БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура и искусство Чтобы помнили

Лев Дуров: "Я — уже последняя стадия нашей династии Дуровых"

8:15 26 августа 2015 5236
Лев Дуров

На Новодевичьем кладбище в Москве похоронили легендарного актера, любимого миллионами зрителей

Лев Дуров с детства мечтал стать артистом. И когда к его мечте окружающие относились скептически, очень нервничал. Он и в театральную студию при местном дворце культуры пошел, чтобы всем доказать — сцену таки покорит. Одновременно с Дуровым во дворец культуры пришел и Ролан Быков, ставший позже одним из самых верных друзей Льва Константиновича. Дурову, в отличие от Быкова, с удивительной легкостью удалось с первого раза поступить в Школу-студию МХАТ, потом так же просто войти в труппу Центрального детского театра в Москве, стать одним из ведущих актеров и режиссером Театра на Малой Бронной. Именно на сцене родного театра и состоялось прощание с выдающимся артистом.

Друзья называли его Дед. Коллеги обожали за веселый нрав, поклонники — за потрясающие роли. Лев Дуров снялся более чем в 250 картинах, многие из которых стали легендарными: «Семнадцать мгновений весны», «Бумбараш», «Д'Артаньян и три мушкетера», «Не бойся, я с тобой!». Кстати, последней ролью Льва Константиновича стала работа в продолжении фильма «Не бойся, я с тобой! 1919». Увы, ее премьеры он так и не дождался…

Лев Константинович умер в одной из московских больниц в ночь на 20 августа. Попал в клинику в начале этого месяца, перенес операцию на сердце, а потом у актера началась пневмония. Буквально за день до смерти Лев Константинович перенес еще одну операцию и был введен в состояние медикаментозной комы. Увы, сердце 83 летнего Дурова не выдержало…

Лев Константинович любил повторять, что в жизни его всегда спасает оптимизм, доставшийся в наследство от родителей. Несмотря на проблемы со здоровьем и преклонный возраст актер продолжал сниматься, играть в театре и ездить на гастроли. До недавнего времени он часто бывал в Киеве, снимался на Киностудии имени Довженко и не раз признавался в любви к Украине. «ФАКТЫ» несколько раз разговаривали с артистом по телефону уже после начала конфликта на востоке страны. Лев Дуров очень переживал ситуацию и каждый раз, заканчивая разговор, желал нам всем мира.

— Я Киев вспоминаю как замечательный город! — признавался в одном из последних интервью «ФАКТАМ» Лев Дуров. — Много раз снимался у вас. В частности, на Андреевском спуске — в трех картинах. Очень здорово было. Для меня это родной город. Душевный, изумительно красивый. У меня друзей в Киеве много. А какая украинская кухня вкусная! Борщ, вареники, сало, самогон… Сала такого не найти во всем мире. Кабанчика обжигают соломой, поэтому аромат и вкус сало имеет необыкновенный. То, что сейчас происходит в Украине, — катастрофа. Очень хочу верить, что все наладится.

Лев Константинович был одним из представителей знаменитой цирковой династии Дуровых. Говорил всегда об этом с большой гордостью.

— Вы знаете, я — уже последняя стадия нашей династии, — рассказывал Дуров на прямой линии с читателями «ФАКТОВ». — Мы оказались очень древними. Род Дуровых занимает одну шестую часть геральдической книги России. Впервые наша фамилия в 1540 году упоминается. Был полковник Афанасий Дуров. Потом то ли семь, то ли восемь стольников Петра I — Дуровы. Постельничий Ивана Грозного был тоже наш. Затем Надежда Дурова, девица-кавалеристка, героиня войны 1812 года, которую Пушкин как писательницу отмечал. Недавно замечательный документ мне прислали. В нем написано: «Государственные преступники Федор Достоевский, Ястржембский и Дуров отправлены в Сибирь, закованные в ножные и ручные кандалы, в сопровождении жандармов и фельдъегеря». Они петрашевцы, одни из самых левых… Во какая компания! Известные династии дрессировщиков Владимира и Анатолия Дуровых тоже из нашего рода. Сейчас из Дуровых остались Наталья, я, Тереза Дурова, которая еще работает на манеже, и в московском театре «Клоуны» — Тереза-младшая.

Дуров проработал в Центральном детском театре ровно десять лет. Он с любовью и юмором вспоминал то время, когда ему пришлось играть репья, молодого огурца, мишку и лису. А своей первой ответственной ролью (зад Конька-Горбунка!) он гордился больше всего. Именно в детском театре пристрастился к театральным байкам, героем многих из которых впоследствии стал сам. Своим учителем Лев Константинович называл Анатолия Эфроса, а самой большой любовью в жизни — сцену.

Умение рассказывать забавные истории пригодилось Льву Дурову, когда ему предложили написать автобиографическую книгу. Книг получилось аж три. Правда, актер, рассказывая о своем литературном творчестве, всегда подчеркивал, что больших денег за книги никогда не получил. Многие из розыгрышей, описанные и рассказанные Дуровым, уже давно стали «классическими». Особенно те, что были связаны с большим другом актера, руководителем Цирка на Цветном Бульваре Юрием Никулиным.

— Я несколько раз попадался на удочку розыгрышей от Никулина, — рассказывал Лев Константинович в интервью «ФАКТАМ». — Однажды накануне майских праздников мне позвонили якобы из президиума Верховного Совета и сказали, что я награжден орденом Трудового Красного Знамени. В среду к десяти утра, говорят, просим прибыть в президиум. И без опозданий. Я, конечно, счастливый, надел свой лучший костюм, нацепил парадный галстук и примчался к Белому дому. А там часовые: «Вы куда?» — «Так и так, за орденом пришел». — «Сегодня не наградной день». Потом куда-то позвонили и добавили: «Мы узнали, вашей фамилии нет ни в одном наградном списке». Я понуро спускаюсь по лестнице, ничего не понимая, и тут вижу Никулина. Облокотившись на авто, с улыбочкой на лице он кричит мне: «Приехал все-таки, дурачок!» Уж тут я сказал ему все, что думаю, не выбирая выражений. Но обижаться на Юру было невозможно, через пять минут мы уже обнялись.

Второй раз Никулин разыграл меня через несколько месяцев после первой шутки. В дирекции родного театра как-то вручают мне конверт, подписанный на английском языке. Я — к переводчику. Тот разъяснил, что письмо из компании «Парамаунт», меня приглашают сняться в картине «Пятеро», где из советских актеров будет играть и Юрий Никулин. Я сразу смекнул, что к чему. Звоню Никулину, думаю, не разыграешь меня больше. А Юра: «Мне такое же пришло. Что ж, будем оформляться…» Проходит время, никакого приглашения в Америку не приходит. Я опять звоню Никулину, а он хохочет: «Ты штамп на конверте смотрел? Почитай». Там английскими буквами написано: «Счастливого пути, дурачок».

— Неужели вы ни разу не отплатили Никулину за розыгрыш?

— Еще с каким удовольствием! Однажды я отправил его в Ленинград. Был на съемках, позвонил Никулину и пригласил в советско-шведскую картину «Зимняя вишня». При этом я говорил в стакан, чтобы исказить голос. Знал, что у Юры на следующий день выходной. Никулин приехал, а потом… В общем, он мне по телефону рассказал, кто я такой. Юра знал много всяких слов…

Лев Константинович признавался, что любит все свои роли в кино. Даже те, где ему приходилось играть совсем не положительных героев. Часто вспоминал съемки у Татьяны Лиозновой в «Семнадцати мгновениях весны», где играл роль агента Клауса. Кстати, не многие знали, что Лиозновой пришлось специально переделывать сценарий под героя Дурова, меняя место его убийства. Дело в том, что из-за очередной «выходки» актера ему запретили выезжать за рубеж.

— Съемочная группа как раз готовилась ехать за границу, — вспоминал Лев Константинович. — Но для того, чтобы актер пересек границу Родины, ему приходилось проходить так называемую выездную комиссию. Захожу, меня спрашивают: «Опишите, пожалуйста, как выглядит советский флаг». Я подумал, что они шутят, — ведь нельзя же задавать такие идиотские вопросы! «На черном фоне, — говорю, — белый череп с костями. Называется Веселый Роджер». Все. Мое имя было внесено в списки невыездных актеров. Дошутился…

Роль Сан Саныча в боевике Юлия Гусмана «Не бойся, я с тобой!» принесла Дурову небывалый успех. Особенно всех восхищало то, что актер, обладавший скромными физическими данными, мастерски владеет техникой каратэ. Режиссер вспоминал, что Лев Константинович специально брал уроки у тренеров рукопашного боя, а в фильме все трюки выполнял исключительно сам.

— Я, конечно, не владею каратэ профессионально, — отшучивался Дуров. — Лишь настолько, насколько нужно для кино: чтобы руки правильно поставить, приемы исполнить более или менее грамотно. Но я без дублера все делал, сам… В то время в Советском Союзе было гонение на каратэ, и все основные бои вырезали из картины. Ставили перед выбором: или выбрасываете все сцены с каратэ, или картина не пойдет. Мы нашли компромисс, соврали, что это не каратэ, а азербайджанская борьба.


*В фильме «Не бойся, я с тобой!» актер все трюки выполнял сам, он специально для этого брал уроки каратэ

Часто съемочные дни заканчивались для Льва Константиновича травмами. Дуров говорил, что три раза ему приходилось оказываться на грани жизни и смерти. Однажды его чуть не привалила своим корпусом лошадь, а как-то Дуров чуть не сгорел.

— Мы снимали картину «34-й скорый», — вспоминал Лев Константинович. — Я и еще два артиста чуть не сгорели в вагоне. Перед съемками его покрасили, хотели, чтобы было покрасивше… Краска как полыхнула — и нам ни туда, ни сюда. А оба тамбура намазаны резиновым клеем. Вспыхнули и они. Стали мы гореть. Я смотрю на Голубицкого, а у него фуражка дымится! Начали бить стекло — не разбивается. Тогда подумал: «Все, хана нам!» Но тут я ногами как-то выбил стекло, мы вылезли… Буквально через несколько секунд от вагона ничего не осталось.

Бойцовский характер не раз спасал Льва Дурова от неприятных ситуаций. Актер никогда не допускал панибратского отношения партийных начальников, желавших подружиться со знаменитостью. Всякий раз отказывался и от вступления в партию, говоря, что с такой плохой дисциплиной, как у него, в КПСС не принимают. Любил Лев Константинович вспоминать и ситуацию, которая однажды случилась на съемках в Киеве. Выйдя из Киностудии имени Довженко поздно вечером, Дуров заметил, что в парке на девушку накинулись двое парней. Не раздумывая, он ринулся на обидчиков, спас девушку, правда, сам получил финкой под ребро.

— Меня часто называли народным бандитом республики, — говорил Дуров. — Партийные работники меня не любили — я относился к ним с иронией и никогда не разрешал хлопать себя по плечу. За себя постоять всегда мог.

Полвека Лев Дуров прожил со своей супругой, актрисой Ириной Кириченко. Его дочь Екатерина тоже стала актрисой. Лев Константинович признавался, что был любвеобилен, но никогда не причинял боль своей жене. Он был хозяином и кулинаром. Рассказывал, что тридцать лет, начиная с 25-ти, имел один и тот же вес — 61 килограмм. Любил есть по вечерам, а спал всего четыре часа в сутки. Шутил, что очень быстро восстанавливает силы. О фирменном блюде Дурова — «Дуровке» — ходила слава среди московских артистов. Лев Константинович раскрыл ее рецепт и читателям «ФАКТОВ».

— Готовится она очень просто, — делился народный артист. — На крупной терке натирается картошка, вбивается яйцо, и все это — на сковородку. Потом открываете холодильник, достаете все обрезки: от зелени, сыра, колбасы, сосисок. Все мелко рубите и жарите на другой сковородке. Потом всю начинку кладете на эту картошечку и на семь минут в духовку. Вынимаете — и вас не оттащишь за уши.

Была еще одна замечательная традиция у Льва Константиновича. Прощаясь, он всегда рассказывал анекдот или байку. Чтобы, вспоминая о нем, люди смеялись…

Байка от Дурова

Как-то мы с Леней Куравлевым пришли проведать заболевшего Борю Беленького, «отца» премии «Хрустальная Турандот». Понятно, выпили водки, и я между прочих разговоров стал рассказывать, как студентом замечательно «показывал» животных. «Hи в жисть не поверю, — подзуживал меня Куравлев, — такой серьезный артист, худрук театра!» Я тут же плюхнулся на ковер и стал показывать тигра. Катался, выгибался… В это время теща Беленького внесла очередную закусочку. И ушла молча. А уж после сказала Боре: «Не люблю я твоих… артистов этих. Нормальный человек напьется и лежит. А этот — с вы-ы-вер-том!»

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров