ПОИСК
Життєві історії

Женя Нагорная: "Сестре я сказала: "Тебе не стыдно? Думаешь, мне без пальцев хорошо?"

5:00 1 вересня 2015
Спустя 10 лет после публикации в «ФАКТАХ» 24-летняя Света и 16-летняя Женя встретились на телепередаче «Один за всех», чтобы выяснить, кто виноват в том, что старшая сестра бросила пятилетнюю Женю в горящей хате

Десять лет назад эта история обошла первые полосы газет: старшая сестра подожгла дом младшей сводной сестры за то, что та забрала у нее отца. Старшей было 13 лет. Младшей — пять. В горящей хате они оказались обе. Только старшая, Света, вышла из огня без царапинки, а младшая, Женя, осталась без рук и фактически без лица.

Все эти годы пострадавшая младшая сестра и ее мама жили с обидой и даже ненавистью в душе. «Враг» же, сводная сестра Света, по слухам, жила прекрасно. Каяться и просить прощения не собиралась. Лишь однажды, повзрослев, Света позвонила Жене: «Я не виновата, но все равно… прости! Мне скоро рожать. Я не хочу, чтобы на меня кто-то держал зло».

— Ты простила тогда? — спрашиваю у Жени.

— Нет. К трубке подскочила мама и отключила телефон.

«Малышку я положила лицом вниз на сырую землю… Через пять минут мертвое дитя… заплакало»

— Наша история поначалу была похожа на «Санта-Барбару», — вспоминает Галина, мама Жени Нагорной. — Мне понравился мужчина, Володя, но он был женат, имел дочь. Наши хаты в селе Грабов Ичнянского района Черниговской области стояли почти что рядом…

— …И однажды Галя пришла и забрала моего мужа Вову из дома прямо с чемоданами, — рассказывает Вера, мама Светы (имена изменены. — Авт.). — Я сказала ей: «На чужом горе счастья не построишь». Ну, а потом нашла себе другого мужа, родила сына Сашка, и мы с Галей помирились: что уж былое вспоминать? Наши дети часто играли вместе. А потом случилось то, что случилось.

У Вовы (нашего с Галей мужа, моего бывшего и ее нынешнего) умерла тетка. После поминок наши мужья куда-то запропастились, и мы с Галей пошли искать их по селу. Детей оставили в Галиной хате. Пока ходили, хата загорелась. Там оставались моя 13-летняя Света, ее сводная сестра пятилетняя Женя, мой Сашко (рожденный во втором браке, ему тогда было три года) и еще одна девочка, подружка Светы.

— Сначала мы играли хорошо, — вспоминала Женя Нагорная. — Но потом Света сказала: «Дай мне куклу домой поиграть». Но такая кукла у меня одна: она умеет говорить и плакать. Я сказала: «Не дам». Она ответила: «Я тебе тоже ничего не дам. Ты меня расстроила, и я теперь не буду тебя любить». Мы стали играть дальше, но Света больше играла с другими детьми — своим маленьким братиком и еще одной девочкой. Я подошла к ней и предложила: «Света, давай мириться». А она отвечает: «Не буду. Я тебя сожгу! Зачем ты моего папку забрала?»

Когда в селе внезапно вспыхнула хата Гали Нагорной, соседи тут же бросились ее тушить. Мимо проезжала председатель Будянского потребсоюза Ольга Пономаренко. Она тоже стала носить ведра. И вдруг к ней подбежали спасшиеся на пожаре Света, Саша и Таня: «Там Женька горит!» Женщина выбила окно вместе с рамой и буквально на четвереньках поползла по хате.

— Четыре года назад сгорел в автобусе мой муж, — рассказала Ольга Пономаренко. — Шофер спасся, выпрыгнул из автобуса, а моего мужа никто спасать не захотел. Люди побоялись лезть в горящий автобус. Потеряв так мужа, разве я могла пройти мимо?.. В хате я обшарила каждый угол. Вдруг нащупала одну ножку, потом другую… Женя не двигалась и даже не издавала ни звука. Вынесла ее на улицу и положила лицом вниз на сырую землю — где-то слышала, что так нужно поступать, если человек угорел.

Смотрю на нее и думаю: нет ребенка. Но через пять минут мертвое дитя… заплакало. Люди перевернули девочку на спинку. Помню эту страшную картину до сих пор. На Жениных ножках и ручках лопнула кожа. В тело въелись остатки колготочек и синтетических брючек. Обуглились кисти рук. Сгорели левое ушко и нос… Только волосики остались целыми.

Несколько дней Женя, получившая ожоги четвертой степени, находилась между жизнью и смертью. У нее было обожжено 45 процентов поверхности тела, сожжены дыхательные пути, сгорели пальцы на руках, и их пришлось ампутировать.

— Почему Света не стала спасать Женю, а остальных детей вывела? — в отчаянии говорила Галина. — Ведь она уже была взрослой барышней — 13 лет, а моей дочке на тот момент было всего 4 года и 8 месяцев… Потом я приехала в село и нашла в хате канистру с бензином, которая раньше стояла в сарае. Как она оказалась в доме? Наверняка это Света принесла канистру с бензином в дом и подожгла!

— Но зачем ей это было делать?

— Мы жили лучше. Когда Свете не в чем было идти в школу и ее мать просила у меня одежду, я всегда давала. Света видела, что у Жени есть одежда и игрушки, а у нее нет, что ее папка живет с нами, а не с ними. Может, она в душе ревновала папку и завидовала? Что было у ребенка в голове, кто знает? Когда Женя пришла в себя, она рассказала мне, что в день пожара Света пообещала ее сжечь за то, что «забрала у нее папку». Картинка у меня сложилась полностью.

— Но, может, Женя все это придумала? Или так эту ситуацию увидели вы. Начали что-то говорить о своих подозрениях дочке, и дальше она стала воспринимать это как истину.

— Женя не могла такое придумать. Да и мне какой смысл сочинять? Нет. Это Света. Она подожгла.

Обида разрывала Галино сердце: у Веры и хата целая, и оба ребенка спаслись, у них ни единого ожога, а ее дочка так страдает! И о том, что Света «специально сожгла Женю», Галя рассказала всему селу. Женщины, которые раньше дружили, разругались в пух и прах. Спасаясь от людской молвы, Светина мама продала корову, бросила дом и уехала с детьми из Грабова. У мамы обгоревшей Жени тоже не было резону оставаться в селе: после пожара жить было негде. Она уехала к родным в Прилуки. В Грабове остался только «папка Володя», из-за которого якобы и разгорелся конфликт между сестрами.

В селе говорили: «А чего судили одну Гальку? Верка ведь тоже виновата»

— Я потребовала, чтобы 13-летнюю Светлану привлекли к уголовной ответственности, — говорит Галина. — Но осудили не Свету, а… меня. Прилуцкий суд Черниговской области установил, что я пренебрегла своими родительскими обязанностями: оставила Женю и других детей в нетопленой хате без присмотра. Но в селе, где много работы, никто не сидит с детьми безвылазно с утра до вечера! Тем более что с детьми оставался старший ребенок, 13-летняя Света. Но меня никто не слушал.

Суд приговорил маму пострадавшей девочки к двум годам лишения свободы, освободив от отбывания наказания с испытательным сроком на один год. Односельчане, узнав о приговоре, недоумевали: «Так чего только Гальку наказали? Верку тоже надо было наказать. Она ведь тоже оставила у Гальки своих детей без присмотра. Ее пацану тогда вообще три года было».

— Могла ли Света специально поджечь хату? — спросила я у бывшего классного руководителя Светланы.

— Что там случилось, не знаю. Девочка она добрая, спокойная, старательная, хорошо убирала в классе. Ни в какой жестокости замечена не была.

Кто знает, какие мысли одолевают детей, когда они видят, что папа теперь живет в другой семье? Может, это и вправду был несчастный случай. Но когда начался пожар и у Светы встал выбор, кого спасать — брата Сашу или сводную сестру Женю, сработали детские обиды, и она первыми вывела Сашу и подружку, бросив сводную сестру на произвол судьбы?

Чтобы проверить свои предположения тогда, 10 лет назад, я отправилась в село, куда переехали Света и ее мама Вера. Галина тоже села со мной в редакционную машину. Увидев непрошеных гостей, Вера и дочка… стали убегать. Остановившись у калитки, Вера отдала приказ Свете: «А ну, марш домой!» — и заявила, что «после Галькиной брехни» ничего никому рассказывать не собирается. И повернулась, чтобы уйти.

— Люди говорят, что Света специально не стала спасать Женю: дескать, мстила за то, что ее папа ушел из семьи, — сказала я Вере вдогонку.

— Та кому он нужен, такой отец? — резко развернулась Вера. — За 14 лет ни гривни алиментов не дал! Та на х… он сдался, чтобы из-за него одно дитя другое поджигало! Но что бы я ни сказала, мне ж не поверят. Скажут: дочку защищаю. Только знаю, что такого мой ребенок в жизни не сделал бы! Пусть они с Женей и не мирились иногда… Дочка не виновата, оно загорелось само…

Обратившись к Гале, Вера неожиданно спросила: «А ты привезла опрыскиватель?» Та заявила, что отдаст опрыскиватель, когда Вера оплатит ей ущерб за сгоревшую хату. Вера ответила, что платить не собирается, потому что нечем. О здоровье Женечки Вера даже не спросила.

«Не было бы статьи в „ФАКТАХ“ — не было бы у нас крыши над головой»

После публикаций в «ФАКТАХ» о Жене рассказала телепрограмма «Без табу». Судьбой ребенка заинтересовался народный депутат Украины Федор Шпиг и на Новый год подарил Женечке и ее маме двухкомнатную квартиру в Прилуках.

— Это было настоящее чудо, — вспоминает Женина мама. — Сгоревшую хату я никогда бы в жизни не смогла восстановить. А тут дом. Свой. Потом часто думала: «А если бы „ФАКТЫ“ о нас тогда, 10 лет назад, не написали?» Даже мороз по коже шел от такого. Не было бы статьи в «ФАКТАХ» — не было бы у нас крыши над головой…

Женя перенесла 36 операций. Шаг за шагом врачи восстанавливали девочке внешность. Наращивали нос, заново делали губки. В школу она не пошла: учителя учили ее на дому. Девочка научилась писать и рисовать, зажимая ручку или карандаш кистями рук, забивать гвозди молотком, вышивать бисером, убирать и даже готовить.

*У Жени прекрасный голос, она участвует в художественной самодеятельности и часто получает грамоты за свои выступления. Фото из семейного альбома

Физические раны затягивались. Но вот душевные…

— Однажды Женя влюбилась, — рассказывает Галина. — Познакомилась по Интернету с парнем. По иронии судьбы «ФАКТЫ» о нем тоже писали. Он оказался братом девочки, которая сгорела в машине и тоже получила страшные ожоги. Женя и этот мальчик переписывались очень долго. Часто говорили по скайпу. Для дочки это было первое чувство. Парень собирался приехать к Жене в гости. И Женя рассказала об этом подружкам. Поделилась, так сказать, радостью.

Когда Женечка вышла из комнаты, оставив на столе свой мобильный, подружки скачали номер телефона парня, позвонили ему и сказали: «Зачем тебе сюда ехать? У нее лицо страшное, и руки — как у собаки лапы». Это был первый урок для Жени. «Теперь ты знаешь, как предают самые близкие подруги. Нельзя никому доверять, кроме родной мамы», — говорила ей я.

Переписка с тем парнем у Жени постепенно сошла на нет. Он по-прежнему звонил. Но в его отношении к моей дочке появилось что-то пренебрежительное. Однажды, когда он заругался матом, Женя отключила скайп и сказала: «Мам, я понимаю, что я не очень красивая, но я не хочу, чтобы меня унижали. Пусть больше не звонит».

Потом она говорила: «Мама, ну почему так повернулась судьба? Почему Света так меня наказала? У меня к ней такие чувства, что хочется иногда поехать к ней и побить».

— Света и ее мама пытались наладить с вами контакт? Чем-то помочь ребенку? Ведь после публикаций в «ФАКТАХ» вам помогали сотни людей.

— Они никакой инициативы не проявляли.

— Я боялась звонить Жене и ее маме, — призналась «ФАКТАМ» Вера, мама Светланы. — Если бы Галя не рассказывала на каждом углу, что во всем виновата Света… А так. Газеты из года в год повторяли версию Жени, что это Света ее подожгла. Снимали телепередачи. Света каждый раз плакала, переживала: «Мама, я ни в чем не виновата! Это не я! За что же мне кара такая?» Конечно, мы обе с Галькой были виноваты в том, что оставили детей одних.

— Но почему вы ничего не сделали, чтобы помочь снять этот груз с дочкиных плечей? Сказать, что она не виновата, если вы так считали? Надо было не бежать от журналистов, а искать их, высказывать свою точку зрения.

— Ну где этих журналистов искать? И Галя меня все равно не простила бы. Помогать материально мы не можем. А без денег к ним ехать было как-то неудобно. Думала, что Галя и Женя встретят меня агрессивно.

— Мы все-таки встретились с Верой и ее дочкой Светой, — рассказывает Галина Нагорная. — На передаче телеканала СТБ «Один за всех». Туда приехала и тетя Оля, которая Женю спасла. Она почему-то стала говорить, что я ее не отблагодарила, хотя я ей за Женю спасибо говорила не раз и подарки дарила. Я еще не была в студии, но слышала, как меня осуждают люди из села, которых пригласили на телевидение, поэтому ушла с первых минут передачи. Хотела и Женю забрать, но ее уговорила остаться волонтер Лиана Воробьева (друг нашей семьи, ее тоже пригласили на «Один за всех»).

На появление Светы в студии Женя, которая не видела старшую сестру больше десяти лет, отреагировала возгласом: «И не стыдно? Думаешь, мне без пальцев хорошо?»

«Нет, не стыдно! — воскликнула Света. — Не знаю, как тебе сказать правду. Ты не помнишь, ты была маленькой. Я не поджигала специально. В кладовке стояла канистра с бензином. Я положила тряпку в печку, чтобы затопить хату, и зажгла спичку. В этот момент канистра перекинулась, и все загорелось».

«Это за то, что я у тебя отца украла!» — ответила Женя. «Да на фига мне твой папка сдался! — парировала Света. — Все загорелось, у меня тоже загорелась нога! Я выбежала на улицу, потушила ногу. Забежала в хату, но не могла тебя забрать, потому что ты забилась за свернутый ковер. А рядом Саша стоял, и я успела только его схватить!»

«Света растапливала печку, и я почувствовала дым, — стала рассказывать в студии еще одна свидетельница событий — Светина подружка. — Мы со Светой из дома вынесли Сашу. Света мне сказала: «Я не могу найти Женю».

Но Женя, не веря, качала головой.

«Женя, я пошла на детектор лжи, чтобы ты увидела, что я говорю правду!» — в отчаянии воскликнула Света.

В это время на экране стали показывать эпизод расследования.

— Вы специально поджигали канистру с бензином? — спрашивал на экране эксперт, присоединивший к Свете датчики детектора лжи.

— Нет.

— Вы делали что-либо специально для того, чтобы поджечь Женин дом?

— Нет.

Когда эксперт заключил, что умышленных действий на совершение поджога Света не совершала, в студии раздался вздох облегчения. Конечно же, это просто несчастный случай. Света хотела лишь сделать теплее в доме Жени, чтобы все дети согрелись, но уж никак не искалечить Женину судьбу. «Женя, послушай Свету, так не лгут», — говорила Жене волонтер Лиана Воробьева, которая помогает Нагорным вот уже 10 лет и пользуется огромным авторитетом в семье.

В конце передачи Ольга Пономаренко, которая вытащила Женю из огня, попыталась помирить сестер: усадила девочек возле себя на диван и обняла. Но по напряженной Жениной позе было видно: она не поверила. И не простила.


*В конце телепередачи Ольга Пономаренко (слева), которая спасла Женю, вытащив из огня, попыталась помирить ее со старшей сестрой (справа)

— Ты почувствовала облегчение? — спросила я у Жени через месяц после телепередачи. — Это ведь такое освобождение — обнаружить, что близкие люди, которых ты подозревала в самых черных замыслах, ни в чем не виноваты.

— Если честно, я их… не простила, — призналась Женя.

— Думаю, что эта передача была немного преждевременной, — говорит волонтер Лиана Воробьева. — Для Светы, может быть, и запоздавшей, а для Жени преждевременной. Ее сердечко еще как камень, а надо, чтобы оно превратилось в песок. И вот тогда следует мирить девочек. Ситуация ведь очень сложная. Света, может быть, зла и не хотела, но у Жени к ней вопросы до сих пор: «Почему она меня не вынесла из огня? Почему за мной не вернулась?» Но ведь Свете было 13 лет. Сама еще ребенок. Она могла испугаться. Могла отнестись халатно. Другое дело, что, став взрослой, Света, которой уже 23 года, могла найти способ покаяться, поговорить, облегчить душу. Тебе не дают говорить с Женей по телефону? Напиши письмо. Порвут письмо? Поезжай сама, найди Женю, объяснись с нею. Это наша беда. Люди не умеют объясняться. Но зато умеют ненавидеть и страдать всю жизнь.

Виноваты обе мамы, что не нашли способ помирить детей, а дети до сих пор расхлебывают эту кашу. Но мама Светланы заняла отстраненную позицию: «Моя хата с краю». Не мой ребенок сгорел, не моя хата, и ладно.

— Почему Галя столько лет думает, что Света специально совершила поджог?

— Она очень пострадала. Лишилась хаты, чуть не лишилась ребенка, муж (общий отец Светы и Жени) спился и не помогает. Галя тащит свой груз одна. Она работает: моет машины на ферме. Нужно собрать деньги на бионические протезы рук. Я о чем хочу сказать: когда тебе плохо, когда ты уязвим и сам отчасти виноват, хочется найти кого-то более виновного в твоих бедах. И виновницей всех бед стала Света. Гале с этой мыслью легче жить.

— Как человек, которого Женя называет своей второй мамой, вы видите выход из этой ситуации? Ведь обе стороны тащат такой груз обиды, агрессии, вины, непонимания, ненависти. Это не дает им жить дальше, отбирает жизненные силы.

— Какой выход? Разорвать этот порочный круг. Девчонкам — простить друг друга, не копаясь в прошлом, не разбирая по косточкам, кто прав, кто виноват. Беда в том, что Галя не очень хочет, чтобы сестры мирились. А Женя ее очень слушает. Но я все равно говорю ей: «Жень, вам нужно встретиться со Светой без телекамер, без журналистов. Сесть друг напротив друга и спросить: „Ну чего ты дуешься?“ Обняться. Помириться. Ведь вы сестры».

Женя все время говорила: «Не хочу я с ней мириться. Мне все равно, есть она или нет». Но я знала: Женя не злой ребенок. У нее очень доброе сердце. Придет время, и она будет готова простить. Недавно она позвонила: «Лиана, ты сказала, что мирить нас будешь? Ну, давай, мири…»

P. S. Кто хочет принять участие в судьбе Жени, может связаться с ее мамой Галиной по телефону (099) 078−66−07.

6070

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.