БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Общество и люди Больная тема

За свою бездеятельность прокуратура заплатит одесситке пять миллионов гривен

16:48 3 мая 2018
Александр и Екатерина Карташовы

— Это — настоящая бомба в юриспруденции! — не сдерживает эмоций адвокат Екатерины Карташовой Наталья Линник. — Первое и единственное решение апелляционной инстанции в Украине о взыскании морального ущерба в размере пяти миллионов гривен за бездействие прокуратуры на протяжении 12 лет! Никаких действий со стороны стражей закона все эти годы не было. Только передача (отфутболивание) материалов дела из прокуратуры в милицию, затем — в обратном порядке и обмен письмами. Как следствие — десятки судебных процессов.

О тяжелой борьбе за справедливость Екатерины Карташовой «ФАКТЫ» впервые рассказали в марте 2008 года.

Морозной февральской ночью 2006 года в дверь квартиры Карташовых в Днепре позвонили представители одесского похоронного бюро. Они вручили хозяйке пачку документов на испанском языке, а также сумки мужа и два венка. Сказали, что из Аргентины доставлен «груз 200» — тело ее 51-летнего супруга-моряка. Оказалось, что у транспортированного из-за океана нагого тела не было ни ног, ни внутренних органов…

Провести в последний путь мужа и отца семья не могла: отсутствовало свидетельство о его смерти. Екатерина вынуждена была обратиться в прокуратуру с просьбой провести судебно-медицинскую экспертизу. Заключение, которое получила вдова, повергло в шок. Бригада судебно-медицинских экспертов констатировала, что конкретную причину смерти установить практически невозможно! Кроме ампутированных до середины голени ног, у Александра отсутствовали… сердце, легкие, бронхи, трахея, часть пищевода (об этом в сопроводительных документах, написанных на испанском языке, аргентинские власти умолчали).


* У 51-летнего Александра Карташова — 35 лет «морского» стажа, 20 лет он был старшим офицером флота

К кому только в 2008 году не обращалась убитая горем женщина — к народным депутатам, уполномоченному Верховной Рады по правам человека, пороги каких официальных инстанций не обивала — Минюста, Минтруда и социальной политики, Минтранса и МИД, Генпрокуратуры, Секретариата президента. Все напрасно…

— С телеэкранов все говорят о том, как у них душа болит за народ. Но Саша, я, наш сын — и есть часть этого народа! Мне же советовали не волноваться, не искать виновных, а лучше получить десять тысяч долларов — компенсацию за смерть мужа, — возмущается Екатерина Карташова.

— Похоже, именно отказ Карташовой от денежной компенсации особенно возмутил чиновников, — считает адвокат Артем Дмитренко. — Дескать, гордая какая, ей даже тысячи долларов не нужны! В действительности сумма, оговоренная на такой случай в контракте «Укркрюинга» (одесская компания, отправлявшая в рейс Александра. — Авт.), в десятки раз меньше, чем компенсационные выплаты, которые предусмотрены в аналогичных ситуациях в крюинговых морских агентствах мира. Но и это не главное. Екатерина стремится отыскать виновных в трагедии. Организация работы наших моряков в дальних рейсах и за рубежом очень запутанная. Это в полной мере относится к «Укркрюингу» — государственному предприятию, которое, как выяснилось, не несет ответственности даже за смерть нанятого работника…

Поскольку государственные чиновники не желали разбираться в сложившейся ситуации, Екатерина взяла их функции на себя. Карташовой удалось получить официальное заключение экспертизы несчастного случая, при котором пострадал Александр. По заказу греческих адвокатов ее провели в одной из ведущих фирм Европы с участием морского эксперта Джима Волша. Выводы экспертов, датированные 19 января 2007 года, констатировали следующее: не имея необходимого количества матросов на швартовке, второй помощник капитана Карташов был вынужден сам передвигать трос, который мог попасть на винт судна. Тем самым он предотвратил неизбежную поломку судна. Непрофессиональные действия матроса привели к тому, что Карташов лишился нижних конечностей. Помимо того, командованиe судна знало о болезни Карташова, его хронической усталости и невозможности исполнять свои обязанности. Его должны были освободить от несения вахт и немедленно отправить домой. Этого не выполнили… Следовательно, ответственность за несчастный случай должна быть возложена на командование судна.

Карташова представила также консультативное заключение кафедры судебно-медицинской экспертизы Харьковской медицинской академии последипломного образования. В этом документе от 6 июля 2007 года указываются все возможные причины, повлекшие смерть Александра Карташова. Выводы эксперты делали, учитывая полученные из Аргентины истории болезни, врачебные дневники, протоколы операций, фотоснимки.

В заключении, подписанном заведующим кафедрой кандидатом медицинских наук Александром Гуровым и его коллегой Валерием Покатило, специалистом высшей квалификационной категории по специальности «Судебно-медицинская гистология», говорится, что в качестве причины смерти Карташова аргентинский судебный медик Виктор Фриджьери указал «мультиорганические инфекционные осложнения ампутации нижних конечностей». Однако медицинская документация, полученная из аргентинской клиники, четко свидетельствует о других причинах. Так, за несколько часов до смерти у пострадавшего развилась… баротравма легких с пневмотораксом (скопление воздуха в плевральной полости), которая не может быть связана с травмой нижних конечностей. Смерть Карташова А. В. наступила в результате развития тяжелой легочно-сердечной недостаточности. К такому состоянию привел, вероятнее всего, неадекватный режим искусственной вентиляции легких.

Екатерина Карташова, похоронив истерзанное тело мужа на сельском кладбище, в полусотне километров от областного центра, продолжала искать правду.

И вот справедливость восторжествовала.

— Вы не поверите, но я выиграла дело против прокуратуры Одесской области за ее бездействие, — рассказала «ФАКТАМ» Екатерина. — Хотя я и ранее выигрывала суды против прокуратуры, но за все эти годы они не выполнили ни одного предписания, указанного в правовых вердиктах. Каждый очередной суд признавал бездействие прокуратуры, которая 12 лет (начиная с 2006 года) «штамповала» постановления об отказе… Нынче же судебный вердикт вынесла апелляционная инстанция, что означает его вступление в законную силу.

Действительно, в резолютивной части постановления Апелляционного суда Днепропетровской области четко сказано: «Взыскать в пользу Карташовой Е. В. в качестве возмещения морального ущерба пять миллионов гривен, а также 74 тысячи 850 гривен компенсационных затрат — за счет средств государственного бюджета. Взыскать с прокуратуры Одесской области в пользу государства судебный сбор в сумме 1344 гривни. Постановление вступает в законную силу с момента его принятия».

Таков вкратце вердикт от 30 мар­та 2018 года судебной коллегии в составе председательствующей Надежды Посунся, судей Александра Баранника и Зои Пономарь.


* Тот самый беспрецедентный судебный вердикт (постановляющая часть)

— К счастью для меня, судьи попытались серьезно вникнуть в суть дела, — продолжает Екатерина. — Два часа я рассказывала о произошедшем, представляя документы, объясняла ряд нюансов. Остановлюсь лишь на некоторых.

О «титушках» и кидалах сегодня знают все. А вот о крюингах (агентствах по подбору персонала на «подфлажные» суда) — немногие. Мореходам известна форма отношений крюинг — моряк. Это отношения рабовладельца и раба. Не имеют значения дипломы, знания, должность, опыт наемного работника. Персонал по обслуживанию моряков в крюингах — властелины их судеб и жизней. Смотрящие при узниках моря. Будешь жаловаться — оставят без работы. Мой муж, второй помощник капитана, 51-летний здоровый мужчина с двумя высшими специальными (морскими) образованиями, мягкий интеллигентный человек. Держался за государственную компанию, хотя зарплаты в ней в разы меньше, чем в частных крюингах. Однако декларировалось, что здесь — социальные гарантии и… гарантия спасения.

Из своего последнего отпуска, который муж провел у постели умиравшей мамы, Саша был отправлен в рейс под угрозой увольнения. Инспектор Анатолий Иванов из государственной компании «Укркрюинг» орал, угрожал и не стеснялся в выражениях.

Приняв судно «Conqueror» под мальтийским флагом (судовладелец — «Leros Management S.A.», Греция), в Новороссийске в ноябре 2005 года во время погрузки второй помощник капитана Карташов вдруг заболел. Да еще с температурой под 40 и осложнением — кровью в моче. Можно было вызвать «скорую», ведь судно еще стояло в порту. Но капитан судна Михаил Лукьянов не обращал на состояние Карташова внимания.

Я звонила инспектору крюинговой компании до неприличия часто, интересовалась здоровьем мужа. Обращалась к местному врачу. Он говорил, что лечиться по телефону нельзя, моему мужу нужно срочно в больницу. Затем я звонила супругу. И так до последней мили в Суэцком канале. А потом настал день, когда на уходящее в море судно я уже не дозвонилась. «Вне зоны» больше месяца. Саша позвонил из Кении: все плохо. Опять звоню в «Укркрюинг»: «Люди! Помогите, пожалуйста!»

…Еще месяц ожидания. 13 января 2006-го. Судно в Аргентине. Саша позвонил, сказал, что был в госпитале — анализы плохие. Через три дня после звонка мужа из «Укркрюинга» позвонила Ирина Гончар: «Ваш муж получил травму ноги при отшвартовке судна. В госпитале ему ампутировали конечность…» Мне предложили поехать в Аргентину для моральной поддержки за счет судовладельца.

Прошу адрес и телефоны госпиталя — не дают… В посольстве Аргентины требуют справку, что не больна птичьим гриппом. В «Укркрюинг» меня сопровождал знакомый Владимир. Увидела воочию инспектора Иванова, который нарочито рылся в бумагах, делая вид, что очень занят. Володя говорит: «Идем в профсоюз». Его глава при нашем появлении убегает со словами: «Ничем помочь не могу». Гончар отсылает нас в турагентство — оформить проездные документы и визу. Идем. Там оказывается, что за все надо платить самой. Все оформила и оплатила. И вдруг звонок из «Укркрюинга»: «Можете уже не ехать — Александр умер…» Это было 19 января, день Крещения Господня…


* «Погашенный» загранпаспорт гражданина Украины Александра Карташова

— Никогда не забуду дату 6 февраля 2006 года — мое первое обращение в прокуратуру, — продолжает Екатерина Карташова. — Черноморскую, транспортную, где меня принял Андрей Владимирович Бобрик, старший помощник транспортного прокурора. Выслушав меня, он сказал: «Опять в „Укркрюинге“ труп… Мы же их предупреждали… Ну, и что ты хочешь?» На одном из последующих судебных процессов я ему ответила: «Иногда маленькая женщина может сделать больше, чем все вместе взятые мужики».

Домой мне позвонили из «Укркрюинга». Гончар спросила: «Ну что, успокоились? Откройте счет, получите десять тысяч долларов…» Так просто: расценки на смерть. Причины не важны.

Честно, я просто скукожилась — от полного непонимания. Рядом — плачущий малолетний сын: «Мама, только ты не умирай, пожалуйста…» Ребенок тяжело переживал смерть отца, выл по ночам, уткнувшись в подушку, чтобы я не слышала, а я слышала…

Сыну назначили пенсию как потерявшему кормильца. Сумма мизерная, хотя у папы — 35-летний стаж, он двадцать лет был старшим офицером флота. Как же это? На этот вопрос важные люди отвечали, что муж мой сам нарушил правила техники безопасности. А вот «Укркрюинг» ни при чем, у него всего лишь лицензия на посредническую деятельность. И про деньги в контракте — все правильно. А про ответственность? Пункт про деньги видят, а что касается социальных гарантий — их нет. А мой муж думал, что «государственный крюинг» — значит гарантия. Верят и подписывают моряки контракты с государственными аферистами и кидалами, чья деятельность, по сути, это торговля людьми.

После моей длительной осады МИДа в ноябре 2006 года из Аргентины были наконец получены документы, касающиеся этого дела, и история болезни мужа из госпиталя. Бумаги направили в Черноморскую прокуратуру Одессы. Мне удалось получить копии всех 170 страниц на испанском языке.

На главный вопрос: «На каком основании были изъяты внутренние органы гражданина Украины?» — из Аргентины ответил врач Рауль Феликс Родригес: мол, он посчитал это целесообразным. Прокуратуру ответ полностью удовлетворил. Но, оказывается, в Аргентине нет закона, позволяющего изымать внутренние органы умершего.

Как вы думаете, что испытывает человек, когда, знакомясь с записями в истории болезни, сравнивает соответствие фотографий тела любимого человека, сделанных в морге, с написанным на бумаге? Мне пришлось самой взять образцы тканей покойного мужа из бюро судебно-медицинской экспертизы и отвезти их вместе с переведенными документами на кафедру судебной медицины Харьковской медицинской академии последипломного образования. Суть полученного заключения сводится к тому, что не вопреки, а благодаря оказанной медицинской «помощи» человека больше нет…


* Чтобы выяснить обстоятельства смерти мужа Александра, Екатерине пришлось провести собственное расследование

— Я подала в суд на судовладельца в Греции, — продолжает Екатерина. — Спасибо ITF (международная федерация транспортников. — Авт.). Адвокаты заказали британским специалистам экспертизу несчастного случая на судне. Там много страниц, конкретных расчетов, выкладок (начиная от скорости ветра и яркости луны в определенное время движения судна и его швартовки и заканчивая действиями каждого конкретного лица). Очень познавательно было читать рассказы капитана М. Лукьянова и матроса Ю. Богрицевича, почему мужу оторвало ногу, — именно тех, чьи показания выборочно собрала прокуратура. Еще — о том, что в период длительной болезни моряка ему не предоставляли замену.

Знание только умножило печаль, но не веру в справедливость. МИД меня не слышит, а правоохранительные органы отказали в возбуждении уголовного дела. Наш парламент принял такого рода закон, в соответствии с которым никого не интересует, что случается с гражданами Украины не на ее территории. Следовательно, судиться не с кем. А доступ в ООН и Европейский суд, куда можно попасть после прохождения всех судебных инстанций внутри страны, мне закрыт. Неужели те, кто принимал законы, зарыли бы своих близких в землю без лишних вопросов и сомнений?!

Были судебные решения по этому делу, которые отменяли незаконные прокурорские постановления. Так, 22 апреля 2011 года в постановлении Приморского райсуда Одессы, заседание которого проходило в присутствии представителя уполномоченного по правам человека, все было четко прописано. По пунктам: кто и что обязан сделать, что конкретно должна предпринять прокуратура. Но никто не собирался даже мизинцем пошевелить: прокуратура постоянно выносила постановления, ничем не отличавшиеся от «отписанного» 12 лет назад А. Бобриком…

— В марте 2016 года мы подали жалобу в Приморский районный суд Одессы на бездействие прокуратуры, — рассказывает адвокат Екатерины Наталья Линник. — Получили отказ. Апелляционная инстанция удовлетворила жалобу частично и направила в суд первой инстанции для принятия решения. Определением Приморского районного суда от 6 июня 2016 года жалоба на бездействие прокуратуры удовлетворена. И только в июле 2017 года зарегистрировано уголовное производство по заявлению Екатерины Карташовой. Далее — гражданское производство о взыскании морального ущерба…

Замечу, до этого решения моральный ущерб в Украине огра­ничивался мизерными суммами — 500—3500 гривен. Да и сумма в пять миллионов гривен, как и любая другая, в этом деле уже не так важна, как моральный фактор. За столько лет борьбы человек чего-то добился, наедине со своим горем прошел этот нелегкий длинный путь, попытался докричаться, чтобы его услышали. Несмотря на беспредел, халатность и полнейшую бездеятельность госорганов. Не все смогут это выдержать.

Моя клиентка очень сильная женщина. Она сказала, что не простит никому потерю самого близкого и дорогого человека. На это она потратила 12 лет своей жизни.

Апелляционный суд признал, цитирую: «Допущенные прокуратурой как государственным органом проявления равнодушия, бездушия — как к умершему гражданину Украины, так и к его вдове — привели к возникновению у последней ощущения унижения человеческого и гражданского достоинства. К потере веры в возможность защиты со стороны государства, обеспечения безопасности, защищенности, оставления ее в одиночестве в сложной жизненной ситуации».

Цинизм сегодняшней, победной для Екатерины ситуации заключается в том, что круглую сумму компенсационной выплаты изымут из кармана… Нет, не истинно виновных и, к слову заметить, как ни в чем не бывало продолжающих работать в той же прокуратуре. Даже не из бюджета провинившегося надзорного ведомства. Ее взыщут с нас с вами! Да-да, уважаемые читатели, именно так. Ведь, согласно статье 52 Закона Украины «О прокуратуре», финансирование органов прокуратуры осуществляется за счет средств государственного бюджета Украины. Иными словами, за счет налогоплательщиков — граждан Украины…

Вопрос «Кто КОНКРЕТНО ответит за смерть моряка?» важен не только для семьи Карташовой, но и для тысяч украинских моряков, вынужденных наниматься на работу через посреднические фирмы и компании.

P. S. Попытки автора получить комментарий у «Укркрюинга» не увенчались успехом, поскольку это агентство уже несколько лет как закрылось.

2318

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров