БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина Особый случай

Оксана Пелепец: "Уже в ближайшее время врачи готовы сделать мне пересадку печени — донором станет младший брат"

9:00 20 марта 2015 29274
Оксана Пелепец
Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

33-летняя женщина из Харьковской области не раз была на грани гибели, но она не впадает в отчаяние и активно борется за свою жизнь. Чтобы собрать деньги на оплату дорогостоящих препаратов для трансплантации, женщина вяжет детские вещи, которые волонтеры продают в Англии и Америке

Миниатюрная женщина достает из пакета вязаную кофточку и пинетки. Выполненный из бело-салатовой пряжи комплект выглядит изумительно.

— Сначала меня лечили харьковские врачи, — рассказывает Оксана Пелепец из села Юрченково Вовчанского района Харьковской области. — Все они говорили о том, какая у меня серьезная болезнь, что необходимо длительное и дорогостоящее лечение, а цирроз у меня дает серьезное осложнение на работу вен… Мама, видя, в каком я состоянии, принесла в палату нитки, спицы и крючок со словами: «Вяжи! Будешь петли считать и отвлекаться от печальных мыслей». И это действительно стало спасением. Девочки-волонтеры, которые помогают мне собрать деньги для лечения и операции, продают через социальные сети свитера, пинетки, носочки, комнатные валенки на войлочной основе. Например, этот бело-салатовый костюмчик уедет в Лондон. Приятно, что мои изделия пользуются спросом за границей.


*"Мама принесла мне в больницу нитки, крючок, спицы и буквально заставила заняться чем-то полезным, а не думать о болезни", — говорит Оксана (фото автора)

Проблемы со здоровьем у Оксаны возникли в 2011 году. Сначала врачи предполагали у нее онкологическое заболевание, но вскоре выяснили — это цирроз.

— У меня часто случались приступы рвоты желчью, я похудела на тридцать килограммов за три месяца, — говорит женщина. — В животе скапливалась жидкость. То, что печень перестала справляться с работой, подтвердили в четырех больницах. Из-за переживаний у меня открылась язва желудка. А затем внезапно началось кровотечение в пищеводе. Оказывается, при циррозе часто страдают вены слизистых оболочек… Честно говоря, думала, что это конец, но харьковские специалисты сделали все возможное. Они же посоветовали съездить на консультацию в Киев — в Национальный институт хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова к хирургу Олегу Котенко, который уже более десяти лет занимается пересадками печени. Он сразу сказал: «Ищите донора — вас спасет только трансплантация!» Вернувшись домой, я собрала семейный совет. Мой младший брат тут же сказал: «Если я подойду, отдам часть печени. Это не обсуждается». Но операцию пришлось отложить, так как у меня выявили еще и заболевание крови. Сейчас я прохожу химиотеорапию. Кроме того, нужны деньги на лекарства, необходимые для трансплантации и в послеоперационном периоде. И если еще год назад пациенты тратили на это около четырехсот тысяч гривен, то теперь, после скачка курса доллара, подъема цен в аптеках, понадобится почти миллион…

— В моей практике была пациентка, у которой, как и у Оксаны, помимо цирроза выявили еще и заболевание крови — остеомиелофиброз, — объясняет заведующий отделом хирургии и трансплантации печени Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова Олег Котенко. — Это разновидность рака крови. В данный момент Оксане нужно пройти химиотерапию, после чего убедиться, что болезнь не дает о себе знать, и лишь затем назначать операцию по пересадке печени. В таком случае мы можем прогнозировать, что трансплантация пройдет успешно. Поэтому сейчас Оксана является пациенткой гематологов. К нам она приезжает на плановые осмотры. Кроме того, мы контролируем состояние вен пищевода.

— Почему случаются кровотечения?

— При циррозе печень не справляется со своей главной задачей — фильтровать кровь, не в состоянии пропустить весь ее объем через себя. Поэтому она, как перекрытая река, ищет другие пути для русла — в случае с Оксаной это вены слизистой желудка и пищевода. Таким образом организм приспосабливается к новым условиям работы. Но поскольку сосуды не рассчитаны на такой мощный поток, они начинают кровить. Как правило, после пересадки печени эта проблема исчезает.

— Брат Оксаны подошел в качестве донора?

— Да, мы его тщательно проверили. Но пока даже не назначаем дату трансплантации. Сначала Оксану нужно вылечить от болезни крови.

— Николаю тридцать лет, он работает водителем, женат, — рассказывает Оксана. — У брата двое детей — десяти и восьми лет. Мне за него страшно, но врачи утверждают, что во время такой операции для донора риск минимальный. Обследование показало: Николай идеально подходит. Только ему нужно было похудеть и решить свои старые проблемы со здоровьем. Он уже прошел лечение, сбросил восемь килограммов, даже вылечил зубы и готов к операции.

На днях Оксана побывала в Киеве на очередной консультации. Врачам нужно было удостовериться, что их пациентке больше не грозит кровотечение из вен пищевода. С женщиной в клинику приезжал и ее супруг.

— Я Оксану одну никуда не отпускаю, — говорит 40-летний Василий, нежно держа супругу за руку. — Беспокоюсь за нее — вдруг толкнут в транспорте или ей станет плохо…


*Вернувшись из армии, Василий увидел Оксану на сельской дискотеке и понял: нужно жениться, пока не нашелся другой кавалер

— Я уже замучила его своей болезнью, — говорит Оксана. — Вася работает в фермерском хозяйстве, берет дополнительные смены, чтобы иметь возможность отложить деньги на операцию. Он для меня все — опора, защита. Мы познакомились на нашей сельской дискотеке. Мне было 15 лет, а Вася только вернулся из армии.

— Когда увидел Оксану, сразу понял: нужно срочно на ней жениться, чтобы никто другой не увел, — улыбается мужчина. — После того как Оксана окончила школу, сыграли свадьбу. Вскоре родилась дочь Настя, через пять лет — сын Миша.

— Я нигде не училась, занималась семьей, — продолжает женщина. — У нас был большой огород. Пришлось от части отказаться, ведь теперь не могу его обрабатывать. Пока я болею, грядками занимается наша детвора. Сын к тому же кормит свиней. Доченька Настя поступила в медицинский колледж на бюджет. Она у нас умница, никогда ни о чем не просит — понимает, что средства нужны на мое лечение. Чтобы купить препараты для химиотерапии, на днях продали поросенка…


*У Оксаны двое детей — 16-летняя Настя и 11-летний Миша (фото из семейного альбома)

Когда в стране возникла паника и люди побежали в магазины скупать муку, сахар и гречку, Оксана и ее муж в срочном порядке переводили в валюту накопленные сбережения.

— У нас на карточке было около сорока тысяч гривен, — говорит Василий. — Сняли деньги и помчались в обменные пункты. Привлекли к этому всех знакомых, ведь по одному паспорту можно купить долларов или евро всего на три тысячи гривен. Мы не имели права потерять даже копейку. К счастью, у нас все получилось. В общей сложности купили две с половиной тысячи долларов. Это, конечно, очень маленькая часть от того, что нужно на операцию, но и остаться без этих средств было страшно.

— Видите, в клинике нам дали список препаратов, необходимых для трансплантации, — показывает Оксана перечень лекарств. — Первым стоит самый важный — альбумин. Надо купить 50 флаконов. Две недели назад один стоил 990 гривен, а на днях цена увеличилась до 2200… Вот и считайте… Чтобы приобрести все по списку, требуется 30 тысяч долларов.

— К сожалению, ситуация с финансированием медицины ухудшается, — добавляет Олег Котенко. — Наш институт на 2015 год получил такой же бюджет, как и в 2014-м. Но ведь цены выросли в три раза, и теперь мы не можем закупать даже необходимый минимум! Пациентам приходится оплачивать даже шовные материалы. В списке лекарств, нужных для операции, указаны и те препараты, которые понадобятся в течение первых полутора месяцев после трансплантации. Пересадить печень — полдела. Важно, чтобы она прижилась, не допустить возможных осложнений… А ведь мы теперь не получаем лекарства, которые подавляют иммунную систему и не позволяют отторгнуться пересаженному органу. И эти дорогостоящие препараты теперь тоже должны покупать пациенты. Такая же ситуация сложилась и при пересадке почки.

— Из-за всего этого вы меньше выполняете операций?

— Значительно! В прошлом году провели 17 пересадок печени. Такое же количество сделали в 2007 году. В остальные годы трансплантаций было меньше. Дай Боже, чтобы в 2015-м мы сделали 15 вмешательств. В данный момент у нас есть восемь полностью обследованных пар, готовых к пересадке. Но материально обеспечить все необходимое для операции смогла лишь одна семья. Остальные обращаются в различные фонды, к меценатам, но пока не могут собрать нужную сумму. Боюсь, что кто-то из этих пациентов просто не доживет до жизнеспасающей операции… Ситуацию должны решать не сами люди и их родственники, а государство. Трансплантологию нужно финансировать по отдельной статье. Но когда мы этого дождемся?

Оксана тоже написала письма с просьбой о помощи районным властям, на разные предприятия. Кто-то откликнулся, кто-то не нашел возможности выделить деньги.

— Через социальные сети я общаюсь с волонтерами в Хорватии, Америке, Лондоне, — говорит Оксана. — Девочки там рассказывают обо мне, моей семье, продают вещи, которые я вяжу. Так, всем миром, и пытаемся найти выход. Знаете, когда я слышу фразу о том, что человеческая жизнь бесценна, тем более жизнь матери, мысленно сразу же отвечаю на это: а у моей жизни есть цена — 30 тысяч долларов…

P. S. Все желающие помочь Оксане или купить ее вязаные изделия могут связаться с ней по телефону (068) 069−23−43.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров