Культура Чтобы помнили

Дочь Михаила Пляцковского: "Мало кто знает, что знаменитая "Крыша дома твоего" — это песня из детской сказки"

7:00 2 февраля 2016   3744
Михаил Пляцковский
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

Двадцать пять лет назад перестало биться сердце известного поэта-песенника

Песни на слова Михаила Пляцковского — «Крыша дома твоего», «Ягода-малина», «Мамины глаза», «Увезу тебя я в тундру» и многие другие — знакомы миллионам любителей эстрады. Михаил Спартакович родился 2 ноября 1935 года в Енакиево Донецкой области и прожил всего 55 лет. О том, каким человеком был Михаил Пляцковский, «ФАКТАМ» рассказала его дочь Наталья (на фото).

— Наталья, ваша мама Лидия Ивановна рассказывала, что Ванга предсказала Михаилу Спартаковичу смерть в 55 лет и, заболев, он даже не принимал лекарства…

— Отец поехал с писательской делегацией на какой-то съезд в Болгарию и их повели к Ванге. Она сказала папе, что придут две его роковые пятерки и он умрет. Так и случилось. Заболев язвенным колитом, лекарства отец принимал, но за жизнь не хватался. Спасти его не удалось. Что же касается предсказания Ванги, папа скрыл его и от мамы, и от меня. Он нас очень любил и оберегал. Рассказал только своему двоюродному брату, от которого мы и узнали об этом пророчестве уже после папиной смерти. К слову, песня «Кукушка» на музыку Никиты Богословского, исполненная Аллой Пугачевой, написана отцом, когда он уже был болен. Помните, там есть слова: «Сколько на роду суждено — столько проживем»?

— Конечно:

«Ты, кукушка, брось куковать, мне года считая,
От меня свою ворожбу лучше утаи.
Годы промелькнут, пролетят, словно листьев стая,
Сколько их достанется мне — все они мои»…

— Вообще, по натуре папа был оптимистом. У него было прекрасное чувство юмора. Он всегда шутил. Как-то в конце 1980-х мы с ним зашли в магазин «Дары природы», а там прилавки пустые. На витрине — только баночки с хреном. Папа посмотрел на продавщицу и произнес: «Ну, сказать, что у вас ни хрена нет, тоже ведь не скажешь».

— Да, чувство юмора у вашего отца было замечательное!

— Я с папой везде ходила. Он брал меня с собой на концерты и фестивали. У меня от него не было никаких секретов. И у него от меня тоже. Папа был человеком очень добрым. Вспоминаю, как-то привел к нам бездомную кошку. Меня, первоклассницу, Мурка провожала в школу — переводила через дорогу, а потом возвращалась домой. Соседи ее уже знали, поэтому открывали дверь подъезда, и она поднималась на четвертый этаж. Мурка жила у нас много лет, а когда мы решили переезжать на другую квартиру, вдруг исчезла. И мы с мамой тогда пошли на «птичий» рынок и купили щенка. Переживали, как такой сюрприз воспримет отец. Ведь собаки лают, а папа любил работать в тишине. Мы привезли щенка и… спрятали. А потом я все-таки сообщила папе: «Мы с мамой купили собаку!» Он сначала возмутился, но потом к щенку привык. Назвали собачку Нотка. Она долго у нас жила, а потом заболела. Ночью мы с папой везли Нотку в ветеринарную дежурку. Но, увы, спасти ее там не смогли. И тогда я впервые увидела, как папа плакал…

— Какой отцовский подарок особенно близок вашему сердцу?

— Он постоянно дарил мне подарки. И какой-то один выделить сложно. На праздники папа всегда покупал мне гиацинты. На дни рождения нам с мамой любил дарить ювелирные изделия. Ему нравилось нас радовать. А однажды преподнес такой сюрприз! С писательской делегацией папа был в Японии. И когда я приехала встречать его в аэропорт, он мне протянул… купленное в той стране мороженое. Не знаю, кто бы еще такое сделал. Как потом я узнала, он попросил стюардесс поместить порцию мороженого в холодильник. Ведь лететь из Токио до Москвы много часов. Японское мороженое было необычное — зеленого цвета, из какого-то экзотического фрукта. У нас такое не продавалось.

— К слову, в прошлом году Михаилу Спартаковичу исполнилось бы 80 лет. Как он обычно праздновал свои дни рождения?

— Если это была не юбилейная дата, отмечал дома. Приходили гости. Накрывался стол. А пятидесятилетие отца мы праздновали в московском ресторане «Прага». Присутствовали Алла Пугачева, Вячеслав Добрынин, Юрий Антонов, Арно Бабаджанян, Марк Фрадкин, Юрий Чичков, Владимир Шаинский… Это был замечательный «капустник», все пели, шутили.


*Владимир Шаинский и Михаил Пляцковский дружили и создали много песен, которые стали хитами (фото из семейного альбома Натальи Пляцковской)

— Какое блюдо и какой напиток были у вашего отца любимыми?

— Спиртного папа не употреблял вообще. Любимыми блюдами его, поскольку он вырос в Украине, были борщ, куриные котлеты, супы… А вот рыбу вообще не ел.

— Михаил Пляцковский родился в Енакиево Донецкой области. Став известным, часто приезжал в Украину?

— Конечно. У него троюродный брат жил в Енакиево. В родную школу папа всегда любил зайти, пообщаться со своими учителями. И в Киеве мы были. Как-то отдыхали в Ирпене. И в Днепропетровск ездил, откуда родом был его отец. Папа прекрасно говорил по-украински. Помню, как, встретившись с Женей Мартыновым, они пели песню «Рiдна мати моя»…

— Какая песня принесла Михаилу Спартаковичу первую известность?

— «Лада», написанная совместно с Владимиром Шаинским. Исполнил ее Вадим Мулерман, и она стала хитом. Несколько песен папа написал для Клавдии Шульженко: «Возьми гитару», «О чем шептал мне старый сад»… Популярная песня «Увезу тебя я в тундру», звучавшая в исполнении ансамбля «Самоцветы», появилась, когда папа поехал на Крайний Север. Оттуда он привез нам с мамой унты, расшитые бисером. Очень красивые, из оленьего меха. Мне было года четыре тогда. А еще привез оленя, сделанного из кости.

— Одна из моих любимых песен на стихи Михаила Пляцковского и музыку Юрия Антонова «Крыша дома твоего»…

— Мало кто знает, что эта песня из детской сказки «Приключения кузнечика Кузи». У папы с Юрием Антоновым был одноименный мюзикл. Эта песня была написана для кузнечика Кузи, который пел ее, когда возвращался из путешествий на свой васильковый луг. Кстати, много папиных детских книг переиздается по сей день — это детские сказки «Дневник кузнечика Кузи», «Солнышко на память», «Пиратские истории», «Разноцветные зверята»…

— А как родилась многим полюбившаяся песня «Ягода-малина»?

— Папа и Слава Добрынин поехали отдохнуть и поработать в подмосковный пансионат «Елочки». И вот мы — папа, я, Слава и его дочка возвращались домой. У дороги бабушки продавали ягоды. Мы купили целую миску малины и лакомились ею в машине. И вдруг папа сказал Славе: «Следующая наша песня будет «Ягода-малина». И тут же они ее начали напевать. А через два-три дня папа написал текст. Вот так чудом пришла эта песня. Первой ее исполнила Валентина Легкоступова.

— И, конечно же, песня на все времена — «От улыбки хмурый день светлей»…

— Она была написана папой и Владимиром Шаинским к мультфильму «Крошка Енот». Они дружили и создали много прекрасных песен. Часто бывали друг у друга в гостях. Вместе работали в домах творчества. Вспоминается история, как ездили с агитбригадой на БАМ. С ними тогда был и актер Олег Видов, и спортсмены известные. Когда приехали, к ним подошел какой-то мужчина и спросил: «Вам дубленки нужны?» Конечно, все заинтересовались, тогда же было время дефицита. Новый знакомый собрал со всех желающих приодеться деньги и… исчез. Никто больше не увидел ни его, ни дубленок, ни денег.

— Какая песня отца у вас любимая?

— Из мультфильма о Коте Леопольде «Если добрый ты, это хорошо, а когда наоборот — плохо», написанная папой совместно с Борисом Савельевым.

— Наталья, вы ведь, как и ваш папа, стали поэтом.

— Я начала сочинять стихи, как только научилась писать. Закончила факультет журналистики. Работала в газетах «Советская культура», «Труд»… Первая моя песня «Холода, холода» была написана вместе с Вячеславом Добрыниным. А «Розовые розы» появилась вот как. Когда я работала в газете, пошла брать интервью у музыкантов из ансамбля «Веселые ребята». Познакомилась там с Павлом Слободкиным и подумала, что надо им что-то написать. И вот куда-то мы поехали с папой. Я сидела в машине, ждала его, и мне пришла идея песни «Розовые розы». Рядом находился универмаг. Я выскочила, купила там тетрадку, ручку и сразу записала слова. Потом позвонила Слободкину, сказала, что хочу показать текст. Он ответил: «Приезжай». Павел тогда не знал, кто мой папа. Я никогда никому не говорила. Одно время у меня даже был псевдоним — Наталья Просторова.

— Как ваш отец работал?

— Обычно говорил: «Я сейчас сяду, поработаю» и закрывался в своем кабинете. А мы — мама, я, бабушка — молчали, как мыши. А когда появлялись стихи, папа нам их не читал, а напевал. Так поступал и с композиторами, хотя это не значит, что они брали его мелодию. Но музыкальную идею отец давал всегда. К слову, первым композитором, с которым отец познакомился, приехав в Москву, был Семен Заславский, тоже родом с Украины. Он начал с ним писать. А потом папа стал сотрудничать и с Серафимом Туликовым, который отцу очень помог, дав денег на кооперативную квартиру. Добрейшей души человек! Я даже не знаю, есть ли еще на Земле такие люди.

— Как ваш отец познакомился с мамой?

— Приехав в Москву, он жил в общежитии Литературного института. Недалеко был сквер. Папа прогуливался со своим приятелем, а мама сидела с подружкой на лавочке. Папин приятель подошел к маме и стал знакомиться. Но папе тоже она понравилась. Влюбившись, он женился.

— Автор многочисленных хитов был человеком обеспеченным?

— Да. Мы никогда ни в чем не нуждались. При этом папа был очень щедрым.

— У вас были дача, машина?

— Мы не хотели покупать или строить дачу, так как любили путешествовать. Могли сесть в машину (сначала у нас был «Запорожец», а потом — «Жигули») и поехать в Молдавию, Белоруссию, Эстонию… Отдыхали обычно в домах творчества. Сначала в Коктебеле, потом — в Пицунде. Было время, когда снимали квартиру в Евпатории. И за границей бывали — в Карловых Варах, в Германии, Румынии…

— Чем увлекался Михаил Пляцковский, кроме творчества?

— Обожал читать книги. А еще увлекался фотографией. Любил фотографировать за кулисами соавторов, артистов. Сохранились уникальные кадры, на которых Леонид Утесов, Людмила Зыкина…

— Каким человеком ваш отец был в быту? Как любил одеваться? Мог ли что-то сделать по хозяйству?

— Папа был маленького роста, поэтому купить готовый костюм для него было проблематично. Их шил ему портной, работавший в Большом театре. Что-то, конечно, привозилось из-за границы. А домашним хозяйством занималась мама. Папа был добытчиком — снабжал нас продуктами.

— Отец вам снится?

— Часто. Когда это происходит, я иду в церковь и ставлю свечку. Через несколько лет после его смерти приснилось, что папа дает мне кулон, напоминающий крылья ангела. И я поняла, что он хочет, чтобы у меня был такой и в жизни. Заказала кулон ювелиру и всегда ношу его с собой в сумке как талисман. Папа меня безумно любил. Чувствую, что и сейчас он мне помогает. Когда мне плохо, я разговариваю с его фотографией.

— Что бы вы сказали ему сегодня, если бы он мог вас услышать?

— Наверное, сказала бы, что отдала бы все на свете за возможность увидеть его еще раз. Так получилось, что я не была на его похоронах. Уехала в гости в Америку и там, будучи в разводе, познакомилась со своим вторым мужем. Мы расписались на тринадцатый день нашего знакомства. Позвонила маме сообщить, что вышла замуж и собираюсь брать билеты, чтобы приехать домой. И вдруг услышала: «Знаешь, пока не приезжай. Папа сказал, чтобы ты оставалась со своим мужем. Мы папу уже… похоронили». Когда я уезжала, он лежал в больнице. Помню, как помахал мне из окна рукой на прощание… Наверное, Бог так дал, чтобы я запомнила папу живым. Иногда думаю: может быть, это он вымолил мое счастье? У меня очень хороший муж. Скоро у нас серебряная свадьба. Спустя время после того, как отца похоронили, папа мне приснился и сказал: «Я так по тебе соскучился — приедь». Я бросила все и прилетела из Америки в Москву. Пошла на его могилу. Он снился мне тогда всю ночь и улыбался. И я чувствовала, что ему хорошо…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 3 м/с  В
Давление: 749 мм

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.