Культура Загадки истории

Во Владимирском соборе лик Христа такой же, как на плащанице, хотя художник ее не видел

11:43 5 июля 2018   1271
Лик Христа во Владимирском соборе и на Туринской плащанице
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Начало творческой карьеры Вильгельма Котарбинского сложилось не блестяще: художник влачил в Риме жалкое существование. Приглашение в возрасте 36 лет расписывать Владимирский собор в Киеве круто изменило его жизнь — принесло Вильгельму известность и хорошие заработки. Сам или в тандеме с коллегой Павлом Сведомским он создал в соборе такие крупные настенные работы, как «Тайная вечеря», «Воскрешение Лазаря», «Суд Пилата», «Распятие», «Вход Господень в Иерусалим»… Богатые, с высоким положением в обществе, люди стали приобретать его картины (в основном полотна посвящены античной тематике). Император Александр III купил для своего музея за 15 тысяч рублей крупное — три на пять метров — полотно Котарбинского «Римская оргия», на котором изображена сцена разгульной жизни знати.

— Следующие 36 лет своей жизни Котарбинский прожил в Киеве, в родную Польшу или Рим, где он получил образование и пытался добиться признания, так и не вернулся, — рассказал «ФАКТАМ» кардиохирург из Киева Владимир Мнишенко. Обстоятельства складываются так, что он может стать владельцем архива семьи Котарбинских, хранящегося в Варшаве. — Я влюблен в творчество Котарбинского, к тому же являюсь членом семьи Праховых. Профессор Адриан Прахов руководил росписью Владимирского собора и взял в свою творческую команду Котарбинского. Примерно год назад я списался по Интернету с варшавским профессором Яном Котарбинским, правнуком двоюродного брата Вильгельма Котарбинского. Совсем недавно я гостил в Варшаве у пана Яна и услышал от него следующее: «Моему единственному сыну уже за 60. Он компьютерный гений, живет во Вьетнаме. Семейные реликвии ему не интересны. Мне 85 лет, пора позаботиться о том, чтобы архив попал к человеку, которому он дорог. Предлагаю его вам». Вот такой поворот.


* Киевский кардиохирург Владимир Мнишенко может стать владельцем архива семьи Котарбинских

— Знаю, что в кровавом и голодном 1920 году из Киева в Польшу вывезли картины Котарбинского. Где сейчас находятся эти полотна?

— Неизвестно. Действительно, тогда из Киева в Польшу были вывезены некоторые картины Котарбинского. Сколько именно, никто не знает, но, вероятно, довольно много. По пути они исчезли. И тогда живопись этого мастера ценилась дорого, а сейчас — и подавно. Знаю, что стартовая цена одной из работ Котарбинского на всемирно известном британском аукционе Макдугалл составила 200 тысяч фунтов стерлингов. Так что, если кому-то удастся разыскать исчезнувшие сто лет назад полотна, тот в одночасье обретет целое состояние.

— Кто и почему вывез тогда полотна Котарбинского в Польшу?

Это произошло по воле самого живописца во время войны большевиков с поляками. В апреле 1920 года армии Польши и УНР освободили столицу Украины от «красных». В Киев приехал на правительственном поезде глава польского государства маршал Юзеф Пилсудский. Он был готов забрать своего дальнего родственника Котарбинского, которому тогда был 71 год, в Польшу. Художник согласился ехать. Уже были погружены в вагон его картины, в назначенный день он прибыл на вокзал. Но на этом решимость Котарбинского иссякла: постоял на перроне и передумал ехать. А поезд увез картины в Польшу.

Как известно, вскоре началось контрнаступление «красных». Польская армия не выдержала их натиска. Большевики двинулись на Польшу. Многим казалось, что они вот-вот захватят Варшаву. К счастью, этого не случилось: в августе 1920 года произошло сражение, которое впоследствии получило название «Чудо над Вислой». Польские войска при участии украинских подразделений наголову разгромили дивизии врага и погнали его на восток (Варшавское сражение включено британскими учеными в число 18 наиболее выдающихся битв в истории человечества. — Авт.). Так вот, в ходе этих событий исчезли отправленные из Киева картины Котарбинского.

После этих событий художник прожил еще полтора года. Нужно сказать, он многие годы снимал номер в гостинице «Прага». Но последним его пристанищем стала квартира вдовы профессора Прахова Эмилии Львовны в доме по улице Десятинной, 14 (кстати, в молодости Прахова была ученицей знаменитого венгерского композитора Ференца Листа).

— Что заставило художника переселиться к ней?

— Однажды Эмилия Львовна навестила Котарбинского в гостинице «Прага». В это время на улице прогремели пулеметные очереди. Прахова решила, что жить на улице Владимирской, где находится «Прага», опасно. К слову, эта гостиница сохранилась, вот только уже продолжительное время не работает. Эмилия Львовна забрала художника к себе на Десятинную, выделила ему единственную в квартире комнату с балконом.

— Раз отправленные в Польшу картины Котарбинского исчезли, то до наших дней дошли лишь немногие его работы?

Я бы этого не сказал. Дело в том, что в благополучные времена, будучи популярным в Киеве художником, Котарбинский продал много своих полотен, значительная часть которых сохранилась. Скажем, на Десятинной, 12, сейчас размещается городской музей «Духовні скарби України», основанный известным врачом-кардиологом Игорем Паламарчуком. Там можно увидеть две большие (три на пять метров) работы Котарбинского «Поцелуй волны» и «Смерть Мессалины». Они около ста лет пролежали в рулонах в квартире сына Адриана и Эмилии Праховых искусствоведа Николая Прахова. Только недавно эти полотна были обнаружены и отреставрированы.

Во времена Российской империи последний ее царь Николай II на одной из выставок захотел приобрести несколько работ Котарбинского, но мастер был вынужден ответить: «Уже продано Эмилии Праховой, но могу сделать авторский повтор».

— Как получилось, что живший в Риме польский художник Вильгельм Котарбинский получил приглашение участвовать в росписи Владимирского собора в Киеве?

Вильгельм голодал, из-за этого однажды потерял сознание в своей комнате. Кто-то к нему зашел, увидел, что художнику плохо, и послал за доктором. Тот оказался поляком. Благодаря ему Котарбинский познакомился с братьями-художниками Сведомскими. Они были людьми состоятельными, стали поддерживать Вильгельма. Когда Прахов пригласил Сведомских участвовать в росписи Владимирского собора, предложили ему привлечь к этому делу Котарбинского.

Кстати, когда Вильгельм жил в Риме, у него одно время даже кровати не было. Перед сном переворачивал стол и крепил к ножкам простыню. Получалось что-то похожее на гамак.

Котарбинский был из семьи обедневших шляхтичей. Его отец Александр работал управляющим в имении крупных землевладельцев Радзивиллов в селе Неборов (тогда это была Варшавская губерния). В этом имении находился великолепный парк «Аркадия», ставший образцом при создании возле украинского города Умань знаменитого парка «Софиевка». Котарбинский-старший настаивал, чтобы сын продолжил его дело. Но Вильгельм твердо решил ехать в Рим учиться на художника. Дело закончилось семейным скандалом: взбешенный упрямством юноши отец сказал, чтобы домой не возвращался. Вильгельму выдали в Варшавской школе, которую он закончил, 300 рублей. Еще 500 рублей вручил дядя. В Риме Вильгельм окончил с золотой медалью Академию святого Луки, однако, как уже было сказано, с заработками у него в Италии не складывалось. Он целых 17 лет был вынужден считать каждую монету.

С приглашением участвовать в росписи Владимирского собора получилось так: изначально профессор Прахов намеревался взять для выполнения этой масштабной задачи маститых художников. Но они не захотели надолго переехать из Санкт-Петербурга в Киев. Тогда по совету одного из своих коллег Прахов сделал ставку на молодых: Виктора Васнецова, Михаила Нестерова, живших в Риме братьев Сведомских. А Сведомские предложили взять Вильгельма Котарбинского. Прахов пригласил и Михаила Врубеля, продемонстрировавшего свой талант во время работы над росписями в старинной Кирилловской церкви в Киеве. Однако эскизы, созданные Врубелем для Владимирского собора, были столь новаторские, что церковные власти их отвергли. Врубелю позволили написать в этом храме только орнаменты в виде колосков.

Обратите внимание на лик Иисуса в изображенной Котарбинским сцене, в которой прокуратор Иудеи Пилат судит Христа. Видите, Мессия в этой работе такой же, как на знаменитой Туринской плащанице. Загадка в том, что, когда Котарбинский писал эту композицию, плащаницу практически никто не видел, ее фотографии еще не были сделаны. Я убежден, что такого рода мистические озарения приходят только гениальным людям. Поэтому так восхищаюсь Котарбинским. Моя дочь Валерия даже написала для меня его портрет.


* Образ Иисуса с настенной картины «Суд Пилата» во Владимирском соборе


* Лик Христа, проявившийся на Туринской плащанице

— Котарбинский был католиком. Расписывать православный храм ему разрешили в виде исключения?

— Да. Разрешить-то разрешили, но неофициально. Поэтому продолжительное время платили за работу хитроумно: оформляли гонорары на братьев Сведомских (они были православными). Те получали деньги и отдавали их Вильгельму. Только после того, как Вильгельм написал на своде собора работу «Седьмой день творения», Церковный комитет дал оформленное по всем правилам разрешение участвовать в росписи собора — в виде исключения.

— Котарбинский был женат?

Да, но о его жене мало что известно. Брак оказался недолгим. После развода Вильгельм так и остался холостяком. Детей у него не было.

Я сейчас добиваюсь, чтобы рядом с Владимирским собором был установлен памятник Котарбинскому. Мне был нужен для этого скульптор, и я его нашел странным образом. Однажды случайно в конце главной аллеи Байкового кладбища увидел великолепную надгробную композицию. Ее только установили, и рабочий наводил последние штрихи. Я спросил у него, кто автор и как с ним связаться. Оказалось, это работа талантливого киевского скульптора Василия Корчевого. Заразил его идеей создать памятник Котарбинскому. Василий сделал его проект.

Нужны три кубометра каррарского мрамора. У меня есть план, как получить его для нашего проекта бесплатно. Но подробности я не хотел бы оглашать.


* Памятник Котарбинскому создает скульптор Василий Корчевой

— Это будет памятник из белого мрамора, — рассказал «ФАКТАМ» скульптор Василий Корчевой. — Посередине на пьедестале я разместил бюст художника, а на двух пьедесталах по бокам — цветы. Памятник украшен орнаментами: славянским (как символ того, что Котарбинский расписывал Владимирский собор) и античным, ведь на большинстве его картин изображены сцены из жизни древних Греции и Рима.

* Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте также
Новости партнеров

Сельская учительница никак не могла решить, за кого же ей выйти замуж: за директора школы или за тракториста. С одной стороны — быстрый карьерный рост, а с другой — без трактора фиг до школы доберешься...