ПОИСК
Культура та мистецтво

Дочь Павла Бажова: "Своей внучке Маше Гайдар я подарила малахитовые бусы, которые получила в подарок от папы"

7:15 26 грудня 2015
65 лет назад перестало биться сердце автора знаменитых сказов «Малахитовая шкатулка», «Медной горы хозяйка», «Каменный цветок», «Серебряное копытце»

Произведения Павла Бажова многим из нас знакомы с детства. Они переведены почти на сто языков мира, экранизированы. Увы, о личности писателя читателям известно совсем мало. Судьба отмерила Павлу Петровичу 71 год. О том, каким он был человеком, «ФАКТАМ» рассказала дочь писателя — доктор исторических наук Ариадна Бажова-Гайдар. Она — мать известного политика Егора Гайдара и бабушка Марии Гайдар, которая ныне является советником председателя Одесской областной государственной администрации Михеила Саакашвили.

*Ариадна Бажова-Гайдар. Фото kp.ru

— Ариадна Павловна, что в вашем доме сегодня напоминает о знаменитом отце?

— Прежде всего его книги, портреты… Есть у меня и маленькая малахитовая шкатулочка, где хранятся украшения — колечко и серьги. Папа ее подарил, когда мне было лет 16. Она до сих пор является моим главным сокровищем из отчего дома. К слову, мои малахитовые украшения были сделаны на Кубе, где мы с мужем Тимуром Аркадьевичем Гайдаром (контр-адмирал, военный журналист, сын писателя Аркадия Гайдара. — Ред.) оказались в 1962 году. Как-то, общаясь с работавшими там нашими геологами, показала им камешек — малахит, который возила с собой в качестве талисмана. Его подарили папе, а он — мне. Думала, геологи вряд ли видели там такой камень. Но они посмеялись и выложили передо мной малахиты, привезенные с острова Пинос. А потом порекомендовали кубинского ювелира, который из моего уральского малахита (он отличается глубоким темным зеленым цветом) сделал украшения — серьги и кольцо. Память об отце живет до сих пор. Ко дню его рождения в январе в Екатеринбурге проводится выставка фарфора по мотивам произведений Бажова. А в городе Серов на Урале традиционно делают композиции изо льда. Среди них — малахитовая шкатулка, портрет Павла Петровича.

РЕКЛАМА

Сказы Бажова стали популярны в годы войны. Казалось бы, как это объяснить? Страшное, мрачное время. И вдруг к сказам такое внимание. Их цитировали, с фронта отец получал письма: «Продолжайте писать! Вы наш сказочник. Нам это надо». В тяжелые годы людям нужна сказка, необходимо что-то светлое. Первое издание книги «Малахитовая шкатулка» вышло в 1939 году на Урале, а в 1943-м — и в Москве. Спустя время сказы перевели на английский язык, потом — на немецкий, французский, китайский… В общей сложности почти на сто языков. Популярность сказов была велика во всем мире. И сейчас произведения знают. Недавно один предприниматель на личные деньги поставил на родине Павла Бажова в Сысерти скульптуру «Серебряное копытце». Приятно. Во многих городах улицы носят имя Бажова.

— И в Киеве есть такая улица.

РЕКЛАМА

— Правда? Я этого не знала. К слову, Павел Петрович дружил с известной украинской писательницей Оксаной Иваненко. Она бывала у нас в гостях. Умница, красавица. А когда в Каневе построили библиотеку-музей имени Аркадия Гайдара, наша семья очень подружились с директором и создателем этого музея Василием Афанасьевичем Березой. Он сначала переписывался с моим мужем Тимуром Гайдаром, а потом и со мной. И недавно я получила сообщение из Канева, что могила Аркадия Гайдара в порядке. Это радует.

— У вас в семье, как говорится, сплошные знаменитости.

РЕКЛАМА

— И очень печальный месяц — декабрь. Третьего декабря не стало моего отца Павла Бажова, шестнадцатого декабря ушел из жизни сын Егор, а двадцать третьего — муж Тимур. Страшный месяц. Помню, как происходило прощание с отцом. Провожать папу в последний путь вышел на улицу весь Свердловск — нынешний Екатеринбург. Гроб вместе с другими нес маршал Жуков. Они с папой дружили. Георгий Константинович бывал у нас дома. Помню, как они сидели и подолгу дружески общались. Маршал Жуков очень любил жареную рыбу, приготовленную моей мамой. Бывали у нас и другие известные люди: Борис Полевой, Константин Симонов, Алексей Сурков…

— С удивлением узнала, что известность пришла к Павлу Бажову довольно поздно — в 60 лет.

— Он был очень скромным человеком и даже не ожидал, что его сказы станут так популярны. Отец работал над ними фактически всю жизнь. Закончив духовную семинарию, в течение двадцати лет был учителем русского языка и все летние каникулы проводил в путешествиях по Уралу, впитывая сюжеты, богатство языка… Потом папа стал журналистом. А когда остался без работы, так как его исключили из партии (его точка зрения по многим вопросам не всегда совпадала с официальной), сел писать сказы.

— Но для жизни ведь нужны средства.

— Жили очень скромно. Мамина сестра работала библиотекарем. Фактически на ее небольшую зарплату все мы (а семья была немаленькая) в тот период кормились. Кроме того, у нас был огород. Так продолжалось примерно год. Потом отца восстановили в партии, и он вернулся на работу. Но и тогда заработки не были большими. Вот сейчас я смотрю на моих правнучек и радуюсь. У них красивые платьица, туфельки… В мое время такого не было. Мы скромненько одевались — серенько-серенько. Хорошо, если туфли были без дыр.

— Когда вы впервые увидели само­цветы?

— У папы был знакомый геолог. Самоучка. Казалось, этот старик знал все! Когда папе хотелось посмотреть на какой-то камень, геолог говорил: «Запросто! Этот минерал можно обнаружить в сквере возле оперного театра». И действительно находил его там. Папа тоже хорошо разбирался в минералах. У нас в доме была целая коллекция камней. Кроме того, в Екатеринбурге есть замечательный геологический музей. А украшения из самоцветов я впервые увидела в кино — в фильме «Каменный цветок», вышедшем на экраны в 1946 году.

— А вы хорошо разбираетесь в камнях?

— Не могу этого сказать. Мои интересы в другой области лежали. Старшая сестра Ольга геолог, по профессии она горный инженер. А я журналист и историк.

— Иногда сказы Бажова называют сказками. Можно и так?

— Вообще-то нет. Отец писал их не для детей. И даже удивлялся, что дети стали читать их. В сказах Бажова много глубоких философских мыслей. Они рассчитаны на восприятие взрослого человека.

— В произведениях Павла Бажова много чудес. А в его жизни они случались?

— Жена забрала Павла Петровича из Усть-Каменогорска, где его застала гражданская война, абсолютно больного. У него были малярия и тиф. Врач сказал, что шансов выжить никаких. Но папа выжил. Разве это не чудо? К слову, помог ему уральский лес. Папу выносили на носилках на опушку леса. Он дышал свежим воздухом, любовался природой… И постепенно стал поправляться.

— Действительно, чудо.

— Я уже родилась после всех этих событий. Уральская природа, которую папа так любил и воспевал, словно отблагодарила его. Отца и земляки очень любили. Когда он стал депутатом Верховного Совета СССР, много добра сделал людям. Папа был счастливым человеком, несмотря на все трудности, которые пережил. У него были прекрасная жена, дети. Правда, мальчики умирали еще в детстве. А мой брат Алеша погиб в 1937 году совсем неожиданно. На практике ему пришлось заниматься электросваркой бочки. А она оказалась из-под пороха и взорвалась. Алеше было 18 лет. В семье было семеро детей. Я самая младшая. Сейчас уже осталась одна. Мне 90 лет. Хочется, чтобы как можно дольше сохранялась память о моих дорогих ушедших людях. К примеру, сказы отца знают и мои внуки, и правнуки. Младшей правнучке Люсе Бажовой три года, она очень любит «Серебряное копытце».

— Правда, что ваша мама Валентина Александровна была ученицей отца?

— Да. Ей было 19 лет, ему — 32 года. На выпускном вечере папа сделал ей предложение. Все девочки были влюблены в своего учителя, и мама не являлась исключением, поэтому стать женой согласилась без всяких разговоров. Вместе родители прожили сорок лет. И когда папочка ушел из жизни, мама перестала вообще бывать дома. Утром уходила к нему на могилу и только вечером возвращалась домой. Говорила: «Мне только там хорошо». Мама пережила отца на двадцать лет.

— Как Павел Бажов создавал свои произведения?

— По ночам. Когда большая семья, днем трудно сосредоточиться. Кроме того, он же работал. А когда поздно вечером и ночью оставался один, у него была возможность подумать. Папа кропотливо работал над словом.

Для него это было очень важно. Помню, как-то вышел из кабинета и спросил мою тетю: «Как бы вы сказали, что девушка лучше всех?» Она подумала и ответила: «Как из кистей выпала!». Папе выражение понравилось. Он поинтересовался, что оно значит. Тетя объяснила: когда вязали гарусный пояс, все нитки были красивые, но одна — ярче всех. Это выражение для папы стало находкой. Он употребил его в своем сказе. В мемориальном музее в Екатеринбурге хранится папина картотека. В ней невероятное количество карточек, на которых записаны пословицы, поговорки, сюжеты…

— Вам известно, как родился знаменитый образ Хозяйки медной горы — хранительницы драгоценных пород и камней?

— У нее была замечательная коса, как у моей мамы, — толщиной в руку и длиной до пояса. Не случайно папа влюбился в маму. Так что в каком-то смысле она стала прообразом. А вообще большинство образов сказов взяты из фольклора. Это народная выдумка, которую папа донес до читателя.

— Мама ваша любила украшения?

— Нет, она их не носила. Не знаю, почему.

— Чем Павел Петрович увлекался, кроме творчества?

— Любил рыбалку. Летом мы выезжали в его родной город Сысерть и часами пропадали на прудах. Папа ловил рыбу. И с каким наслаждением! Было жарко, пот струился по лбу, а он стоял с удочкой… Хорошо помню эту картину. Еще любил путешествовать по Уралу. Не было уголка, где бы он не побывал.

— А за границу ездил?

— Никогда.

— Каким человеком он был в быту?

— Одежде придавал мало значения. Был и в еде нетребователен. Любил в суп положить гречневую кашу. А еще ему нравились пельмени, которые мы делали всей семьей. Правда, сам он в этом процессе не участвовал. Мы его не привлекали — все-таки он был у нас на особом положении. Никто никогда не осмеливался отцу возражать. Вечером мы сидели за столом, обсуждали все, но никто ему не перечил, считалось, что папа — истина в последней инстанции. Но он у всех просил совета, каждому давал слово. Даже меня, маленькую, спрашивал: «Ты как думаешь?» И я отвечала.

— Как Павел Бажов обычно отмечал дни рождения?

— Собирались родственники, друзья, писатели. Сдвигались все имеющиеся в доме столы. Мама пекла пироги, готовила она очень хорошо.

— От чего умер ваш отец?

— Причина — рак легкого. Папа умер в московской больнице. А хоронили его на Урале.

— Что бы вы сказали своему отцу сегодня, если бы он мог вас услышать?

— Я бы сказала: «Папочка, мы счастливы, что ты у нас был. И мы стараемся быть тебя достойными».

— Какое произведение отца вам особенно нравится?

— Мои любимые сказы — «Каменный цветок» и «Малахитовая шкатулка». Когда отец их написал и прочел вслух, мне было 14 лет.

— За сборник сказов «Малахитовая шкатулка» Павла Бажова наградили Сталинской премией. Как он ею распорядился?

— Честно говоря, не знаю. Тогда я в эти дела еще не вникала. Думаю, деньги растворились в семье. Всем что-то было нужно, и папа стремился помочь.

— На каком транспорте передвигался Павел Бажов? У него была машина?

— Она появилась в последние годы — «Москвич». У папы был водитель Федя. Отец в то время был депутатом Верховного Совета СССР. Ездил в Москву. Но переезжать туда не собирался. Говорил, что очень любит Москву из окна вагона поезда, везущего его на Урал. Люди часто приходили на прием к нам прямо домой. Рано утром стучали в дверь, и отец никому не отказывал. У каждого ведь была какая-то проблема или даже трагедия. Более того, когда отец шел на прием, в карман френча непременно вкладывал несколько десяток, чтобы дать человеку на обратную дорогу. Иногда я говорила: «Папа, нам нужно ведь и то купить, и это…» А он отвечал: «Знаешь, этим людям труднее».

— Не могу не спросить, как вы относитесь к тому, что ваша внучка Мария Гайдар сейчас работает в Украине. Слышала, что она успешно осваивает украинский язык.

— Маша у нас очень способная. Я ее пыталась отговорить от того, чтобы она занималась политической деятельностью, когда еще был жив мой сын Егор. Но он мне сказал: «Мама, давай мы с тобой не будем в это вмешиваться. Она уже взрослый человек и выбирает свой путь сама. А мы только можем пожелать, чтобы это было хорошо и успешно. Кроме того, ты же знаешь: гены гайдаровские присутствуют, и от этого никуда не денешься». И я так и делаю, как Егор говорил. Маша — наша любимица. Мы созваниваемся. Родные, любящие друг друга люди. Одесса внучке нравится. К слову, Маше я подарила малахитовые бусы, которые когда-то получила в подарок от папы. Она их иногда надевает.

4875

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів