ» профессор Клим Чурюмов сказал: «Хочу дожить до того дня, когда корабль достигнет цели». Мечта сбылась. Следить за посадкой зонда 77-летний ученый поехал в Центр управления полетами Европейского космического агентства, который находится в Германии в городе Дармштадт.

«Розетта» разыскала на гигантских просторах Солнечной системы комету Чурюмова-Герасименко три месяца назад. Аппарат тогда подлетел к ней на расстояние двух десятков километров и стал ее искусственным спутником. С помощью приборов, которыми оснащена станция, ученым удалось во всех деталях изучить поверхность космического тела (его размеры пять на три километра) и выбрать наиболее подходящую площадку для посадки зонда «Филы» — участок диаметром около пятисот метров.

— На нем есть ледяные скалы, но зонд нацелят в центр этого круга, где поверхность хотя и не совсем ровная, но вполне пригодная для посадки, — рассказал перед командировкой в Дармштадт профессор Клим Чурюмов. — Был объявлен международный конкурс на лучшее название этого места на комете, я предложил именовать его «Киев». Поступило более восьми тысяч предложений. Победила идея назвать участок в честь египетского острова Агилкиа на реке Нил.

Позавчера утром зонд «Филы» отделился от «Розетты» и медленно начал снижаться. Спуск продолжался около семи часов, поскольку сила притяжения у кометы очень слабая. Ученые особенно беспокоились именно о посадке, оценивали вероятность ее успешного проведения примерно в 75 процентов: аппарат мог перевернуться, удариться о ледяную скалу. Сообщение о том, что посадка удалась, шло на Землю 28 минут. Первым заданием для «Филы» стало выполнение панорамного снимка.

— Этот зонд оснащен автоматической лабораторией из десяти сверхчувствительных и очень дорогих приборов для всестороннего изучения кометы, — говорит Клим Чурюмов. — В частности, программа исследований включает в себя и поиск аминокислот, которые необходимы для возникновения жизни.

Во многих публикациях о «Розетте» вы прочтете, что она названа так в честь знаменитого Розеттского камня. Но вообще-то это аббревиатура полного названия проекта. Тем не менее она весьма символична, ведь древние тексты на Розеттском камне позволили ученым расшифровать египетские иероглифы, а космический аппарат должен помочь нам проверить теории, касающиеся фундаментальных вопросов возникновения Солнечной системы. Дело в том, что в кометах находится реликтовое вещество (из него формировались планеты. — Авт.), которому порядка четырех с половиной миллиардов лет. Тут нужно сказать, что рассматривались пять различных мест для посадки зонда «Филы», я предлагал выбрать то из них, где реликтовое вещество вышло на поверхность в больших количествах, однако предпочтение было отдано другому участку.

Все же основная масса комет — это замерзший лед. Вероятнее всего, бомбардировки этими гигантскими глыбами льда некогда наполнили океаны Земли водой, без которой невозможно зарождение жизни. По крайней мере, изотопный состав воды на нашей планете и в кометах одинаковый.

— Как вам со Светланой Герасименко удалось открыть комету?

— В середине 1960-х годов чешские астрономы обнаружили около десятка комет, и профессор Киевского университета Сергей Всех­святский поставил вопрос о том, что нам тоже надо уделить этому вопросу больше внимания. В сентябре 1969 года я отправился со Светланой Ивановной и фотолаборантом в экспедицию в обсерваторию Каменское плато, которая находится в горах возле Алма-Аты (бывшая столица Казахстана). Один из снимков звездного неба, который сделала тогда Светлана, оказался не совсем удачным, она даже хотела выбросить его, но, к счастью, не сделала этого. Вернувшись в Киев, мы стали исследовать привезенные снимки. Прежде всего взялись за «бракованную» фотопластину. Думали, что на ней запечатлена одна из комет семейства Юпитера, но оказалось, что это что-то другое. Но что именно: неизвестное прежде космическое тело или просто пятнышко на пластине? Чтобы проверить, бросились изучать другие снимки и на нескольких из них нашли этот объект, причем в четырех положениях, а для вычисления координат достаточно трех. Отправили результаты в США в Центральное бюро астрономических телеграмм, которое занимается проверкой такого рода сообщений со всего мира. Через некоторое время пришел ответ: «Вы действительно открыли новую комету. Согласно действующим правилам, она названа в вашу честь — Чурюмова-Герасименко». Это был миг счастья.

В 1990-е ученые предложили проект, предусматривавший посадку зонда на одну из комет и возвращение домой с пробами вещества. Планировалось, что этот замысел воплотят НАСА и Европейское космическое агентство, однако Конгресс США отказался выделять деньги. Тогда европейцы решили, что справятся сами, но их аппарат везти пробы на Землю не станет, а совершив посадку, проведет всесторонние исследования.

Изначально планировалось послать «Розетту» на относительно небольшую комету Виртанена. Старт запланировали на январь 2003 года. Однако технические проблемы не позволили осуществить его вовремя. Пока устраняли неполадки, приемлемое для запуска корабля время истекло. Пришлось выбирать другой объект, наиболее подходящей оказалась «наша» комета.

Я присутствовал на запуске «Розетты» с космодрома Куру, расположенного во Французской Гвиане (Южная Америка) недалеко от экватора. Космодром находится у берега Атлантического океана. В первый день старт отложили из-за дождя, во второй — из-за технической неполадки. На третий (это было 2 марта 2004 года) ничего не помешало запустить в космос ракету-носитель «Ариан» с «Розеттой» на борту.

Расчеты траектории полета космического корабля были ювелирно точными: после десяти лет скитаний по Солнечной системе он оказался в точке, в которой встретил комету. Три года этого путешествия «Розетта» пребывала в спящем режиме — ради экономии энергии. В день, когда она должна была «проснуться», сотрудники Центра управления полетами в Дармштадте даже принесли на работу будильники, чтобы в заданное время «разбудить» «Розетту». С Земли отправили радиосигнал. Спустя время от «Розетты» пришел ответ — фраза на английском «Привет, мир!».

— Сколько зонд «Филы» должен проработать на поверхности кометы?

— Один год. Полученная информация будет передаваться на Землю. Точнее, данные станут поступать на летающую по орбите «Розетту», а уже с нее отправляться в Центр управления полетами в Дармштадте. С помощью снимков с «Розетты» предстоит впервые создать глобус кометы. Ее поверхность местами гористая, укрыта кратерами, края которых оплывшие, — они тают, когда это космическое тело периодически приближается к Солнцу. С помощью радиоволн «Розетта» и «Филы» «просветят» глубинные структуры кометы — это можно сравнить с рентгеновским снимком, на котором видно, что находится внутри.

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

5815

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров