Украина

Семья Веджие Кашка смогла вернуться на родину в Крым только после вмешательства академика Сахарова

7:00 30 ноября 2017   605
Веджие Кашка
Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

Увы, многие из тех, кто хотел попрощаться с Веджие Кашка, умершей от сердечного приступа вскоре после задержания крымских активистов в Симферополе, не смогли поехать в село Новокленово Белогорского района, где участница крымскотатарского национального движения жила последние годы. Поездка в оккупированный Крым для них грозила реальной опасностью.

«Незадолго до смерти Веджие-тата задумала издать автобиографическую книгу»

— Сегодняшние дни — трагические для Крыма, каждый день мы получаем оттуда не очень хорошие новости, — рассказала «ФАКТАМ» крымский историк Гульнара Бекирова. — Но то, что случилось с Веджие Кашка, — это уже за гранью. Когда мы виделись последний раз (не так давно она приезжала на материк), она попросила меня помочь ей написать автобиографическую книгу. Ей было что рассказать людям… Ни одного мероприятия не обходилось без Веджие Кашка. Я поражалась, как человек в ее возрасте все успевает: у нее было хозяйство, она ходила на заседания суда, для каждого находила слова поддержки, ездила и в Киев, и на всемирный конгресс крымских татар, и в Турцию. Для меня ее просьба была большой честью. Единственное, что немного смущало, — технические аспекты. Мы обсуждали, что, возможно, будем общаться по скайпу или же она надиктует воспоминания на диктофон и перешлет мне.

Веджие Кашка прошла все испытания, выпавшие на долю крымских татар ее поколения. Ей было 9 лет, когда крымских татар депортировали в Узбекистан, пережила голод и унижения в местах спецпоселений. В национальное движение Веджие вместе с мужем Бекиром включилась в 1950-е годы. Они стали ходить на собрания, где обсуждались вопросы возвращения на родину. Тогда семья жила под Ташкентом. «В 1956 году, когда наступило какое-то „потепление“ и комендантский час уже не был таким суровым, люди стали требовать вернуть их в Крым. Но я сначала была против, — вспоминала о том времени Веджие Кашка. — Не понимала еще толком ничего. У нас стояли две железные кровати. С собой их не повезешь, а где найду такие же? Но на собрания, где обсуждали возвращение, ходила. Окна закрывали одеялами, будто читали молитву, и собирали подписи».

В 1967 году, когда у супругов Кашка уже было четверо сыновей, они перебрались поближе к Крыму, на Кубань, где у них родилась дочка. А после издания указа о реабилитации крымских татар и их права жить на исторической родине, они купили дом в Крыму, в селе Джемрик (нынешняя Кизиловка) Белогорского района. Но первыми гостями в их доме оказались председатель сельсовета и участковый милиционер с протоколом о нарушении паспортного режима, а также о том, что купля-продажа жилья совершена незаконно.

Семью вынуждали добровольно уехать, но они не соглашались. И тогда однажды ночью их разбудил свет прожекторов, направленный в окна. По воспоминаниям Веджие в интервью изданию «Крымские новости», «стражи порядка» с криками «Быстро собирайтесь!» взломали двери и разбили стекла. Окатили холодной водой спрятавшихся под одеялом испуганных детей, связали мужа, а ей самой вывихнули челюсть. Семью вывезли за пределы Крыма. Дальше Краснодарского края Кашка не поехали, остановились в Тамани. Нашлись добрые люди, приютившие семью, другие помогли деньгами.

Деньги за дом им никто не вернул. Один раз супруги съездили в Джемрик — дом стоял пустым и никому не нужным. «Это было такое чувство безысходности. Но я сжала кулаки и воскликнула: «Победа будет за нами!» — вспоминала пожилая женщина в одном из интервью. Тогда же Веджие решила обратиться к известному диссиденту академику Андрею Сахарову, и после его вмешательства семья смогла вернуться в Крым. Взамен в КГБ попытались поставить условие: контакты Сахарова никому не давать и больше к нему не ездить. Но женщина твердо ответила: «К Сахарову ездила и буду ездить».

— В ее доме много лет проводились совещания крымскотатарских активистов , — рассказывал изданию «Реалии. Крым» правозащитник Абдурешит Джеппаров. — В Крыму практически не было мероприятий национального движения, в которых бы она не участвовала. Ездила с различными миссиями в Киев, в Турцию и в Москву.

«Своей гибелью она еще больше объединила крымских татар»

Пять лет назад не стало супруга Бекира, с которым они вместе прожили больше полувека. Кашка осталась одна, но ее очень поддерживали дети и внуки.

— Веджие часто приходила к нам в редакцию газеты «Авдет», — рассказал «ФАКТАМ» крымский журналист Алим Авдиев. — Такая маленькая, хрупкая женщина, всегда с доброжелательной улыбкой, блестящим чувством юмора. Но какой же у нее был стальной характер! Она всегда была готова прийти на помощь, всегда находила слова поддержки.

— Женщина у тюркских народов, у мусульман — это прежде всего мать, — отметил муфтий Духовного управления мусульман Саид Исмагилов. — Веджие как женщина, которая боролась за свой народ, была очень уважаемой. Она была легендой, символов борьбы за права народа, за возвращение на родную землю.

— Веджие-тата — явный долгожитель, должна была жить долго, — вздохнула Гульнара Бекирова. — И хотя в последнее время болела, после лечения в Турции приободрилась, была полна планов. Активисты помогли отремонтировать ее дом. Я так радовалась за нее…

Смерть Веджие стала такой же символичной, как и ее жизнь. Своей гибелью она еще больше объединила крымских татар — и в Крыму, и на материке. Эта страшная история стала достоянием мировой общественности. О гибели Веджие и фейках, распространяемых российскими СМИ, сообщила газета «Нью-Йорк Таймс».

Напомним, буквально через пару часов после позорной спецоперации по задержанию четырех активистов (которые, кстати, были не членами Меджлиса, как пытаются представить российские СМИ, а просто общественными деятелями) в ФСБ России сообщили, что Веджие Кашка и ее друзья занимались вымогательством, шантажируя некоего гражданина Турции и пугая его «связями в Меджлисе». На самом деле, рассказывают друзья семьи, все было иначе. Молодой турок присвоил семь тысяч долларов, принадлежавшие семье Веджие, и друзья хотели помочь ей вернуть деньги. Оказалось, что турок связан с ФСБ. В кафе, где была назначена встреча, ворвались вооруженные российские силовики…

Сердце 83-летней татарки, и без того уставшее и больное, не выдержало. Ей стало плохо. Женщине вызвали «скорую», но по дороге в больницу она умерла.


*23 ноября российские силовики задержали в Симферополе четырех крымскотатарских активистов

— На самом деле наглая ложь российских силовиков, — говорит Гульнара Бекирова, — была призвана прикрыть то, что есть на самом деле, — политические преследования и аресты крымскотатарских активистов.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Чем тише ведет себя ребенок в соседней комнате, тем дороже вам может обойтись ремонт

Киев
-2

Ветер: 1 м/с  3
Давление: 743 мм