Здоровье и медицина Обыкновенное чудо

На Львовщине медики чудом спасли подростка, которому металлический прут насквозь проткнул сердце (фото)

6:00 21 февраля 2017
хирургическая операция

Спасение 15-летнего Димы Закалы из села Межиречье Сокальского района Львовской области врачи называют настоящим чудом. Сердце подростка пронзил прут металлического забора. Обычно в таких случаях человек сразу умирает. Но Диму врачи «скорой» успели привезти в местную больницу, где его тут же положили на операционный стол. Червоноградские районные хирурги, впервые сделав такую сложную операцию, сохранили школьнику жизнь.

Как получил травму, Дима Закала не знает. Помнит только, что вечером после уроков шел в гости к своему другу. Чтобы сократить путь, решил перелезть через школьный забор. А дальше — пробел. Подросток говорит, что как будто крепко уснул, а очнулся уже в реанимации больницы.


*Благодаря профессионализму врачей Диму удалось спасти. Фото ТСН

— Был абсолютно обычный день, — Дима говорит медленно и отрывисто. — Я пришел домой из школы, мы разговаривали с мамой. Потом сказал ей, что пойду к другу и мы немного погуляем. Вышел на улицу. Было холодно, поэтому надел теплый свитер и куртку. А что произошло дальше, пытаюсь вспомнить уже который день. Пока не получается.

— Сын часто гулял с друзьями в это время, — объясняет мама Димы Татьяна Закала. — Поэтому я, разумеется, его отпустила. Обычно чувствую, когда должна случиться беда, но тут была абсолютно спокойна. Дима ушел, а минут через двадцать мне позвонил старший сын: «Мама, знакомые ребята по телефону сказали, что с нашим Димкой беда. Он возле школы». Какая именно беда, он не знал. У меня подкосились ноги: он же только вышел из дому! Что могло случиться так быстро?

Я тут же побежала к школе. А там уже полиция, «скорая», односельчане… Помню, начала кричать: «Где мой сын?!» А потом увидела Диму. Он был без сознания и, казалось, вообще не дышал. Увидев на его курточке следы крови, я вскрикнула. Подумала, что на Диму кто-то напал с ножом. Бросилась к нему, начала его звать, но сын не приходил в себя. Врачи быстро погрузили его на носилки и повезли в больницу. Я поехала вместе с ними.

Несмотря на то что наше село обслуживает Сокальская районная больница, сына сразу повезли в Червоноград. Считается, что там больница намного лучше. Сотрудники полиции тем временем исследовали школьный забор с заостренными металлическими пиками и обнаружили, что один из прутьев в крови. А куртка сына, как ни странно, была не порвана. Потом мы поняли, что, скорее всего, Дима перелазил через забор, куртка задралась и металлический прут вошел ему прямо в сердце.

Сын этого не помнит, но после того, как упал на землю, он еще смог встать, сделать несколько шагов от забора и лишь потом потерял сознание. Его обнаружил оператор школьной котельной.


*Забор с заостренными металлическими прутьями, ограждающий школу, пока не демонтирован

— Я делал обход территории, — рассказывает оператор котельной Владимир Вира. — Из окна увидел, что на снегу что-то лежит. Сначала подумал, чья-то куртка. Подошел ближе — а это же человек! Мальчик лежал на снегу, и я даже не понял, что с ним произошло. Крови не увидел.

— Спасибо работнику котельной, что сразу вызвал «скорую», — говорит Татьяна. — Оказалось, счет шел на минуты. И если бы он вышел из школы на десять минут позже, сына уже не спасли бы.

Медики подтверждают, что так и есть — состояние Димы было очень тяжелым. Когда его забирала «скорая», у подростка уже не прощупывался пульс.

— Врачи «скорой» сначала подумали, что это ножевое ранение верхней части живота, — рассказывает «ФАКТАМ» детский хирург Червоноградской районной больницы Юрий Крук (на фото). — Когда мальчика везли в больницу, я был дома — меня срочно вызвал дежурный врач. К счастью, Червоноград — город небольшой, поэтому на работу приехал быстро. Мы увидели ребенка, у которого уже не было ни пульса, ни давления. Поняли, что времени проводить обследование нет, поэтому на свой страх и риск начали операцию.

Говоря простыми словами, нам нужно было зашить дырку в сердце. Чаще всего подобные травмы заканчиваются смертью пациента. Сердце находится в сердечной сумке. Если орган пробить, из него начнет вытекать кровь, которая будет скапливаться в этой сумке. В результате сердце не может сокращаться и человек умирает. Сердце Димы мы успели зашить. Областные или столичные кардиохирурги с такими случаями сталкиваются чаще, а в моей 30-летней практике подобная операция была впервые. Теоретически я знал, что нужно делать, но до сих пор ни разу эти знания не применял. Тут важно не упустить время.

Фактически ребенок ожил на операционном столе. Хорошо сработали все — и ассистировавший мне молодой хирург, и анестезиолог (он, кстати, служил в зоне АТО). Когда Дима пришел в себя, оказалось, что он вообще ничего не помнит. Не может даже сказать, перелазил ли через забор. Но главное, что мальчик жив и, как показало обследование, здоров.

Через несколько дней после операции подростка, который чувствовал себя неплохо, перевезли во Львовскую областную клиническую больницу для более тщательного обследования. Изучив его историю болезни, областные хирурги отметили, что их районные коллеги сделали практически невозможное.

— Ребенок был на грани смерти, — сказал «ФАКТАМ» детский кардиохирург Львовской областной больницы Николай Коник. — Сделать комбинированную ревизию и остановить кровотечение в условиях районной больницы — это высший профессионализм. Мальчика мы уже выписали. Обследование показало, что подросток вполне здоров и может вернуться к обычной жизни.

— И даже к школьным занятиям, — добавляет Татьяна Закала. — Я не ожидала, что Дима так быстро восстановится, ведь с тех пор прошло всего две недели. Когда врачи вышли из операционной и сообщили, что это рана не живота, а сердца, я едва не потеряла сознание. Разве может выжить человек, сердце которого проткнула арматура?! Но оказалось, даже такое возможно. Меня на несколько минут пустили в реанимацию, сын уже очнулся после наркоза и не понимал, что с ним происходит. «Где я? — спрашивал. — Как я здесь оказался?»

Иногда мне кажется, что он до сих пор не пришел в себя. Дима мало говорит, все время о чем-то думает. Даже мне не рассказывает, что у него на душе. Для него это очень большое потрясение.

— Я очень благодарен врачам, — говорит Дима. — Они меня спасли. Сейчас в голове все перемешалось. Сложно даже представить, что в моем сердце была дырка, а я при этом выжил. Мама все время спрашивает, не болит ли у меня что-то. Нет. Остались шрамы, но я их совсем не чувствую. В школе об этом случае, конечно, только и разговоров. Все расспрашивают, просят показать шрамы. Я показал. Пацаны не верят, что так бывает. Я и сам не верю. Но, как видите, я жив, могу ходить и даже бегать.

— Вот с бегом я бы пока не рисковала, — перебивает сына Татьяна. — Врачи сказали, что еще нельзя посещать уроки физкультуры. Для него это трагедия, потому что Димка обожает футбол и как раз собирался ехать на спортивные соревнования. Но на ближайшие полгода о соревнованиях точно придется забыть. А потом посмотрим, что решат врачи. Мы теперь будем регулярно ездить на обследования. Дима не может долго сидеть без дела. Когда мы находились во львовской больнице, он уже места себе не находил от скуки. Все время ходил по палате и по больничному коридору. Врачи удивлялись: и откуда у него силы?

Забор с острыми металлическими прутьями, ограждающий школу в Межиречье, пока никто не демонтировал. Хотя, как показал случай с Димой, он представляет опасность для жизни детей. Не исключено, что завтра кто-нибудь еще захочет сократить дорогу и история повторится.

— Вопрос с забором еще решается, — сообщила «ФАКТАМ» директор Межиреченской школы Любовь Вира. — В любом случае на его замену требуется финансирование. Пока что мы предупредили учеников, чтобы они были осторожны.

2906

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров